Тема мировой болезни в кино всегда была приоритетом низкого жанра. Пандемия всплывала исключительно в жанровом кино, обретаясь в зомби-апокалипсисе или, более-менее серьезно, в фильмах про катастрофы.

Сейчас для нее высвободится жанр посолиднее. Скорее всего, в ближайшее время практически все ведущие режиссеры мира так или иначе затронут тему коронавируса.

Персонажи Вуди Алена будут рефлексировать карантинными вечерами, Оливер Стоун раскопает ковидов заговор, Рой Андерсон отобразит шведов в самоизоляции, а документалки про врачей, борющихся с пандемией, заполонят фестивали.

Тема вируса, фоновая или центральная — это неизбежность в кинематографе. 

Даже если не затрагивать содержание, вирус повлияет на форму: то, что было вотчиной жанрового, вероятно, станет территорией авторского. Вернется интерес к медленному кино, потому что на карантине спешить некуда.

Битва кинотеатральных сетей, на защиту которых встали премии и фестивали против стримингов и Нетфликса, похоже, окончена. Интернет победил кинотеатр, заручившись поддержкой пандемии.

Это значит, что аттракционы и комиксы с громаднейшими бюджетами могут уступить место камерным фильмам. Иными словами, Скорсезе, которого несколько месяцев назад подняли на смех, когда он заявил, что фильмы по комиксам не являются искусством и их ждет вырождение, оказался прав.

Новая эпоха требует нового кино и коронавирус пока определяет, что это точно не будет комиксный высокобюджетный блокбастер. В ситуации, когда мирового проката не будет как минимум до конца года, на первый план выйдут фильмы, которые востребованы в интернете, малобюджетны и отвлекают от действительности. Видимо, грядет разновидность сериала, но с новой структурой.

Скорее всего, мы будем иметь дело с новым жанром в кинематографе — кинороманами, где нет ограничений хронометража и четкого определения жанра. Это все уже было, но сейчас станет  заменителем мейнстрима.

Мы также будем наблюдать за рождением новых волн в разных регионах, которые перенаправят зрительский интерес с почившего проката на национальные рынки. Позиции Голливуда, скорее всего, пошатнутся, а вот международная практика стримингов усилится.

Производство фильмов будет легче заказывать внутри стран без копродукции. Это означает, что фильмы станут чисто итальянскими или чисто немецкими, как было до эпохи глобализма. Это не очень хорошо, однако все это сугубо субъективно и я надеюсь, что останется гипотезой.

Проблема с вирусом может быть проблемой одного года и кино очень быстро вернет свои позиции, но привычка людей ожидать онлайн-премьеры однозначно никуда не денется.

Кинематограф очень хрупкая сфера и на этот рынок всегда влияли такие события, как изобретение звука, широкого формата и бэби-бум. Изобретение светочувствительной пленки породило новую французскую волну, которая смогла выйти из павильонов на улицы, а распространение видеомагнитофонов повлияло на жанровое кино 80-х. В ответ на экспансию телевидения в 50-х кинематограф создал широкую сеть кинопроката и широкой формат. Когда пришел стриминг, кино сделало ставку на франшизы.

Коронавирус — это планетарное явление, которое не может не отразиться на киноискусстве.

Вопрос: что предпримет кинопроизводство и какой жанр возникнет вследствие этих мер? 

Можно сколько угодно размышлять на эту тему, и таких исследований будет множество, но факт в том, что кинематографу была необходима какая-то критическая точка для развития. И кризис с пандемией вполне может ей стать.

 

Читайте также: Адильхан Ержанов стал лучшим режиссером Азии