Если раньше девушки приходили к пластическому хирургу со словами «Хочу губы как у Анджелины Джоли», то теперь они приходят со своей отретушированной фотографией и просят врачей помочь. Отфильтрованное фото стало стандартом красоты, к которому мы стремимся, но к чему это приводит и как влияет на нашу психику? В вопросах разбираются журналисты The Guardian.


В новом отчете американского журнала о пластической хирургии JAMA Facial Plastic Surgery говорится о том, что отфильтрованные фотографии могут способствовать развитию дисморфофобии. Это психическое расстройство, характеризующееся убежденностью больного в наличии у него какого-либо физического недостатка.

Некоторые из-за дисморфофобии начинают тщательно корректировать свои фотографии, а другие ложатся под нож.

К доктору Ясиму Тактуку, который работает в Кенсингтоне (Лондон), приходят пациентки со словами: «Я хочу выглядеть так же, как на своем отретушированном фото». Лица на фотографиях настолько идеальны, что, по словам доктора, они «ни капельки непохожи на нормальные человеческие лица».

То же творится на другом материке: американское исследование 2017 года среди пластических хирургов показало, что 55% пациентов обращались к врачам со своим отретушированным фото. К слову, в 2016 году этот показатель составлял 13%.

Некоторые предпочитают операциям более щадящие варианты. К примеру, прибегают к коррекции лица с помощью филлеров (от коллагена до полиметилметакрилата). Стоимость таких процедур гораздо меньше, а эффект — моментальный. Популярности этих процедур изрядно содействовали такие инфлюенсеры, как семейство Кардашьян. Некоторые врачи даже предлагали пакет услуг «Кайли», в который входила коррекция носа, подбородка и губ.

Источник: intouchweekly.com

Модификация лица филлерами может и менее агрессивна, чем вмешательство хирурга, но и у нее есть минусы: от неравномерного распределения вводимого материала до слепоты. К тому же у процедуры нет ограничения по возрасту.

Меняется и само отношение к коррекции лица или других частей тела. Если раньше пациенты тщательно скрывали факт операции, то сейчас люди снимают сторис для Instagram во время приема у доктора.

Но давайте вернемся к корням проблемы. Почему нам так нравится фотографировать свои лица? Навязчивое желание делать сотни селфи получило название селфитис (selfitis). В исследовании 2017 года, которое посвящено изучению этого явления, выявили причины, по которым люди делают собственные снимки. На самом деле это целый ряд причин: от стремления к высокому социальному статусу до желания избавиться от депрессивных мыслей. В другом исследовании говорится о том, что селфи служат некой «личной внутренней цели», ведь многие снимки так и не публикуются, а остаются в галерее телефона, где занимают гигабайты памяти.

А когда простого селфи недостаточно, в ход идет тяжелая артиллерия — приложения, которые позволяют менять размер губ, глаз и форму лица.

Приложениями Facetunе и Facetunе2 пользуются более 55 млн людей во всем мире. Это может быть кто угодно: модель с обложки журнала или парень из соседнего двора. Фото ретушируют все и с каждым разом отличить оригинальное фото от откорректированного все сложнее. Согласно данным, опубликованным в журнале Cognitive Research: Principles and Implications, только 60-65% людей могут распознать обработанную фотографию.

В 2014 год журналисты издания Mirror написали о 19-летнем Дэнни Боумане, который делал 200 селфи в день и хотел покончить жизнь самоубийством. Все началось, когда Дэнни было 18 лет: его не приняли в модельное агентство, а в школе и на Facebook над ним издевались сверстники. Это стало для Дэнни подтверждением того, что он некрасив. Сначала он разглядывал себя часами в отражении зеркала, затем делал серии снимков со средством от акне на лице, чтобы заметить их эффект, и, наконец, начал делать сотни селфи в день. Через шесть месяцев после того, как его отчислили со школы, парень предпринял попытку убить себя.

Сейчас Дэнни 24 года, он учится в Йоркском университете и работает над продвижением бодипозитива. Да, он ещё делает селфи, но очень редко. «Селфи стали настолько обычным делом, что люди перестали понимать, что их поведение ненормально»,  считает он.