Раушан Зарирова работает в органах РАГС уже 25 лет и может очень долго рассказывать про смешные или, наоборот, грустные моменты своей работы. Трогательные молодые влюбленные, счастливые родители, а иногда и глубоко несчастные люди — со всем этим героиня нашего материала сталкивается каждый день. 

— Как давно Вы работаете в органах РАГС и почему выбрали именно эту профессию?

— В органы РАГС я пришла в 1997 году. Это было в Абайском районе Карагандинской области. Первое образование у меня педагогическое, я успела несколько лет поработать в школе, и мне нравились и дети, и сама работа. Но можно сказать, что случайность определила мою судьбу — мне предложили должность специалиста в органах РАГС, несмотря на отсутствие профильного образования. Я, конечно, переквалифицировалась потом — получила юридическое образование, чтобы работать по специальности. И уже 25 лет отдала этой работе, на которой чувствую, что нужна людям. Я прихожу на работу, как к себе домой — и она меня не тяготит, а приносит радость. К слову, в РАГС акимата района «Есиль» я работаю с 2020 года. До этого, начиная с 2010 года, я работала в столичном Департаменте юстиции.

Каждому человеку, кто приходит к нам, мы стараемся помочь: подсказываем им пути и решения. И многие из них смотрят на меня так, как будто я чудо совершила, а я всего-то действовала по закону, делала то, что положено.

Я уверена, что к нам сюда, в этот, не побоюсь слова, храм, должны приходить люди с чистым сердцем и большой любовью. И когда приходят счастливые пары со светящимися глазами, лучезарными улыбками, по которым видно, как они любят, как трепетно относятся друг к другу — тогда сердце радуется и приятно регистрировать их союз. Но, справедливости ради, должна сказать, что бывают и совсем другие пары, которые, не стесняясь родственников и свидетелей, выясняют отношения, афишируют свое недовольство. Но моя задача, как профессионала, работать со всеми.

Фото из личного архива Раушан Зарировой

— С какими трудностями вам приходится сталкиваться на работе?

— Конечно, моя работа не сплошной праздник, особенно сейчас, когда пандемия коронавируса многое изменила в нашей жизни. Я замечаю, что пандемия очень повлияла на психологическое состояние людей. И понимаю их: многие сидят без работы и средств, удаленная работа влечет за собой сокращения в коллективах. Случается, что люди приходят к нам уже на пределе, и говорят, что нам лишь бы денег с них собрать за свои услуги. Но мы лично себе ничего не берем, не принимаем, есть закон, согласно которому нужно платить государственную пошлину.

Стараемся по возможности помочь людям, понимаем, что ЦОН с его потоком людей может гонять их туда-сюда, не объясняя, что им делать дальше. Если я могу на месте выдать какой-то документ, я это делаю, если нет, то стараюсь успокоить человека и объяснить ему пошагово, как нужно поступить дальше. Бывает, что я расписываю поэтапно, как получить ту или иную справку на egov. Но приходят и невоспитанные люди, которые могут нагрубить, накричать, оскорбить. Таким я говорю, что у меня в кабинете есть камера и разговор записывается — некоторых можно успокоить только так. Каждый из нас здесь психолог, и мы понимаем, что когда ты относишься к человеку по-доброму, когда он видит, что ты готов ему помочь, получаешь и соответствующее отношение. В основном так, но это работа, и мы работаем с разными людьми.

Радует, что сейчас мы отходим от бумажной волокиты, и у нас все должно быть в электронном формате. Но техническая сторона немного хромает, и мы на нее не надеемся, все равно для себя оставляем хотя бы один бумажный экземпляр. Да, бумажной работы стало меньше, но в общем объеме ее все равно много. Это немного напрягает, но мы все работаем над тем, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону.

— Какие самые яркие церемонии бракосочетания можете вспомнить?

— Я помню, как молодые в Караганде приехали на регистрацию брака на бричке. Не на карете, а вот именно на аутентичной повозке — с соломой и прочими атрибутами. Сзади них едет кортеж — джипы, большие машины, а молодые — на бричке вдвоем. И одеты были соответственно — жених в вышитой рубашке, невеста с венком из живых цветов на голове. Это было так здорово и необычно, и на контрасте: свидетели и друзья в костюмах, вечерних платьях, а молодые — в старинных нарядах. В прошлом году на церемонию бракосочетания в наш ЗАГС пришла пара в костюмах короля и королевы: она — в пышном платье, он — в королевской мантии. Бывало, что пары приезжали на каретах, со своими кучерами — кто во что горазд. Но зато это какая память на всю жизнь, эмоции, это же история семьи — они завтра это своим детям покажут и расскажут.

Фото из личного архива Раушан Зарировой

— Основываясь на своем многолетнем опыте, что вы можете сказать об отношении современных пар к браку?

— Мне не нравится, как многие сейчас переворачивают с ног на голову само понятие брака: мол, забраковали мы свою жизнь. Нет, вы заключили союз двух сердец. Вот, что самое главное. Вы даже вслушайтесь, какое замечательное слово «семья» — семь «я», семь душ. Не зря раньше говорили, что любовь победит все. Я слышу от посетителей, что в браке главное — здравый ум и холодный расчет, но это далеко не так.

Однако я вижу и много хорошего, например, браки сегодня более зрелые, осознанные. Если раньше к нам приходили заключать брак в возрасте 18-20 лет, сегодня — в 27-30. И в 40 лет приходят жениться — например, учились за границей, работали, теперь крепко стоят на ногах и решили создать семью. И это правильный подход, хотя могут возникнуть трудности с рождением детей, но, с другой стороны, детородный возраст благодаря современной медицине продлевается.

Пятнадцатилетние невесты к нам не приходили, но с 16 лет мы по законодательству имеем право снижать брачный возраст. За 2020 и 2021 годы я регистрировала восемь таких молодых пар. Если говорить о заключении браков в целом, то с начала 2021 года мы зарегистрировали 1 264 брака. Для сравнения: за аналогичный период 2020 года прошла регистрация 704 браков — наблюдается увеличение почти вдвое.

— Вы регистрируете не только браки, но и разводы. Удавалось ли вам сохранить семью, если молодые поспешили с решением по неопытности?

— Сейчас в Казахстане браки расторгаются по решению суда: есть дети до 18 лет — можно развестись только в судебном порядке. К нам приходят, когда нет детей, общего имущества, и только по взаимному согласию. Мы в месяц расторгаем от 20 до 30 браков. И это немало.

Наше поколение к браку относилось очень серьезно, нас так воспитывали — и в горе, и радости быть вместе, пережить все вместе. Сейчас, конечно, не так, все происходит быстро и часто на эмоциях: поссорились — сразу разбежались. Современная молодежь мне видится несколько ленивой, элементарно она не борется за свое счастье. Свою ссору молодые пары ставят превыше всего и не ищут путей для того, чтобы помириться. Любовь — это сильное и высокое чувство, а у них она как будто вспыхнула и погасла как свеча, и они не хотят ей помочь. Приходят пары, которые прожили вместе три-четыре месяца или полгода — притирка начинается, и они приходят разводиться, не хотят друг друга видеть.

Недавно у нас открылся кабинет медиации, но помимо этого каждый из нас здесь, как я уже говорила, — психолог. Мы столько разводов поспешных предотвратили. Больно видеть, когда родители вмешиваются в семьи своих детей: я помню, был случай, когда молодой человек пришел со своей мамой, и она прямо стояла над ним и требовала, чтобы он развелся. Причем девушки не было, молодые прожили вместе четыре месяца всего, и родители постоянно вмешивались в их жизнь. Я, конечно, поговорила с матерью и сказала, что у нее есть своя семья и не нужно вмешиваться в жизнь и семью сына.

Еще был случай недавно: пришла молодая пара, в которой муж отказывался расторгать брак, а жена настаивала. Я поговорила с ними, и выяснилось, что девушка в положении, ей рожать через два-три месяца, и ее просто раздражало поведение мужа на гормональном фоне. Например, меня в пору беременности раздражала даже манера моего мужа есть, ходить и так далее. Нужно пережить этот период, перетерпеть. Муж этой девушки рассказал, что не знает, что еще сделать для нее, и оснований для недовольства вроде как нет: молодые живут отдельно в своей квартире, финансовое положение хорошее. И самое главное: несмотря на все проблемы, он любит и уважает свою жену и не хочет с ней расставаться. В общем, после разговора со мной они помирились, на прощание молодой человек меня обнял и поблагодарил.

— А бывает ли так, что вы не настаиваете на сохранении семьи?

— Я не отговариваю пары, в которых муж игрок, например. Это говорит о многом, и будущем он может и не посмотреть, что у него семья, и проиграть все. Или если муж применяет какое-то насилие по отношению к жене. Ко мне приходила женщина, которая за полгода натерпелась побоев от супруга, и уже не хотела жить с ним. Конечно, все чувства перегорают, когда ты, образно говоря, получаешь по голове от мужа. И, как я и говорила, часто мешают родители. Поэтому важно, чтобы мужчина смог объяснить своей матери, что он любит и ее, и жену, и у него теперь своя семья, которую нужно сохранить. Конечно, молодых где-то нужно учить, и они должны понимать, что в каждой семье свои правила и традиции. Я, например, не вмешиваюсь в жизнь своих детей, считаю, что они должны решать семейные проблемы сами. Да, помочь, подсказать, посоветовать — обязательно, но не вмешиваться. Очень влияют на молодую семью и отношения родителей друг с другом — когда они дружат, уважают друг друга, это помогает молодежи.

— Органам РАГС в этом году исполнилось 100 лет — какие памятные события вы можете вспомнить?

— В рамках этой даты мы провели много мероприятий, например, находили в Есильском районе столетних жителей столицы, бриллиантовых юбиляров. Еще в 1995 году при отделе ЗАГС акимата города Акмолы по инициативе жителей города создали «Книгу почетных юбиляров города Акмолы». В нее вписывают пары, которые прожили вместе 20 и более лет. И в Нур-Султане живет пара Алпысбаевых, которые в браке уже 60 лет. Мы поздравили их с юбилеем, повторив церемонию бракосочетания и поздравив с такой важной датой. Они этого не ожидали, и не передать словами, как они были рады и благодарны. А теперь представьте: прожить 60 лет вместе — есть с кого брать пример.

источник: esilakimat/instagram.com

Еще одно памятное событие: 15 апреля, в День Козы Корпеша и Баян Сулу, мы зарегистрировали девять пар и вручили им в торжественной обстановке свидетельства о браке. Каждая из пар рассказала мне свою историю любви: например, некоторые встретили в Казахстане свою любовь, находясь в командировке. И, конечно, стать семьей в День влюбленных — значимое событие. Помню, журналисты у меня спрашивали «сколько вы готовились?», а мы буквально за полтора-два дня подготовили мероприятие: зарезервировали зал в павильоне «Нур-Алем», пригласили домбристов и оркестр. И все прошло на одном дыхании — столько было радости, цветов, положительных эмоций. Теперь мы решили каждый год 15 апреля регистрировать браки в такой обстановке — на ЭКСПО, Байтереке или других особенных местах нашего города.

фото: Василий Крась/Elorda Aqparat

По инициативе акима района «Есиль» Берика Джакенова мы в период пандемии и при хорошей погоде регистрировали браки на улице с сохранением всех санитарных норм, чтобы создать у молодых праздничное настроение. Отметить такое важное событие пышным праздником молодые не могут, поэтому мы в силу своих возможностей проводили такие торжественные церемонии. На них приглашали депутатов и представителей «Отбасы банка», вручали символические подарки. В этом году мы продолжим эту традицию.

И столичные пары, кстати, часто выбирают именно наш РАГС, им очень нравится, как здесь все организовано. Законодательство это позволяет — больше нет такого правила, что брак нужно заключать только по месту прописки. Даже из Павлодара к нам могут приехать пары и пожениться здесь.

 


Читайте также: 

«Люди говорят, что это никогда не будет работать. Ты поиграешься и придешь к прекрасной моногамии»: как живут полиаморы в Казахстане?

COVID Edition: как организовать свадьбу в пандемию

Брак, дети и мнение общества: Взгляд молодых казахстанцев


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм