Потомки великих: Правнучка Кудайбергена Жубанова о детстве, дедушке и художестве

Кудайберген Жубанов — языковед-тюрколог, старший брат композитора Ахмета Жубанова. Кудайбергена зовут одним из основоположников научного казахского языкознания: он создал теорию казахского языка, написал крупные исследовательские труды по языкознанию. Ученый был репрессирован в 1937 году в возрасте 38 лет. После него осталась жена Акмама и шестеро детей, среди которых сын Акрап. Мы поговорили с его внучкой — художницей Жанель, которая преподает изобразительное искусство детям.



Детство

Я росла в большой семье: бабушка с дедушкой, семья дяди и наша — мы жили в небольшой трехкомнатной квартире на Курмангазы-Кунаева. В доме всегда было много книг по искусству, картины, вазы и кувшины. У нас очень любили звать гостей. Приходили художники: Дулат Алиев, Кенжебай Дусенбаев и родственники.

В детства я хотела быть музыкантом, садовником или художником, а ещё любила играть в школу. До седьмого класса ходила в музыкалку и рисовала. Дома устраивала вернисажи. Развешивала в своей комнате нарисованные вазочки и цветочки, устраивала мини-фуршет и приглашала родителей.

Жанель Жубанова

Был случай, мне было лет десять. Дома на холодильнике стоял нарцисс, который я нарисовала маслом на холсте. Когда дедушка увидел работу, он сказал что у меня хорошо развито чувство цвета, которое даётся человеку с рождения. Родители у меня внимательные. Они хорошо отнеслись к моему увлечению и в седьмом классе я перешла в художественную школу, потом поступила в колледж и окончила Академию искусств имени Жургенова.

Во время учебы в художке я дополнительно ходила на занятия в консерваторию, играла на флейте. Учитель предлагал мне продолжить музыкальную карьеру, но я выбрала художество, это было интереснее. Иногда я представляю себя музыкантом… это классно: несешь только свой футляр с инструментом и ноты. А будучи художником у меня постоянный погром, даже если я убираюсь.

В 19 лет начала преподавать детям рисование. Занятия проводила по выходным, у папы в спортзале (он тренер, спортсмен), потому что в будние училась в Академии. Потом приглашала детей на дом, уроки проходили на балконе. Я работаю восьмой год, четвертый — в мастерской.

 

Дедушка

Мой дедушка — Акрап Жубанов, был художником и директором Художественного Училища 30 лет. Под его крылом выросло целое поколение художников. Некоторые мои учителя рассказывали, как дедушка им помогал. Они приезжали из аулов, плохо знали русский, а он ставил им хорошие оценки по основным предметам, если видел талант.

Все художники-шестидесятники считают его отцом декоративно-прикладного искусства. Он для них как папа.

Акрап был очень добрым и спокойным. Когда мы, его внуки, шалили в доме, он никогда не ругал нас. Так же папу и дядю в детстве, даже когда бабушка говорила: «Акрап, дай им тумака!». Вместе с дедушкой мы часто ходили на выставки и в мастерские художников.

Особый тон в доме задавала бабушка — Жанна. Она была энергичной и поддерживала мужа. За столом всегда было много блюд и угощений, с ней было весело и радостно.

Акрап жубановна фото: Акрап, его жена Жанна, внуки: Раулан, Жанель и Раушан

Когда мне было 14 лет умерла бабушка. Дедушка загрустил без неё, пережил две клинические смерти осенью, а зимой 2008 ушёл из жизни. Я думаю, что это всё из-за переживаний, которые он копил в себе.

Больше всего на него повлияла репрессия отца Кудайбергена. Тогда он был совсем маленький, лет десять. В день, когда забрали прадедушку, родился младший брат моего дедушки — Аскар ага. Долгое время в семье надеялись на возвращение Кудайбергена, передавали ему вещи через работников НКВД, а на самом деле прадедушку расстреляли в феврале, почти сразу после того как забрали.

Это известная история. Однажды дедушка нашел в сарае одну из книг своего отца, после чего захотел восстановить его наследие и посвящал всё свободное время этому. Ходил в библиотеки, архивы, собирал по крупицам информацию. Так ему удалось восстановить две книги, которые были выпущены.

 

Родственники

Все представители нашей семьи занимаются просветительской деятельностью. Многие отмечают, что мы все спокойные и неконфликтные люди. Действительно, когда я смотрю на родственников, понимаю, что это правда.

Со внуками Ахмета Жубанова мы поддерживаем связь. Среди его потомков много музыкантов, к примеру, Алан Бурибаев — известный дирижер.

Папина двоюродная сестра Дана Жубанова — пианистка. Младший братишка моего дедушки, Аскар-ага — математик. Брат отца, Айдар — очень талантливый человек, архитектор. Его сын Раулан пишет музыку, а дочь Раушан знает много языков.

Мы с родственниками встречаемся, как и обычные семьи, на свадьбах или праздниках. Каждый год ходим на оперу «Абай» в начале и в конце сезона, там и собираемся. Я общаюсь в основном с людьми искусства, с остальными бывает трудновато: кто-то старше, с кем-то нет общих тем.

 

Перспективы

Я преподаю детям рисование, мне с ними очень легко. У меня есть ученики, которые ходят ко мне с трёх, а им уже по десять-одиннадцать лет. Мы с ними как родные. Я знаю, что мы будем общаться, даже когда они вырастут. В общем количество учеников около 40-50. Могу обучать больше, но тогда не остаётся времени на творчество.

Жанель Жубанова

С 20 лет я провела пять персональных выставок. Первая была посвящена дедушке и называлась «Праздник, который всегда со мной». Она проходила в Центральном выставочном зале на Мира-Джамбула. Последняя называлась «На берегу озёр сады в цвету». Я готовилась к ней три года — рисовала портреты своих учеников. Цена этих портретов была открытая, каждый платил сколько мог: от одного тенге до 96 тысяч. В выставке было три натюрморта, их цены я фиксировала. Многие знакомые художники говорят, что я дешёво продаю картины. Конечно, я хочу, чтобы они приобретали ценность со временем, но в то же время картины должны быть доступными.

Это ещё одна семейная черта: если денег хватает, мы довольны и не преследуем бОльшего.

Выставки я стараюсь проводить ежегодно, для меня это показатель роста. На самом деле, без разницы, где выставляться: на улице или в зале.

Если работы чистые и честные, они всем понравятся.

Жанель Жубанова
Не могу сказать, что у меня есть цель открыть нечто грандиозное, я просто хочу продолжать деятельность. Чувствую, что мои предки сделали много хорошего, а я хочу быть достойной, сохранить их славу не только для нашей семьи, но и для всех людей.


Несколько фактов о Кудайбергене Жубанове:

  • В 1932 году Кудайберген первым получил звание профессора в области казахской филологии.
  • Ученый в совершенстве владел персидским,арабским,немецким,турецким,монгольским,грузинским,чувашским,коми,русским и тюркскими языками.
  •  Среди его трудов по языкознанию особое место занимают: «Көмекші етістіктер мен күрделі етістіктер», «Қазақ тіліндегі біріккен сөздердің жасалуы», «Фонетика» и «Жаңа грамматиканың жаңалықтары жайынан».