Асхат Нурмашев
основатель проекта:

Асхат Нурмашев

Сам я предприниматель, 12 лет занимаюсь бизнесом в сфере продаж. Четыре года практикую работу в социально-благотворительных проектах.

Первым был Sadaka Trade — я находил малоимущие семьи и через свой бизнес предоставлял им определенные товары для продажи. Сначала женщины проходили ряд тренингов по продажам, затем продавали сами. Долго я там не продержался, оставил проект.

Буквально семь-восемь месяцев назад познакомился с Жакангер Ахатовной, ей за 70, она больше 20-ти лет занимается благотворительностью, помогает школам, детским домам и приютам.

При центральной мечети города Алматы был один фонд, которому Жакангер Ахатовна помогала. Она предложила фонду идею строить дома. Фонд порекомендовал ей меня, чтобы выстроить структуру. Разницы нет — это бизнес-проект или социальный, структура нужна.

Мы вели переговоры две-три недели, я начертил им примерную схему с чего начинать и к чему надо идти, и вот, Жакангер Ахатовна, ее сын и фонд поверили в меня.

Первоначальная миссия проекта — показать обществу, что мы и есть государство, многое в наших руках. Что даже за 200-500 тенге мы можем решать жизненно важные проблемы. 

До этого в благотворительных проектах мы собирали продукты питания, одежду, деньги. Это не помогает, Наоборот, какие-то люди потом зарабатывают на этом. Вот когда покупаешь целый дом, решаешь множество проблем — вопросы чести, здоровья, прописки (при прописке мать-одиночка может получать пособие), образования и многое другое. Одним домом мы закрываем целый цикл. 

Чтобы побудить народ помогать людям, нужно было показать какой-то результат. 

Когда первые меценаты нам помогли и поддержали, мы начали заливать фундамент и завозить стройматериалы. Показывали это все в роликах и люди начали откликаться. Буквально через месяц-полтора мы познакомились с маркетинг-компанией KEX, они полностью взяли на себя часть маркетинга. Так появился проект Asar-ume.

Расул Абдуллаев 
директор по маркетингу:

Рассул Абдуллаев

Меня пригласили на встречу, встретились с Дарханом и Асхатом. Они рассказали мне идею проекта и сказали, что нуждаются в продвижении. Я согласился взять полностью на себя часть бренда. Наше маркетинговое агентство KEX взялось за Asar-ume как за социальный проект.  Я считаю, что любая компания должна уметь нести социальную ответственность.

Мы собрались с ребятами из агентства и составили план продвижения. Обнаружили проблему: в Казахстане очень много благотворительных фондов, но мало кто им доверяет.

Решили составить контент-план так, чтобы все продвижение проекта ассоциировалось с реальными людьми. Прописали миссию, принципы и ценности, которых мы будем строго придерживаться и решили каждое действие освещать в инстаграме: сколько денег нам отправили, что построили, какие окна купили, какие семьи мы выбрали и так далее. 

Каждый человек, который отправляет деньги, должен чувствовать свою принадлежность к Asar-ume. 

Чтобы увеличить доверие, мы привлекли почти всех известных блогеров в Казахстане. Они приходили на открытие, снимали сторис, сами участвовали в съемках. Буквально за семь месяцев мы сделали Asar-ume, наверное, самым популярным аккаунтом благотворительного проекта в стране.

Asar-ume

Официально зарегистрировали фонд и планируем развиваться как полноценная компания. Наша ближайшая цель: создание мобильного приложения, где люди смогут заниматься благотворительностью по подписке.

Планируем открывать фонд «Пана», там мы будем объединять все благотворительные фонды на одной площадке. Рамок нет, мы можем под этим фондом в будущем сделать большой благотворительный ивент. 

Люди хотят заниматься благотворительностью, но это не у всех выходит организованно и не всегда есть прозрачность действий. А мы хотим создать полноценный благотворительный казахстанский бренд, как «Красный Крест» или Unicef. 

— Давайте рассмотрим теорию малых и больших дел. В нашем случае, ваш проект — малое дело, а большое дело — это государственная помощь. Нужна ли такая помощь и возможно ли малому делу двигаться без помощи больших дел? 

Расул: Мне кажется, все что может сейчас сделать государство — это не вмешиваться в наши дела. Когда подключается госаппарат, работа усложняется. Чтобы что-то сделать, нужно пройти миллион аппаратов и распечатать множество бумажек. Сейчас результат виден сразу.

Но, в любом случае, у нас в планах есть работа с правительственными организациями. Может в будущем они будут оказывать нам инфраструктурную помощь.

— Интересная точка зрения. А нужны ли вообще государству подобные НПО? 

Асхат: Я думаю, государству крайне важно, чтобы такие организации творили, работали и помогали. Полагаю, чем больше позитивно настроенных людей в благотворительности, тем больше пользы.

Государство — неповоротливая махина. В нашем случае они могут помочь с участком и подключить меценатов. 

— А что насчет проблемы многодетных матерей в стране, почему так происходит, что женщины остаются одни с детьми? Это ведь психологическая проблема, если копаться глубже. Возможно ли вообще решить эту проблему, как вы лично считаете? 

Асхат: Я начал полностью погружаться в это и часть причин уже понял. Выделю две большие проблемы.

Первая — долги, как бы просто это ни звучало. Народ живет не по средствам. Когда надо сделать подарок, одеться на мероприятие, съездить на той, человек берет в долг. Надо покупать мебель — опять рассрочка и кредит. Если ребёнку нужно поступать в вуз, родители не смотрят на свои возможности, они говорят: «жұрттан ұят болады, университетке түсу керек балаға» (перед людьми будет стыдно, надо поступать в университет).

Ребенок может даже не дотягивать, но родители начинают влезать в долги, чтобы оплатить его миллионное обучение. Потом они продают скот, едят меньше, спят меньше, а ребенок толком не учится. Когда с годами это все копится, доходит до стрессов и проблем в семье. 

Asar-ume

Вторая — мужчины измельчали. Я как мужчина скажу, что большинство мужчин стали подлецами. При долгах и кредитах его увольняют, жена начинает пилить, а он не выдерживает — уходит из дома или спивается, сам вижу это часто. В итоге, женщина тащит на себе всех детей.  

— Как вы находите и отбираете семьи?

Асхат: Одно из наших правил — объединяться с фондами и проектами. Мы работаем с рядом известных фондов, они предоставляют нам проверенные списки семей — реальных честных людей. Но иногда всё равно попадаются аферисты. Поэтому мы проводим ещё собственную суровую модерацию.

— Сколько времени уходит на поиск одной одной семьи?

Асхат: Порядка 15 дней. Сначала мы берем первые пять-шесть семей, потом созваниваемся с ними и лично объезжаем. Даже опрашиваем соседей. 

— Сколько домов уже построили?

Два дома барачного стиля для девяти семей и 43 детей, строили с мая по сентябрь. Потом купили один дом для разведенной мамы с семью детьми. Сейчас покупаем четвертый дом.

Asar-umeAsar-umeдомAsar-ume

В теплый сезон мы строим дома, сейчас похолодало — покупаем. Покупка дороже стройки, минимум 5.5 млн тенге. 

 — Помните первый сбор средств? Как внушили доверие людям и сколько собрали?

Асхат: Он был в мае, собрали порядка 350 тыс. тенге. Хороший толчок дали бизнесмены — для фундамента, стройматериалов и оплаты рабочей силы, а 350 тыс. тенге — это собранные людьми по копейке деньги.

Мы начали создавать более сочные видео, подключили блогеров — это был ход конем. Сначала они сомневались, но в итоге поверили и помогли. Расул нам очень помог с привлечением. Так пошли первые 1000 подписчиков и активные сборы. Недавно был рекорд  —  с пары роликов собрали пять млн тенге.

— Не боитесь выгорания? Энтузиазм ведь не вечен. Особенно, когда нет финансовой мотивации.

Асхат: Есть такая опасность. Поэтому мы поделили обязанности между собой. Кто-то занимается поиском семей, кто-то общается в чате с этими семьями, кто-то занимается продакшеном и так далее. Мы придем к тому, что на нужды фонда со сборов будем выделять определенную сумму, когда выясним, какой процент нужно выделить.

Для себя я создаю какие-то условия, чтобы не перегореть и заниматься этим долгие годы.

— Какие еще проблемы можно решать созданием подобных НПО, не подключая государство? 

Асхат: Оставим проблему, что у людей хромает финансовая грамотность, люди еще не умеют выстраивать отношения.

Сейчас, работая над Asar-ume, мы поняли, что такое патриотизм. Так называемые «тап-таза қазақша сөйлейтін жігіттер» (парни, которые чисто говорят на казахском) и являются причиной увеличения матерей одиночек. 

Настоящий патриот не тот, кто говорит только на казахском, но и тот, кто относится с уважением к своим сородичам. Так, как хотел бы, чтобы относились к нему. 

Тому, как воспитывать, как выбирать себе спутника жизни, я думаю, тоже надо обучать параллельно. Например, как трудоустроить этих матерей и их детей. Мы идем к этому как бизнес-структура.

— Исходя из вашего ответа, я пришла к выводу, что большинство проблем возникают элементарно из-за неумения коммуницировать, так? 

Асхат: 100%, да! Важно понять, что значит «не умеет коммуницировать». Часть людей понимают это как «не ругаться», «быть вежливым» и так далее. 

При изучении проблем мы понимаем, что сами и создаем эти проблемы. 

Каждый на своем жизненном пути пытается как-то обходить правила, где-то обмануть, поступить нагло. В итоге, супруг пытался где-то на работе обойти правила, а его уволили, теперь в семье кризис. Кто-то кого-то обогнал, сбил человека — попал в тюрьму. Где-то енешка и келин не могут наладить отношения, семья разрушается и дети остаются на улице. Проблемы идут по цепочке.

Когда мы говорим по выстраивание отношений, мы имеем в виду это. Люди нечестны и несправедливы, в первую очередь, по отношению к себе.

— Вы сталкивались с негативом со стороны аудитории?  

Асхат: Я историк по образованию. Знаете, если бы казахи 17-18 веков были такими, как мы сейчас, то нас бы не существовало. В те века у казахов не было прочных границ, единого правителя и системы управления.

Помните, наверное, из истории, когда при нашествии джунгар было убито больше миллиона казахов, потом чуть позже был голодомор и вот в такой непонятной системе государственного управления, казахи выжили. В первую очередь из-за того, что каждый сосед и родственник помогал. Наш народ выживал за счет садақа — это заложено в нас. 

Мы ведь и есть государство, и надо иногда брать инициативу в свои руки. 

asar-ume

— Асхат, поделитесь ближайшими планами проекта. 

Хотим полностью закрывать цикл помощи семьям, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации. Основное сейчас — это предоставление домов. Второй цикл — это предоставление образования и трудоустройство. Может будем даже проводить тренинги «Как не разрушать семьи». Сейчас собираем материалы.

— И последний вопрос: какова ваша личная цель, почему занимаетесь этим проектом? 

Расул: Я хочу делать добро и помогать людям. Другой цели и нет, на самом деле.

Асхат: Считаю для себя это каким-то призванием, как бы громко ни звучало. Для того, чтобы превратить это в смысл жизни и заниматься на постоянной основе, а не так, чтобы бросить на полпути. Если дается нетрудно, приносит пользу другим и я в этом разбираюсь, а потом дело приносит доход — значит я закрыл полный цикл.