Нурсултан Назарбаев сделал ставку на Касым-Жомарта Токаева по ряду причин. Например, говорилось, что экс-глава Сената — не олигарх, не представитель того или иного политического клана, но и не выскочка. Человек не был замешан в скандалах, если не считать возникшее в самый ответственный момент возмущение народа из-за переименования столицы. Обозреватели также утверждают, что дипломатический опыт Токаева сыграл на руку. Дело не только в его опыте в ООН, но и в том, что он с первых дней независимости ковал вместе с первым президентом внешнюю политику Казахстана. Не хочу пренебрегать другими причинами, но считаю, что надо обратить особое внимание внешней политике.

Мир дробится на части. США утеряли статус гегемона и морального авторитета после Ирака, Афганистана и Трампа. Демократизация не свершилась в России, Китае, Иране, Турции и ряде других важных стран. Капитализм привел к колоссальному неравенству среди граждан. Появляются суверенные интернеты, альтернативные системы оплаты, идет отказ от совместного контроля распространения ядерного оружия. Ситуация усугубляется утратой Западом статуса высокотехнологического гиганта, в частности, из-за разработок Китая в сфере искусственного интеллекта, телекоммуникаций и космоса.

Вот в такой час Нурсултан Назарбаев передает Казахстан в руки К-Ж. Токаева. На самом деле внешняя политика отнимает большую часть времени первого президента, но она становится все сложнее и сложнее. В связи с этим Назарбаев спешит провести транзит прежде всего во внешней политике. Он хочет институционализировать свое дипломатическое наследие (даже если оно может привести к новой персонификации).

Второму президенту не нужно время, чтобы вникнуть во все геополитические перипетии, а Назарбаев, в силу возраста, обрел человека, наделенного всеми необходимыми полномочиями для претворения в жизнь его внешнеполитических идей и продолжения мультивекторного курса. Вот поэтому «смотрины» Токаева в большей степени проходили вне страны, тогда как остальные кандидаты ориентировались на внутреннего потребителя.

Раз уж мир превращается в сборище враждующих «королевств», Казахстан, в силу географии, будет находиться под еще более сильным влиянием Москвы и Пекина, чьи отношения с Западом обострились в последние годы. Два авторитарных государства не хотят сюрпризов вблизи своих границ. Соответственно, черпать легитимность новый президент будет из социально-политической обстановки в стране. Чем спокойнее будет в Казахстане, тем больше респекта Токаев получит от Владимира Путина и Си Цзиньпина в силу того, что потеря действующими элитами власти может привести к смене политического строя, пересмотру отношений с соседями, выходу из ЕАЭС, национализации энергетического сектора и так далее.

Это значит, что геополитика в существенной мере сдерживает демократизацию Казахстана. В случае возникновения массовых волнений новый президент не сможет показать свою слабость, чтобы лишний раз убедить влиятельных соседей в том, что все под контролем. Жесткость властей во внутренней политике диктуется этим, обращенным вовне, подходом. Москва и Пекин видят в Токаеве того самого человека, который обеспечит предсказуемый и понятный курс.

В свою очередь, они не ставят палки в колеса новому президенту, не прибегают к санкциям и другим карательным мерам, чтобы не осложнять работу Токаева во внутриполитическом поле. Любые скандалы и разборки могут не только дискредитировать президента в глазах населения, но и обострить внутриэлитную борьбу.

Не зря говорят, что внешняя политика является продолжением внутренней. Чтобы уважали крупные соседи, Токаеву нужна стабильность дома. Для обеспечения порядка и предсказуемого курса, нужны серьезные политические реформы. Таков запрос многих слоев населения. Не создаст ли это обстоятельство проблем для нового главы государства?

Лояльность внешних игроков в определенной степени «развязывает руки» новому президенту. Наличие консенсуса между державами о легитимности Токаева — сигнал оставшимся политикам в Казахстане сохранять спокойствие и не противиться изменениям, запускаемым преемником. С другой стороны, поддержка Москвы и Пекина сдерживает К-Ж. Токаева. Ведь главное для них, чтобы преемник не наломал дров в процессе реформирования системы и ситуация не вышла из-под контроля.

Исходя из сказанного, было бы куда лучше, если внешняя и внутренняя политика не представляли собой одно целое. Потому что общество требует глубокой трансформации Казахстана, невзирая на сложную геополитическую обстановку. Все хотят комплексных перемен здесь и сейчас.