В первом материале мы уже рассказывали вам о том, что такое коучинг, в чём его отличия от психологии и почему он необходим предпринимателям.

Сегодня мы поговорили с профессиональным коучем Кулиёй Нурахметовой. Она начала свой путь с медицинского образования и программы в крупнейшем международном коучинговом университете Erickson International. Затем Кулия прошла повышение квалификации в Москве, а сегодня уже создала специальный курс коучинга для врачей.

Кулия рассказала нам о своем видении современного коучинга, балансе между медициной и сознанием, а также о том, почему она создала курс для врачей в период пандемии. 


— Когда вы впервые познакомились с коучингом?

Ещё в 18 лет я задумывалась о духовном росте и поиске себя. То есть о том, что может помогать и продвигать человека. Так я обучалась и практиковала НЛП, интересовалась тета-хилингом и эзотерикой. Несмотря на это, я никогда не оставляла традиционную медицину, постепенно изучала дополнительную информацию о сознании.

Многие критикуют подобные направления, заявляя, что это манипуляции и обман, но я вижу в них терапевтический характер.

Первое знакомство с коучингом произошло на 5 курсе интернатуры, что позволило изучать две специальности параллельно. Первое, что привлекло меня — отсутствие эзотерики и жестких действий, как в том же НЛП и других практиках. К тому же, прежде, чем приступить к практике, я была клиентом в коучинге и испытала на себе положительные изменения. 

— Коучинг для вас — профессия или любимое хобби? 

Для меня важным моментом стало определение того, что такое коучинг — благотворительность или работа. Так я поняла, что это работа, которой соответствует определённая цена. Нужно понимать, что обучение такой сфере не отличается от освоения других, более распространенных профессий.

Профессиональный коуч — квалификация, которая присваивается после прохождения тестов, экзаменов и минимум 500 часов практики. Это долгосрочный, дорогостоящий и зачастую нелегкий процесс, но через него я воплощаю все накопленные знания в жизнь.

Пусть сегодня, будучи магистрантом Римского университета по «Телемедицине», я пока не работаю в медицинской сфере, но уже помогаю врачам. Есть профессиональны из сторонних сфер, которые содействуют развитию медицины, и я причисляю себя к ним. 

Каждый человек должен понимать, что он на своем месте. 

— Как вы сочетаете медицинское образование и коучинг? Традиционная медицина — довольно консервативная среда, которая обычно не терпит альтернативных направлений. 

Да, медицинская сфера консервативна и не впускает людей извне, но благодаря профильному образованию я могу работать в ней. Несколько раз я хотела уйти из медицины из-за несправедливости и сложностей, но позже осознавала, что если и уйду из медицины, то она всё равно не уйдёт из моей жизни.

Никто не застрахован от болезней близких или себя — этот инсайт удержал меня и позволил осознать, что мне необходимо понимать процесс лечения, знать сильных специалистов. 

Помню, как во время стажировки в Корее была приглашенным наблюдателем на операции на сердце. Она длилась около шести часов: я видела раскрытую грудную клетку, будучи беременной, из-за чего у меня сильно кружилась голова. Я простояла всю операцию, но после поняла, что хочу что-то менять в своей деятельности — так и постепенно пришла к коучингу. 

Коучинг — это тоже про лечение и снятие барьеров в голове. 

Психосоматика преследует идею того, что разобравшись с головой, ты наладишь работу всего организма. Сознание и тело — элементы одной системы, поэтому я продвигаю целостный подход и интегративную медицину. При этом не стоит считать, что через коучинг можно вылечить определенную «болячку», так как он прежде всего направлен на изменения в жизни. 

— В СНГ многие скептично оценивают данное направление. Вы много путешествуете, как к коучингу относятся за рубежом? 

У нас слова «тренинг» и «коуч» приобрели негативную коннотацию. Возможно, это связано с некоторым непрофессионализмом конкретных людей и неудачным опытом их клиентов. Часто современные «коучи» обещают грандиозные результаты, что и отвергает многих заинтересованных людей.

«Как стать миллионером?» и другая подобная реклама не работает, потому что люди не глупы. Если нет качества, не спасёт никакое продвижение. 

Страновые отличия безусловно есть — в Европе и Америке коучи работают также полноправно, как и психологи. К слову, в Казахстане раньше относились к психологам негативно, но сегодня сложилось понимание необходимости их деятельности. Надеюсь, что с коучингом будет также. 

Другой вопрос состоит в том, что многие негативно оценивают работу коучей из-за финансовой составляющей, но так мы вновь возвращаемся к тому, что это не благотворительность. Когда человек платит определённую цену, у него появляется и дополнительная мотивация. К тому же, основная цель клиентов — увеличить доход, что предполагает инвестирование в себя. 

— Что является конечным результатом обращения к коучу?

Коучинг — это про изменения и границы. Одним словом, это постоянная работа с человеком, потому что жизнь как американские горки, в которых тебя ждут взлёты и падения.

Коуч никогда не даёт советы, но наблюдает за этими горками и делится своими наблюдениями с клиентом. Когда человек слышит о своей ситуации со стороны, меняется фокус и восприятие.

При обращении клиенту необходимо определить коуча по его специализации и успешным кейсам. Например, я занимаюсь лайф-сегментом, но моя узкая ниша — работа с врачами. 

Первые вопросы моим клиентам на сессиях: «Как дела?», «Как прошла неделя?», чтобы определить актуальность, изменения и природу цели — навязана она обществом или своя. Эти вопросы достаточно просты, но они позволяют применять целостный подход и следить за результатом. Так профессиональный коуч и бьёт в цель. 

Нельзя оценить эффективность коуча с помощью одной сессии, но можно определить, подходит ли он тебе. Обычно программа рассчитана на несколько месяцев, моя — на три. 

Основываясь на опыте, могу сказать, что первый месяц у клиента наблюдается чёткий подъём и рост, второй — спад и сомнения, а на третий формируются устойчивые привычки и новые цели. Особое внимание необходимо уделять второму этапу, чтобы удержать позиции и не сделать шаг назад. В это время коуч играет важную роль напарника, который поддерживает изменения клиента.

Каждая сессия завершается результатом, но объёмный итог достигается за месяцы работы.

— Коучинг учит людей выстраиванию личных границ. Сегодня мы слышим много категоричных высказываний о строгих личных границах и токсичном поведении окружающих. Как вы считаете, не ведёт ли это к взращиванию эгоцентризма, неумению работать над собой и взаимодействовать с людьми? 

Личные границы можно рассмотреть через танец. Танцуя вальс, можно наступать на ноги, но можно и договариваться. Представь, что твой партнёр — чемпион по бальным танцам, а у тебя мозоль на пальце. Ты ведь можешь просто предупредить его об этом, чтобы он был осторожнее и не наступал на ногу.

То же самое и с личными взаимоотношениями: надо заявлять о личных границах. Не нужно быть очень категоричными, но стоит оценивать стадии отношений и их уровень. В работе ведь мы тоже часто договариваемся и обсуждаем что-либо, так почему бы не применять этот принцип и в личных взаимоотношениях? 

Например, ты что-то заявляешь, а другой человек делает выбор. Может, он идёт к тебе навстречу, а может и нет. Главное, чтобы это происходило осознанно. 

— Возвращаясь к коучингу для врачей — почему на постсоветском пространстве врачебный труд часто обесценивают как в финансовом, так и в доверительном аспектах? Изменилось ли восприятие врачей после пандемии?

Я слышала много историй об отношении к врачам, чаще — негативном. Советская медицина была очень сильной, поэтому даже не понимаю, в какой период времени начался конфликт между пациентами и врачами.

На мой взгляд, сегодня обучение врачей не соответствует изменениям в мире и медицинской сфере.

Всё это привело к тому, что пациенты требуют много, а доходы врачей остаются низкими. Безусловно, пандемия приблизила пациентов к врачам, во многом потребительское отношение изменилось, но системных изменений пока недостаточно. 

Будучи врачом по образованию, понимаю, через какие сложности они вынуждены проходить, поэтому во время изоляции и был создан коучинг для врачей. Только представь: для акушеров будни связаны с родами, и если для многих роды — появление новой жизни, то для них — ежедневная работа. 

Врачи проводят сутками за приёмами в поликлинике и по 6-8 часов за операцией, забывая о своих проблемах, сложностях и личной жизни, поэтому их важно поддерживать. 

Первая практика коучинга для врачей началась с моих знакомых и старших коллег. Отклик сразу оказался очень активным, поэтому поняла, что точно буду заниматься этим. Коучинг для врачей наполняет меня, особенно когда я вижу их результаты. 

Я могла бы работать в общей медицине, но мне нужен масштаб, который и воплощается в коучинге для врачей. 

— В заключении хочу спросить: есть ли общее пожелание от профессионального коуча для всех казахстанцев?

Как уже упоминала, коучи никогда не дают советов, но если говорить об общем пожелании — оно определённо есть. Нам всем необходимо больше заботиться о себе вне зависимости от времени. Дедлайны, работа, семейные трудности — в этой бесконечной череде мы часто забываем обо всём, но себя нужно беречь.

Относитесь к себе дружелюбнее и мягче, радуйтесь таким мелочам, как дружеская посиделка или вкусный эклер. Фокусируйтесь на том, что и сколько уже было сделано и не забывайте благодарить себя за проведенный день.

При этом помните, что мы несём прежде всего ответственность за себя, поэтому наблюдайте за собой, а не чьей-то реакцией на ваш поступок. Например, вручая или выбирая подарок, подумайте о своих чувствах и эмоциях. Такие простые вещи помогут лучше анализировать собственные действия и фокусироваться на действительно своих результатах. 

 


Читайте также: 

Марафоны, книги и инста-психологи: насколько эффективна поп-психология?

«По полочкам»: что такое страх успеха и как его преодолеть?

«По полочкам»: что такое коучинг для врачей и как он влияет на медицину?


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм