Цифровые кочевники, или digital nomads — это люди, которые используют цифровые технологии для своей профессиональной деятельности и ведут мобильный образ жизни. Это не просто удаленная работа, но также асинхронная, не привязанная ни к месту, ни к времени деятельность.

Такие кочевники понимают, что финансовые дела лучше осуществлять в местах, где крепкие и устойчивые банки и качественный процессинг; юридические дела — там, где есть работающий закон; гражданство — в странах с хорошей репутацией и беспроблемным въездом во многие страны; а лично находятся там, где хорошее отношение к туристам и есть условия для хобби.

Наш герой — Куаныш Баяндинов — родился и вырос в Семипалатинске, а в 20 лет стал цифровым кочевником, занимаясь веб-разработкой, программированием и дизайном. Сейчас ему 27, и он успел побывать в 26 странах, совмещая работу и путешествия. В этом интервью он рассказывает, как начал свой путь, в чем плюсы его образа жизни и о чем стоит подумать перед тем, как стать цифровым кочевником.


— Что повлияло на смену вашего образа жизни?

Я работаю удаленно с 2014 года, тогда мне было 20. Впервые столкнулся с этим термином, когда мне стало ясно, что находиться в стране, где я родился и вырос, нет необходимости. К тому времени уже сотрудничал с компаниями из США, и доход позволял об этом рассуждать.

Первая компания, которая дала мне целый проект, — студия из штата Огайо. Умудрился я ее привлечь с помощью таргетированной персональной странички и «холодной переписки» на Реддите. Договорился на ставку в 50 долларов/час, тогда как последняя компания, с которой я работал в Казахстане, платила мне в два раза меньше.

То есть, после перехода на международный уровень, я значительно увеличил свой доход. Пока сотрудничал с ними еще полтора года, осуществил несколько проектов, включая панель управления для водоснабжения и внутреннее приложение для документации для сети госпиталей. Моя часовая ставка становилась все выше. 

В моем случае перво-наперво появилась возможность. Я занимаюсь дизайном и разработкой цифровых продуктов, веб-сайтов, приложений и инфраструктуры для них. Одним из главных проектов в Казахстане, где я участвовал в роли фронт-энд разработчика в начале своего пути, был «Личный Кабинет» на портале eGov. Я тогда был в компании Bee Software в далеком 2014 году. На 90% он все тот же, значит — вышло не так уж плохо. 

Сейчас я работаю над «умным» текстовым редактором Xevol, задача которого упростить удаленную работу посредством базового текстового интерфейса.

Естественно, начав работать с компаниями из США, стало ясно, что 10-часовая разница во времени полностью меняет постановку вопроса «что такое работа?».

Стало ясно, что я могу быть где угодно, главное — иметь доступ к сети. Макбуки уже были сносные, поэтому все было вовремя. На тот момент я был холост и жил в родительском доме, причин волноваться не было. Конечно, это своего рода привилегия, но так складывалась именно моя ситуация. Мог уехать и вернуться — делать «забеги», так сказать.

— Когда вы окончательно решились? Как отреагировали ваши близкие и родители?

Вся суть этого образа жизни в том, что нет необходимости выбирать. Сегодня тут, завтра — там. Главное — вопрос бумаг, как финансовых, так и миграционных. Решения, как такового, не было: забеги становились все продолжительнее. Приходилось брать паузы в связи с разными юридическими ситуациями. Оформление рабочей визы в Канаду заняло значительное количество времени. Последний раз в Казахстане мы были в 2019 году, когда сменили брачный статус.

А насчет реакции моих родителей и друзей — это ни для кого не было новостью, так как с детства считался для нашего казахстанского общества слишком эксцентричным. Связываю это с тем, что папа принес домой компьютер, когда мне было три, а пользоваться Интернетом научился уже в шесть. Само собой мое инфопространство начало искажаться еще тогда, а дальше — ускорялось, так как интересы менялись.

В подростковом возрасте идея уехать плотно засела в голове. Дальше уже был поиск возможности карьерного пути.

— Расскажите о первой стране, в которой вы жили. Сложно ли было адаптироваться?

Резкого скачка не было. Началось все с самостоятельной трехмесячной поездки в Таиланд. Там есть северный город — Чианг Май, он какое-то время считался «Меккой» фриланса. Город не выдающийся, но из-за близости к горам, там другая атмосфера относительно всей страны. К полуночи довольно прохладно и нужно надеть ветровку, если едешь на мопеде. В том же районе есть город Пай, который был популярен среди хиппи какое-то время. С доступом к Интернету и качеством кофеен проблем тоже не было, поэтому это было очень привлекательным. Особенно в том возрасте, так как очень хотелось новых впечатлений, встреч и опыта. В итоге этот опыт помог раскрыть глаза, так как я встретил много интересных людей и понял, что ограничений как таковых нет и все потолки — стеклянные. Однозначно, первый опыт помог понять, что нужно продолжать и свободный образ жизни в приоритете.

Сначала рабочего процесса, как такового, не было. Жизнь и работа слились в одно, мог быть на звонках в 2-3 часа ночи в ближайшем коворкинге. Стоит отметить, что Таиланд — недорогая страна для жизни. Тем более на тот момент, когда в 2014-2015 был выгодный курс валют.

Вопрос адаптации не сильно меня волновал, так как до этого я уже жил за рубежом: полгода в Шотландии в 2009 и год в Малайзии в 2011. Это были языковые курсы и незаконченное образование по маркетингу.

Тогда понял, что в течение года смогу зарабатывать больше, чем преподаватели.

Были мысли вроде «прямо сейчас миллионы не нужны, главное — пара тысяч долларов и свободный график». Я тогда не понимал, что уже могу много чего. Более открытое общение дало понять, что почва для навыков есть. Осталось лишь сесть и сделать. А маркетинг я выбирал, наивно полагая, что можно что-то сделать только за счет софт-скиллов. Хорошо, что я быстро понял, что все наоборот: нужно идти туда, куда никто не ходит. 

— Трудно ли находить работу при таком образе жизни? Какими сервисами для поиска работы вы пользуетесь?

Мне никогда не приходилось искать работу на биржах или прочих сервисах. Есть несколько стратегий, но во всех главное — позиционирование и четкое понимание того, с кем ты хочешь сотрудничать и над чем работать. Это касается дел как на индивидуальном уровне, так и на бизнес-уровне. Нужда, ценность и редкость — это самые базовые определяющие факторы в позиционировании. Начать нужно с этих вопросов:

  • Что ценного я могу предоставить?
  • С кем я хочу работать?
  • Как я хочу работать?
  • Насколько редкий мой навык?
  • Сколько мне нужно зарабатывать, чтобы покрыть мой образ жизни?
  • Что является самым ценным ресурсом в моем навыке?

В моем случае мои ответы выглядели так в начале всего пути:

  • Я могу предоставить точную специализацию технологическим компаниям, так как я с детства создаю веб-сайты.
  • Я хочу работать с людьми, которые умеют делить профессиональную и частную жизнь, не нарушают личных рамок, имеют образ мышления изобилия, а не дефицита.
  • Я хочу работать, имея свободный график, быть независимым, не быть привязанным к местным экономическим проблемам вроде девальвации и иметь возможность выбирать, где мне и моей семье жить.
  • Мой навык не такой редкий (базовые html/css/javascript), нужно больше специализации, чтобы я был еще ценнее.
  • Мне нужно всего $2 000-2 500 в месяц, чтобы жить в таком городе, как Чианг Май на широкую ногу и иметь возможность ездить туда-сюда первым рейсом, попутно откладывая часть денег. То есть, работая четыре часа в день 20 дней в месяц. 
  • Моим ценным ресурсом является умение четко излагать свои мысли и транслировать технические навыки без необходимого бэкграунда, а также автономная разработка на всех платформах с нуля.

Таким мое видение было в 21 год. Я четко понимал, что для каких-то бизнесов эти пункты будут минусом, но в этом и плюс специализации и Интернета.

Какая бы ни была маленькая ниша, все равно найдется человек или компания, которым это будет нужно. Если не в Казахстане, то где-нибудь в Огайо или Сан-Франциско.

В Интернете 4 млрд человек. Статистически невозможно подумать, что не найдется то, что ты ищешь. Остальное всего лишь вопрос месседжа, терпения и выживания.

— Сложно ли вам каждый раз строить новые дружеские отношения и социальные связи?

В юном возрасте это в целом непросто, так как все ищут себя и пытаются разобраться, что им с этой жизнью делать. Мыслей прекратить или остановиться не было. Бывали дни сомнений, но я быстро просек, что нужно иногда брать перерывы и уметь обновляться. Иначе можно подставить самого себя.

Любая дорога, как и сама жизнь — это марафон. Можно бежать все время, а можно делать спринты. Меня больше привлекают спринты.

С общением и сообществами — это вовсе не проблема. Существует много сообществ в любом городе мира, где можно найти собеседников как на тему бизнеса, так и по части быта. Я состою в нескольких закрытых комьюнити, где могу попросить совета или перенять чужой опыт. Помимо этого, я женат и у нас маленький ребенок. Проблема социализации отпала сама собой, так как времени на это все не так много.

Конечно, встает вопрос языка, но по большей части все так или иначе говорят на английском. Свободно владеть им конечно это минимум.

— Что вас драйвит на новые перемещения?

В начале это был интерес увидеть мир, сейчас — саморазвитие. Когда был помоложе, тот же Таиланд и Юго-восточная Азия были интересными и «по бюджету». Европа казалась скучной и неоправданно дорогой.

С моей точки зрения, это все — жизненный опыт, который впоследствии заставляет тверже стоять на своих двух, а это — самый важный навык. Там я видел, как люди играют в покер на профессиональном уровне, продают сахар вагонами, продвигают курсы по медитации и просто не попадают в привычные рамки работы с 9 до 5. Это люди без трудового договора, предприниматели, фрилансеры, игроки в покер, для которых каждый день — новая задача.

— Расскажите о вашей семье. Было ли трудно найти человека, разделяющего ваши взгляды и легкого на подъем?

Мне повезло: супруга разделяет ценности. Мы когда-то учились в одной школе и позже встретились, уже будучи зрелыми людьми, когда нам было по 24. Есть люди, которые ценят материальные вещи больше опыта и хорошего времяпровождения. В нашем случае все наоборот: провести время в хорошем месте и попробовать интересные блюда в экзотической стране лучше любых вещей. У этого образа жизни есть такое преимущество, которым мы с удовольствием пользуемся.

А так, как и у всех: отношения — это работа. Главное — распределение обязанностей и умение разговаривать. Как говорится, «хочешь узнать человека, отправьтесь в путешествие». Мы эту проверку прошли.

С появлением ребенка ситуация немного изменилась. Нашему канадцу всего восемь месяцев. Но уже становится ясно, что рано или поздно нужно будет выбрать, где пустить корни.

— Насколько сложнее или легче быть номадом с семьей?

Последние два года мы провели в Торонто, один из которых пришелся на локдаун. Там наш маленький и родился. Как только появился просвет, и малыш подрос, уехали в Мексику на Юкатан, а оттуда — в Калифорнию, когда узнали, что тут все открывается 15 июня. Это однозначно не легче, но ведь никто и не говорит, что должно быть легко. Как преимущество: все неважное отпадает само собой. 

Как и везде, желательно думать наперед и делать все вовремя. С казахстанским паспортом этот вопрос особенно остро стоит: лучше делать все визы и документы заранее и иметь ответы на вопросы любого пограничного офицера. Вопросы могут быть разные, начиная от «зачем?» и «почему?», заканчивая просьбой показать банковский счет и бронь жилья. Очевидно, что в большей степени переходишь границу как турист, поэтому нужно очень щепетильно избегать тему работы. В развитых странах это особенно важно. Мексика и Индонезия не сильно заботятся, будешь ты работать или нет. Но приехать в США или Канаду и сказать, что ты будешь работать на ежедневной основе —это сразу красная карточка. Поэтому, когда я еду в эти места в роли туриста, то сразу беру паузу и провожу минимальное количество времени за делами. Шутить с иммиграционным законом того не стоит: есть долгосрочные последствия вплоть до запрета на въезд на много лет. 

Разумеется, нужно планировать траты и быть финансово ответственным. Тут же встают вопросы про курсы валют, банковские карты, страховку. Лучше пользоваться общепринятыми решениями, так будет легче найти ответы.

В чужой стране центр поддержки кредитной карты — это как дальний родственник.

— Скучаете ли вы по родителям? Как часто приезжаете на родину?

Безусловно. Вопрос о визите встает время от времени, но также и быстро пропадает. Честно сказать, граница между кочеванием, экспатриацией и иммиграцией как-то размылась. Соскучился — вот тебе фэйстайм, зум и аудиозаписи. Сейчас нет причины выбирать место на всю жизнь. Имея возможность, можно жить на две-три страны и вести ротацию по удобному графику. Над этим и работаем. Это игра на 10 лет вперед. Там пусть хоть и пять паспортов, главное — понимать, зачем это нужно. А с родными встречаемся на нейтральной территории, так как добираться до Казахстана не всегда удобно. Например, через пару месяцев у нас будет встреча в Турции. 

— Какие есть плюсы и минусы диджитал номадизма?

Плюсы очевидны: посмотреть мир, поработать с интересными людьми на интересных проектах, самому вести те проекты, о которых, возможно, и не задумался бы, живя «нормальной» жизнью. Также есть плюсы в виде повышенной ставки на сбережения: живя в Мексике вместо Канады, можно значительно повысить процент сбережений.

Одним из базовых преимуществ этого образа жизни является гео-арбитраж: жить в не очень дорогой стране, получая доход из очень дорогой страны.

Если вы способны работать с командами из Сан-Франциско и при этом имеете возможность диктовать свои условия, весь мир для вас как на ладони. А дальше вопрос того, как лучше и более умно организовать свой бюджет, чтобы получить лучшее качество жизни за меньшую сумму.

Среди знакомых часто слышал про проблему одиночества. Я бы рекомендовал менять образ жизни, имея сообщников. С кем-то ведь нужно разделить эти красивые закаты. В то же время встречались и те, кто может делать это без спутника. Тут, как и везде, у всех свои фломастеры.

В моем случае главным минусом является трата времени на насущные вопросы, вроде документов, виз и адаптации. Но со знанием места и культуры вопрос отпадает. Это, в конце концов, и стало почвой для решения перебраться в Канаду и США уже на более постоянных правах, так как с интеграцией проблем нет. Везде найдется станция Юнион, будут похожие дорожные знаки и будет какая-нибудь доставка Тайской кухни.

— Как вы думаете, сколько еще лет вы будете перемещаться?

Как и отметил выше, тренд замедлился и сейчас уже нет рвения мотаться. Наверное, это возраст, но такова реальность. Мы с супругой отметили несколько мест, где понравилось больше всего —  Канада, Калифорния и Япония. Пока их держим в голове. Возможно, и засядем в одном из этих мест, но пока всё идёт, как идёт. Где-то можно быть год, где-то — больше. Всей жизни не хватит всё посмотреть.

— Есть ли места, в которые вам хотелось бы вернуться?

Безусловно, эта страна — Япония. У нее есть качество другого мира.

Весь мир — Америка в маленьком масштабе. Старбакс и Макдональдс везде есть, а вот местный рынок с устоявшимися брендами, культурой и своим подходом не всегда можно найти.

Возможно, это поверхностное впечатление, так как мы были там всего несколько недель. Языковой и культурный барьер есть, но очень привлекает качество транспорта, безопасности и того, как воспитываются дети. То, что они придумали пуровер кофе еще в 19 веке — тоже показатель. У них в культуре есть принцип «увидеть чужое и сделать лучше». Уметь делать бонсай и продолжать вести один бизнес поколениями. Это и привлекает. К тому же, в Японии маленький ребенок может ходить один куда угодно и где угодно в самом большом городе. Это ли не достижение общества? Думаю, год-два нужно провести там, как только ситуация с коронавирусом утрясется.

— Где вы хотите провести свои последние дни жизни? Почему?

В кругу родных лиц, где же еще. Остальное — детали.

— Что нужно продумать до того, как стать цифровым кочевником?

Простым языком: нужен шестимесячный фонд и билет туда, где есть социальная сеть и поддержка. Затем удаленный заработок, позиционирование, питч себя. Если нет уверенности в своем деле, не нужно усложнять себе жизнь и попадать в стрессовую ситуацию, где другие люди, язык, неполные права и прочее. Лучше разобраться со всем этим заранее и только после отчаливать, твердо стоя на ногах. Также пару кредитных карт, менеджер паролей и план Б.

Бывают всякие ситуации: начиная с запрета въезда в страну, заканчивая кучей банковских карт и криптовалюты, потерей телефона или лэптопа. Нужно уметь восстановить весь набор за один-два дня.

Но главное — понимание того, зачем вам это нужно. В самом начале этой заварушки я выбрал Чианг Май потому что знал, что это место, где я встречу кучу чуваков по маркетингу и IT из Калифорнии, Австралии и Китая, с которыми можно будет поговорить и что-нибудь для себя прояснить. Так и получилось. Имел бы я возможность делать это сразу в Мельбурне или Сан-Франциско, причины ехать в Чианг Май бы не было. Имея четкий план и цель, все становится явным. Это, конечно, тоже является одной из загвоздок этого образа жизни — сделать так, чтобы мир не казался большим для моего ребенка, каким он когда-то казался мне.

В мире очень много возможностей и зацикливаться на том месте, где пришлось родиться, учиться или вырасти — не имеет смысла.

Моя теория в том, что для многих это «утопленные затраты». Я предпочитаю думать, что за горизонтом всегда есть что получше. Некий оптимизм в долгую перспективу с пессимизмом и реализмом на короткий срок.

— Какую страну вы выбрали для миграции?

Для моей семьи это пока Канада. Минусов не много. Самым большим является климат, но это решается близлежащим Карибским морем. Была бы возможность.

— Какой бы вы дали совет тем, кто хочет также освоить профессию в вашей сфере и работать удаленно?

Начать нужно с определения своей позиции. Где бы вы ни решили быть через пять лет, вы там и будете (с небольшой погрешностью). У меня это пока так и складывается. Кто-то из великих говорил, что люди переоценивают то, что будет через год и недооценивают, что будет через 10 лет. Уметь думать на долгий горизонт противоестественно, вот это я считаю важным постулатом для любого молодого человека.

Как это выглядит на практике: 

1. Решить, что вы предлагаете.
2. Создать себе веб-представление — аккаунты на всех тематических ресурсах по вашей теме. 
3. Написать целевые сообщения и публиковать их как странички на своем домене.
4. Активно делиться опытом в малых и больших кругах. Слэк или Телеграм-группы, открытые и закрытые форумы. Нужно помнить, что нет цели найти себе миллион человек, которые о вас знают. Задача — найти одного человека, с кем вы бы хотели сотрудничать. И убедиться в том, что он может принимать решения.

Далее — вопрос времени. Это подход маховика: один оборот помогает следующему.

Еще очень важно иметь подушку безопасности, не только в размере полугодовых костов в виде сбережений (emergency fund), но также и пайплайн для работы. Во фрилансе или консалтинге очень важно выстроить процесс продаж, так как доход варьируется. У многих новичков появляются трудности с циклом голода и пира. Многие не понимают, что это бизнес, хоть в нем всего один человек и кучу технологий. Решив проблему подачи и приняв все риски, можно делать что угодно в профессиональном плане. Оттуда появляется все больше возможностей начиная с работы в любой развитой стране и заканчивая своими проектами. 

Подача — это про четкое и ясное определение и позиционирование себя. К примеру, есть вещи, в которых я специалист и есть те, где я полный профан. На первом у меня глубокий фокус. Уметь — это правильно подать 90% всей составляющей в любом деле.

Я считаю, что это проблема многих выходцев из СНГ — люди не могут себя продать.

Этого фактора в культуре нет. Есть ум, талант, навыки, а вот умение продавать отсутствует. Я в этом окончательно убедился всего полтора года назад, когда собирал команду для стартапа в Торонто. Говоришь с человеком и на бумаге подходит по всем критериям. Но вот не получается у него себя подать так, чтобы съели и заплатили втридорога не смотря ни на что. У американцев, по-моему, наоборот: они продают всё и всегда, начиная с презентаций в первом классе. У меня с этим проблем не было, возможно, из-за подросткового максимализма. Была некая уверенность в том, что я точно не хуже тех, кто сидит на хороших позициях в каких-нибудь тех-хабах. В один момент это стало очевидно, так и произошел рост, как личностный, так и профессиональный.


Читайте также: 

Паспорта вакцинации каких стран признаны в Казахстане?

Киборгини: почему сегодня банк — это хорошая среда для развития IT-специалистов?

College consulting в Казахстане: как работают агентства по поступлению за рубеж


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм