— Жаксылык, одна из хайповых тем последних недель — это вышедший в сентябре фильм «Томирис». Его обсуждали очень бурно. Прежде всего, хотелось бы на простом языке объяснить читателям какие племена были представлены в фильме. Кто они? Правильно ли поданы факты о них?

Во первых, главное племя в фильме — это массагеты. Есть две версии их локализации. Доминирующая версия говорит о том, что они обитали и занимали территорию Туркмении и часть Западного Казахстана. Но есть еще менее вероятная версия, что массагеты идентичны кавказским масгутам. Связано это с тем, что в источниках сказано то, что Кир погиб, перейдя реку Аракс. Как мы знаем есть один Аракс на Кавказе и севернее него жил народ масгуты, на месте прежнего скифского царства Ишкуза.

По мнению некоторых авторов, Араксом также могли называть и реку Узбой. Сейчас доминирует версия о том, что под Араксом стоит понимать все-таки не Кавказский Аракс, а именно Узбой, таким образом, согласно этой доминирующей версии Кир вообще вел войско по территории Туркменистана и погиб он там же. 

— А насколько она вам кажется правдоподобной? 

Она более чем обоснована. Геродот про территорию Казахстана ничего не пишет, он пишет про реку Аракс. Река Аракс, по мнению ряда исследователей, это Узбой, высохший приток Амударьи, который впадал в Каспийское море.

Известный исследователь Пьянков попытался реконструировать поход Кира и выяснил, что тот, скорее всего, погиб в Балканских горах в Туркмении (Балкантау). В фильме вообще показали, что Кир перешел фактически Сырдарью. То есть, залез на территорию Казахстана. А это считается фантастикой среди ученых. Ученые считают, что все происходило на территории современного Туркменистана. Есть также группа ученых, которая считает, что это было на территории Узбекистана, они отождествляют Аракс с Амударьей, точнее ее частью, которая впадает в Аральское море.  

Когда мы говорим про поход Кира, то можно с большой долей уверенности утверждать, что это не была территория Казахстана. С большой долей вероятности это был либо Туркменистан, либо Узбекистан, в меньшей степени Азербайджан. Но никак не территория севернее Сырдарьи. То есть версия, показанная в фильме — это фантастика. 

Когда мы в фильме видим все эти племена, они подаются как часть некоего единого целого. Скифо-сакского мира. То есть савроматы, даи, тиграхауда, массагеты. Все они поданы как часть одного целого.

Например, в Казахстане есть казахи как нация и есть роды как адайцы, найманы, аргыны, дулаты. Они поданы как роды, входящие в одно целое, в скифо-сакский мир. Конструируется некое абстрактное «мы» и это противопоставляется иным. Чужими являются хорезмийцы (хорасмии), которые, на самом деле, были существенно ближе массагетам по истории, чем это показано в фильме. В фильме они показаны «хитрыми сартами», как одни из антогонистов, как «чужие». Конструируется некие образы «мы»-«они». Это один из инструментов процесса nation-building (нациестроительства).

Потому что в фильме создается коллективное «мы» и противопоставляете это коллективному «они». Касательно других племен, которые есть в фильме: это даи, тиграхауда и савроматы. Вообще, непонятно где они проживают. Я не думаю, что у них были такие хорошие отношения с массагетами. Мы вообще не знаем какие у них были взаимоотношения. В фильме, опять же, они показываются как части одного целого. 

— И много ли подобных ляпов в предшествующих «Томирис» отечественных исторических фильмах? И случается ли такое в кинематографе других стран?

Да, конечно. Это случается. Что касается ляпов в других отечественных фильмах, можно привести яркий пример — фильм «Жаужүрек мың бала». С художественной точки зрения фильм получился очень хороший. Но в нем мы видим ошибку: 1710 год, курултай в Каракумах, куда Абулхаир приводит молодого Абылая и знакомит его с тремя биями.

Во-первых, Айтеке би, судя по отдельным свидетельствам, умер в 1700 году; во-вторых, мы знаем, что Абылай родился в 1711 году, через год после курултая, и он никак не мог быть молодым человеком в 1710 году.

Люди уже на таком уровне совершают базовые ошибки, которые можно было бы не совершать, если бы привлекли нормальных научных консультантов.

Такие ошибки нивелируют художественную ценность исторических событий и бьют по самим фильмам. 

— Удалось ли авторам «Томирис» извлечь уроки из прошлых ошибок?  Или эта картина тоже не стала исключением?

Фильм «Томирис» можно ругать за то, что он, опять же, исторически недостоверен. А хвалить его можно за относительно хороший сюжет и художественную историю.

Во-первых, герои построены не плоско. К примеру, в сериале «Казахское ханство» герои плоские и картонные, которые совсем никак не развиваются. В «Томирис» мы видим, как главная героиня росла. Причем за основу этого фильма взяли классическую историю «Короля Льва»: львенок, который жил в благоприятной среде, лишился отца, царства и вообще всего.

Фактически, «Томирис» — это казахстанский «Король Лев».

То есть, сюжет популярного мультфильма был вплетен в сухую историю Геродота. И это, на самом деле, большой плюс, потому что история развивается: мы видим взросление, развитие персонажа, как человек менялся. Конечно, история Томирис под конец фильма стала развиваться менее интенсивно, но мы видим, что она развивалась и это для казахстанского исторического кино большой плюс. Редко когда мы видим развитие персонажей. Обычно это очень хорошие «картонные» люди и в конце, и в начале, и они никак не меняются. 

— Что вы можете сказать по поводу языка, на котором говорили герои в фильме?

В истории даи, тигрхауда, массагеты и другие — это разные народы. Но в фильме нам преподносят все по другому. В фильме даже если они по названиям отличаются, у них одна культура, выглядят одинаково, говорят на одном языке, к тому же этот язык в фильме — древнетюркский, что противоречит научным данным. Например, «Мана сана» — фраза, которую можно часто услышать в фильме: «мана» – это «я», «сана» – «ты». Это изобретенный древнетюркский язык, и он специально создан для фильма, хотя мы точно знаем, что, с большой долей вероятности, саки говорили на древнеиранском языке.

Авторы фильма также постарались ввести тезис о том, что все эти племена говорили на древнетюркском языке. То есть, есть намек на то, что скифо-сакские племена — это единое целое и они являются предками казахов и жили они на территории древнего Казахстана. Это своего рода национальный дискурс. Хотя, как мы знаем из источников, часть из этих племен точно говорила на своих языках, которые относят к восточно-иранской группе языков.

— Что говорит генетика о скифах и саках?

С точки зрения генетики, стоит отметить, что не было никакого генетического единства между разными группами саков и скифов. По сути те, кого в советское время называли саками и скифами, были конгломератом народов, которые имели разное происхождение и вполне могли говорить на разных языках.

Также генетики установили, что  действительно «восточные саки/скифы» — предки казахов и части других тюркских народов по аутосомным маркерам, но по языку мы не знаем к кому ближе были эти кочевники Восточного и Центрального Казахстана первого тысячелетия до нашей эры. Те, которые жили на юге и западе Казахстана, скорее всего, были ираноязычные. А по центральным и восточным из источников мы не знаем кто они были по языку. И, скорее всего, они саками себя и не считали.

— Есть вирусная версия о том, что этот фильм — часть проекта по подготовке  общественности к правлению женщины. То есть, связывают это с именем Дариги Назарбаевой. Что вы думаете по этому поводу? Это действительно политтехнология или все же конспирология?

— Скорее всего, фильм «Томирис» никакого отношения к Дариге Назарбаевой не имеет. Это просто совпадение. Когда мы говорим про политику национального строительства, в Казахстане ее на государственном уровне фактически нет. Те люди, которые все это пробили в сценарий, на самом деле «агенты нациестроительства». Они — отдельные личности, которые двигают свои идеи. Государство само по себе очень инертно и пассивно в плане нациестроительства. Только когда президент дает отмашку по какому-то поводу, тогда они начинают вспоминать и конструировать какого-то героя.

Есть типичный пример: Кейкі батыр — это герой, которого мы 10 лет назад не знали, а сейчас он появился из ниоткуда. Началось это с того, что искали в России череп Кенесары, не нашли его, но нашли череп Кейкі батыра и потом вернули его. Сейчас из него делают одного из национальных героев, сняли сериал и документальный фильм, хотя этот человек был вообще малоизвестен. 

— Местечковый герой, хотите сказать?

Я бы использовал формулировку «не герой национального масштаба». Его фигура стала продвигаться, потому что появилась группа энтузиастов, которые стали эту тему раскачивать. Я к тому, что для того, чтобы придумать какую-то идею и пытаться ввести ее в государственную матрицу, не обязательно иметь большие ресуры, достаточно иметь очень простую и четкую идею, и доказывать некоторым государственным акторам, что она важна.

Идеологема, основанная на истории, сначала продвигается не самим государством, а лидерами мнений, инфлюенсерами или производителями субъективных предписаний. То есть, конкретной группой людей, которая пытается ее продвинуть. 

— Почему мы должны считать, что государство не вовлечено в эти процессы? Ведь заказчиком «Томирис» является Министерство культуры и спорта...

Само государство не может генерировать идеи. Государство дает механизмы определенным людям, чтобы их идеи развивались. Некоторые идеи поддерживаются, а некоторые не находят поддержку с его стороны.

Например, условно говоря, в следующем году на празднование юбилеев Абая и аль-Фараби дадут по миллиарду тенге. Эта идея была поддержана из-за того, что они уже признанные герои. И для них деньги выделяются. Потому что «ұят болады», если их юбилеи не отпразднуешь.

Аль-Фараби в 50-х годах в Казахстане никто не знал. Вообще. Насколько я знаю, история с аль-Фараби развивалась следующим образом. Был известный таджикский академик Гафуров, он очень не хотел, чтобы аль-Фараби достался узбекам. А самое интересное, мы даже не знали где он родился. Аль-Фараби назван по местности, то есть, это значит «из Фараба». Таких Фарабов было три: один возле Отрара, второй в Фергане, третий — возле Бухары. Гафуров уговорил отдельных казахских интеллектуалов «забрать» себе аль-Фараби.

Сначала была убеждена определенная маленькая группа интеллектуалов, которая получила знание, что есть такой «второй учитель», который родился на территории Казахстана и надо его продвигать. Тем более, эта была бесполезная и безопасная фигура для СССР: это ни хан, ни феодал, ни батыр, а культурный герой, которого можно было продвинуть. Когда ученые начали его двигать в 60-х годах, появились даже романы про аль-Фараби, он начал фигурировать везде. Даже в фильме «Томирис» он присутствует. Хотя это полная выдумка. Он в реальности не писал того, что ему приписывают в фильме. 

— Тогда почему в качестве рассказчика истории в фильме выбрали именно его? Ведь можно было выбрать другого исторического персонажа...

Потому что эта была знакомая всем со школьной скамьи фигура, которую уже в советские времена ввели в государственный дискурс и это все стало частью госполитики. Его вывести очень сложно.

Авторы фильма говорят, что он там переписывает Геродота, а на самом деле это выдумка, совпадают только несколько моментов. У Геродота, например, Спаргапис — сын Томирис, попал в плен к Киру, потом покончил с собой. А в фильме они поехали в Вавилон и их там с отцом убили. Это фантазия, такого никогда не было.

Фильм антиисторичен, там ничего не совпадает с источником, за исключением трех имен главных героев и смерти Кира, которая более-менее правдоподобно отражена в фильме. Остальное — фантазия сценариста, режиссера и остальных людей. 

— Наблюдения подсказывают, что фильм приняли хорошо, отзывы в соцсетях неплохие. Можно ли считать, что это будет каким-то духоподъемным проектом? 

Действительно, фильм в среднем лучше, чем любое другое историческое кино в Казахстане. Там хотя бы сюжет есть и развитие персонажа. Во-вторых, позитивная реакция говорит о том, что есть определенный спрос со стороны народа по поводу исторической (национальной) политики.

Люди хотят знать и гордиться своей историей и это вполне нормально.

Но школьные учебники такую гордость не дают. Потому что они написаны на советских шаблонах, где должно было быть максимально скучно, максимально должна быть дефрагментированная история, она должна запоминаться как набор непонятных фактов и не давать какую-то живую картину.

Это самый главный минус национального строительства: всем внешним игрокам кажется, что есть активные процессы национального строительства в Казахстане, но ничего подобного, это все заморожено. Даже по школьным учебникам можно судить, что государство мало что делает для того, чтобы продвинуть национальную историю и использовать ее как политический инструмент.


Для более глубокого погружения в историю саков, массагетов и других древних племен Казахстана можно рекомендовать следующую книгу:
Пьянков И.В. «Средняя Азия и Евразийская степь в древности». СПб: Петербургское лингвистическое общество. 2013. 736 с. 
http://kronk.spb.ru/library/pyankov-iv-2013.htm