Группа Arif & Mikáh создает свою музыку не так давно. В их репертуаре насчитывается четыре трека, объединяющих национальные казахские песни и современное звучание. Редакция STEPPE побеседовала с основателями группы Меруерт Бектаевой и Адильбеком Махмед об их целях и особенном подходе в музыке.


— Как у вас зародилась идея создания этногруппы?

Меруерт: Мы с Адильбеком учились в университете КИМЭП и познакомились на вокальном конкурсе. Там он выступал вместе с одной девушкой, круто читая рэп. Еще с того времени его называли Ариф. Сейчас это его псевдоним. После окончания учебы мы перестали часто общаться, только изредка переписывались в интернете.

Осенью 2020 года случайно встретились в кафе и заново обменялись контактами. Тогда промелькнула мысль, что случайности не случайны. Так и получилось. Зимой мне пришла идея записать песню «Желсіз түнде жарық ай», для которой, по-моему мнению, не хватало рэпа. И первая мысль была сразу об Арифе. 

Мы долго думали над тем, как смешать оперу и рэп, чтобы при этом использовалась казахская народная песня. В итоге Ариф придумал слова и нам удалось записать первый сингл, после чего пришло осознание, что нужно продолжать.

Спустя время мы опубликовали и вторую более авторскую песню «Бұл-Бұл Жыры».

Адильбек: Изначально мы хотели просто посотрудничать и записать один трек, но все это переросло в действительно большой проект. Два года длится наша эпопея, и мы, сами того не замечая, превратились в полноценную группу.

— Почему именно этно-поп на казахском языке?

Меруерт: При создании первого сингла мы стремились сделать для него современное звучание, чтобы внести свой вклад в казахскую культуру.

Мы не хотели делать традиционную фольклорную музыку, которая у всех на слуху. Наша группа стремилась подойти к этому необычно.

Наша миссия — продвижение казахского языка, культуры и музыки. Мы пытаемся охватить не только молодежь, но и старшее поколение. Используем казахские песни и пропускаем их через призму осовремененности, в то же время делая свою авторскую музыку. Отдельно у меня и Арифа также есть свои сольные проекты.

Идея нашего творчества заключается в синтезе оперы, рэпа и казахских мотивов. При аранжировках песен мы добавляем живые инструменты — виолончель, кобыз, домбру, гитару и так далее. Нам очень нравится подобное живое звучание.

Сейчас в составе этноколлектива пять музыкантов — бас гитарист Данияр, электрогитарист Ерлан, барабанщик Джанибек, клавишница Дина и домбрист Мухаммедали.

Постер группы Arif & Mikáh к песне «ALASH»

При записи мы также можем дополнительно позвать других музыкантов. Таким образом, с одной стороны, наша группа очень усложняет производство песен, но в итоге все звучит качественно и сильно отличается от обычной музыки.

— Какие смыслы вложены в ваши песни?

Адильбек: Каждый раз мы закладываем в наши треки разные смыслы. Например, песня «Бұл-Бұл Жыры» была для нас сложной композицией, потому что я написал ее про нынешнее политическое положение в мире. В ней достаточно завуалированная история, и при создании песни мы использовали один сэмпл.  

Но пока мы все переделывали и, образно говоря, жили с этой песней, случились январские события, а потом и события в Украине. Поэтому мы решили немного поменять ракурс и акцентировать внимание на том, что эта песня не про войну, а про то, как люди переживают и чувствуют себя в эти тяжелые моменты.

Мы экспериментируем от песни к песне, но для меня, как композитора группы, важно затрагивать темы, важные для казахстанского сообщества. Мы очень это чтим и хотим двигаться в этом направлении.

Меруерт: Если говорить о другой нашей песне «Қамажай», то она более легкая, раскрывающая силу женщин. В ней мы говорим о свободолюбивых казахских женщинах-номадках.

Песня «Қамажай» — это напоминание о внутренней силе девочек, девушек и женщин нашего народа, и их восхвалении.

Адильбек: В песне «Қамажай» мы не сильно поменяли звучание, но внесли свое видение. Все потому что изначально песня была от лица мужчины, который влюбился в девушку, отшивающую его. А мы в этом плане изменили трек, чтобы показать, какие казахские девушки крутые. В песне есть много референсов к великим женщинам.

— Расскажите подробнее про ваш последний сингл «ALASH» и планах в творчестве.

Адильбек: Идея об этом сингле пришла очень легко. Стоило только послушать гимн Алаш Орды, который мне безумно понравился, и я сразу понял, что это точно стоит того, чтобы полностью переделать эту песню. За основу взята она, но в итоге от оригинального гимна Алаша ничего не осталось.

Этой песней мы хотели напомнить людям о том, что Алаш существовал, и когда-то люди правда хотели что-то поменять и вырваться из Советского Союза, образовав собственное государство.

Это как дань уважения людям, которые сделали столько важных вещей. 

Самая первая веха, к которой мы стремимся, — это альбом, состоящий из семи или восьми песен. Уже к зиме мы планируем его запуск и съемку клипа песни «ALASH».

Мы очень хотим в будущем раскрыть больше тем, связанных с восприятием женщин в Казахстане и их ролей, затронув традиционное воспитание, которое дается молодым девушкам, и насколько оно вообще уживается в современном мире.

Более чем уверен, что мы всегда будем соприкасаться с политикой, потому что это, скорее, не дух бунтарства, а понимание, что информация в настоящее время не доносится правильно. Мы хотим попробовать исправить это со своей стороны, чтобы оказать хоть какое-то влияние.

Это не про политику, а больше про наше восприятие, потому что закрывать глаза на нынешние проблемы общества невозможно.


Читайте также: 

«До сих пор по тебе плачет бывший парень»: как дизайнер Юлия Довжич создает бренд с историей

«Уверена, что хочешь заниматься музыкой? Ты же не умеешь петь»: интервью с казахстанской исполнительницей Liili

Creative Steppe: как художница из Астаны создала комикс про Кабанбай батыра


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм