Дисклеймер: редакция освещает личную историю с целью предостеречь читателей от попадания в подобные ситуации и рассказать, какими разрушительными бывают последствия абьюзивных отношений. Все скриншоты предоставлены героиней материала. 

Сабина и Айсулу познакомились в Tinder в 2019 году, а вживую встретились в одной из астанинских кофеен на следующий день после «мэтча». Отношения начинались спокойно и постепенно, и официально девушки стали парой через месяц.

Недавно Сабина обратилась к нам в редакцию с просьбой рассказать о нездоровых отношениях с Айсулу, которые продлились три года и в которых она пережила физический, финансовый и киберабьюз, эмоциональное насилие и депрессию. 


Все начиналось со лжи

Поначалу я не замечала никаких красных флажков и ничего, что могло бы меня напугать или оттолкнуть. Айсулу казалась устойчивым, максимально целеустремленным и спокойным человеком. 

Как оказалось впоследствии, она во многом мне врала и даже скрывала, кто она такая на самом деле, откуда родом, где училась и где работает. Например, всегда утверждала, что училась в Тамоs Education и в выпускном классе вынуждена была уехать в Жезказган из-за работы родителей, а потом выяснилось, что она родилась, выросла и все школьные годы проучилась в Жезказгане.

По словам Айсулу, она закончила университет с красным дипломом, но я поговорила с ее одногруппниками, и они в один голос заявили мне, что крайне редко видели Айсулу в университете, ходили слухи, что она так и не смогла завершить учебу и все летники разводила деньгами — теми, которые брала у парня, как я узнала позже. 

Со временем сложилось впечатление, будто Айсулу стесняется своей семьи. Она рассказывала, что они религиозны и что ее мама является владельцем большого бизнеса — магазина одежды, который по факту принадлежит ее тете и двоюродной старшей сестре. По словам Айсулу, ее отец — бывший каратист и работает в «Казахмысе», но на самом деле он — сотрудник рядовой строительной бригады, выезжающей на вызовы. 

Оказалось, что все, что я знала об Айсулу и истории ее жизни, оказалось полной фальшью. 

Желание поехать в Италию стоимостью в 10 тыс. евро

Как-то в 2020 году я уехала в Италию отдыхать. После того, как я вернулась, Айсулу рассказала, что очень хотела сделать мне сюрприз и приехать ко мне, но из-за карантина поездка сорвалась. По ее словам, к тому моменту она успела купить билеты, оформить визу и медстраховку и арендовать квартиру, а на все это взяла деньги в долг, общая сумма которого составляла около 10 тыс. евро. 

На самом деле в тот момент парень Айсулу находился в Германии, и она собиралась лететь туда, параллельно выпрашивая деньги и у него. Удобно совпало, ведь c шенгенской визой можно полететь и в Италию, и в Германию.

Несмотря на то, что я ни разу не просила ее приезжать ко мне и искренне верила, что мы спокойно перенесем пару месяцев разлуки, я испытывала вину за то, что она потратила столько сил и не смогла приехать. На тот момент у меня на счету было примерно 2-3 тыс. евро, из которых 2,5 тыс. я вручила ей наличкой со словами «Ты что, нельзя же так». Конечно, мне показалось подозрительным, что туристическая виза стоила стольких денег, но я решила не вдаваться в эти подробности. 

Первая измена

Первые подозрения у меня появились только через год после начала наших отношений, когда летом 2020 года я наткнулась на фотографию личного характера, на которой Айсулу была запечатлена вместе с незнакомым мне парнем еще до начала карантина, когда я находилась в Италии, а она — в Казахстане. Здесь нужно пояснить, что до этого момента у нас всегда был открытый доступ к фотографиям на телефонах друг друга, пароли мы не устанавливали, существовала только договоренность не читать личные переписки. Во время конфликта Айсулу рассказала, что этот парень путем шантажа заставил ее сделать фото. Я не знала, как реагировать, собрала свои вещи и уехала. 

После этого Айсулу пыталась выйти со мной на контакт и хотела поговорить. Мне было всего 18 лет, я простила человека, потому что думала, что нам суждено быть вместе из-за большой любви. Эта история еще долго во мне кипела, поэтому я пошла к психологу, чтобы во всем разобраться. Айсулу отказывалась детально обсуждать со мной этот случай, отмахиваясь словами «Жан, ты мне что, не доверяешь?», и вскоре доверие к ней действительно пропало. 

Если мне она говорила, что тот парень ее шантажирует, то ему говорила, что я — ее лучшая подруга, конечно, не упоминая, что мы уже долгое время находимся в отношениях. С ним она также встречалась и убеждала его, что она полностью гетеросексуальна, а мне врала, что у нее были только одни отношения с парнем в 18 лет. 

Она искренне думала, что я должна ей стопроцентно и безоговорочно верить. 

Ситуация постепенно съедала меня, и я связалась с этим парнем, но не услышала от него ничего конкретного. Мне казалось, что он продолжает шантажировать Айсулу фотографиями, а она давила на то, что ее родители очень строгие и запрещают ей встречаться даже с парнями, не то что с девушками. В тот момент я считала его злодеем во всей этой истории, и только в этом году после окончательного расставания с ней я поняла, как ошибалась.

Финансовое насилие 

Какое-то время мы встречались на расстоянии, но когда я узнала о первой измене, мы уже жили вместе в Алматы, из-за чего я перевелась на онлайн-обучение и параллельно работала. У Айсулу не было работы, и она объясняла это тем, что ее уволили из компании 2ГИС, потому что она часто летала ко мне в Астану и пропадала. 

Позже я узнала, что на самом деле Айсулу там только стажировалась пару месяцев на втором курсе университета, то есть задолго до ее псевдоувольнения. 

На тот момент я ощущала вину и думала, что должна быть главной добытчицей в нашей небольшой «семье», начала много работать, максимально забила на учебу и полностью ушла в заработок денег. Кроме того, мне помогали родители, которым я не говорила о том, что практически все деньги уходили на наше совместное проживание, а точнее выживание. Они были уверены, что я покупаю одежду, трачу деньги на свои поездки и балую себя. 

На самом деле Айсулу регулярно просила у меня деньги на лечение почек и спины. И мне, и своему парню она говорила, что из-за болезни ей ежемесячно нужно покупать лекарства, стоимость которых составляла около 200 тыс. тенге, и жаловалась, что ей неудобно просить деньги у родителей. Мы с ним ежемесячно отправляли ей деньги, не зная друг о друге. 

Он еще умудрялся отправлять Айсулу деньги на аренду квартиры, за которую платила я. 

Иронично то, что никакой болезни не было. Но я не медик, и если мне принесут снимок спины, я не пойму, есть там грыжа или смещение дисков. Я правда верила, что она болеет, ведь ее игра была просто идеальна — мы могли 24/7 находиться вместе, и она очень правдоподобно страдала от боли.

Точную сумму денег, которую я полностью отдала Айсулу, я даже назвать не смогу, но с лета 2020 до начала 2022 года на лекарства ежемесячно уходило по 215 тыс. тенге. 

Несуществующий долг в два миллиона тенге

Я полностью обеспечивала наше совместное проживание, отдых, поездки и досуг. Когда начинались разговоры о финансовой помощи с ее стороны, она всегда делала вид, что не может задержаться ни на одной работе из-за того, что много времени уделяет мне. Наши отношения начали строиться исключительно на финансах, поэтому мы взяли перерыв, и я уехала в Астану на три месяца.

Айсулу пыталась меня вернуть и в один из дней написала мне огромную сказку о том, что ее первый парень изнасиловал ее из-за долга в размере двух миллионов тенге.

Я остро восприняла эту новость, во мне пробудились сильные чувства и эмоции. Айсулу сказала, что если не вернет ему денег, то ей придется видеться с ним, потому что он может рассказать обо всем ее родителям. Я испугалась и закрыла часть этой суммы в размере одного миллиона тенге, попросив деньги у родителей. 

Смешно то, что Айсулу никогда со мной этот случай в деталях не обсуждала, потому что, как сама говорила, не доверяла мне. А я думаю, она понимала — я могу раскусить ее ложь, ведь сама пережила насилие еще в раннем детстве. 

Ночная работа и «новая» Айсулу

Спустя время мы снова сошлись, она мне писала, говорила, что скучает, купила билеты из Астаны в Алматы. Это был конец 2021 года. Я думала, что мы проведем пару дней вместе и окончательно расстанемся, но когда я приехала, Айсулу была абсолютно другим человеком. Я снова повелась на эту сказку и историю о большой и драматичной любви, поверила, что она изменилась. 

Очень сложно не верить нарциссу, потому что они используют громкие слова и жесты, клянутся в любви и верности. Айсулу даже набила тату с моими инициалами, и первое время все в наших возобновившихся отношениях было сказочно. 

Под конец 2021 года Айсулу вышла на работу в филиал пенсильванской IT-компании и стала просить у меня меньше денег. Я по-прежнему платила за квартиру, покупала продукты и оплачивала досуг, потому что думала, что ей нужно время, чтобы встать на ноги, но другие свои «хотелки» она покупала сама. 

Мне важно, чтобы партнер имел свои интересы, работал, развивался, обучался. Айсулу стала играть на гитаре, чаще выходить куда-то, а в ночное время — как она объясняла, по времени США — работала. Я верила, что она правда старается и видела ее действия. 

Но страшная для меня правда была в том, что на самом деле Айсулу оказывала услуги бодимассажа в одном из салонов Алматы. Я узнала об этом уже после нашего расставания.

Правда, стоит признать, что я долгое время подозревала это. Как-то я решила проверить и в фотографиях на ее телефоне нашла фото записки «Спасибо за время, проведенное вместе. Обязательно загляну к вам еще раз», видимо, от клиента, адресованное на ее фейковое имя Диана, которое она часто использовала со своими новыми подругами. 

Позже один из парней, с которыми она мне изменяла, подтвердил этот факт, сказав, что до него дошли слухи от знакомых.

Очередная измена

В апреле 2022 года я узнала о новой измене, но уже с девушкой по имени Анара. Изначально я знала ее как подругу Айсулу, с которой та познакомилась в «Никулине». Айсулу узнала, что Анара — медсестра и, по ее словам, просто хотела получить скидку на анализы, делать которые постоянно требовалось во время лечения. Это выглядело правдиво, потому что Айсулу часто при мне ей звонила и они разговаривали об анализах. 

В один день Айсулу засыпает с разблокированным телефоном, а я нахожу их переписку с Анарой и вижу, что она состоит далеко не только из обсуждения анализов. 

Я уехала в отель, но Айсулу как-то нашла мое местоположение и несколько дней пыталась выйти со мной на контакт, приезжала и ждала меня у входа.

В конце концов мы решили поговорить. Она убедила меня в том, что перестала спать с этой девушкой как только мы сошлись и везде ее заблокировала. Я вернулась обратно, и мы были вместе еще только месяц, пока я не узнала, что это все вранье, увидев перевод в размере 70 тыс. тенге от Анары на карту Айсулу. 

В моей голове сложился пазл и я, наконец, поняла, что тоже когда-то была такой Анарой. 

У нас случилась большая ссора, во время которой Айсулу начала меня бить и толкать. Я намного меньше ее физически, поэтому могла только царапаться и кусаться. В итоге у меня был огромные синяки на руке и груди. 

Помимо новости об очередной измене я также узнала, что, устроившись бодимассажисткой, Айсулу начала употреблять мефедрон и другие синтетические вещества. Я никогда даже близко не подходила к наркотикам и не знала, как человек под ними себя ведет, могла не заметить расширенные зрачки или какие-то другие симптомы. 

Но если измена была для меня чем-то, что можно проработать, то с наркотиками связываться было страшно. В начале этого лета мы окончательно расстались. 

Киберабьюз и угрозы

После расставания Айсулу пыталась несколько раз со мной связаться, но я не отвечала, и это привело к угрозам с ее стороны. В первый раз она пригрозила, что сольет мои нюдсы, и, видимо, так и сделала, потому что мне на почту стали приходить разные сообщения с сомнительных сайтов.

Потом последовали угрозы в сторону моей семьи. Айсулу писала, что найдет моих маму, братишку и бабушку и убьет их. Говорила, что знает, где они живут и ничего ей не помешает что-то с ними сделать. В этот момент я уже сильно испугалась. 

А затем последовали сообщения от подруги Айсулу Дамиры, которая обвиняла меня в том, что я украла тренч, технику и пять миллионов тенге Айсулу. Она говорила, что я это сделала, когда мы с моим отцом приезжали забрать вещи в квартиру, которая когда-то была нашим с Айсулу домом.

В процессе моего объяснения Дамира поняла, что Айсулу пытается манипулировать ею, чтобы получить от меня реакцию, и она начала бояться того, что Айсулу может сделать еще. Мы с Дамирой пытались разобраться в сложившейся ситуации, я рассказала ей про бодимассаж и наркотики, показала выписку, которая доказывала, что на протяжении этих лет я любую крупную сумму, которая поступала мне на счет, переводила напрямую Айсулу. 


В тот момент Дамира рассказала мне, что Айсулу собирается переезжать в Астану, что сильно меня напугало, потому что в таком случае риск пересечься с ней мог значительно возрасти. Я тут же заказала себе перцовый баллончик и все средства самозащиты. 

Но Дамира боялась другого — того, что Айсулу планирует жить с другой подругой, которая может стать ее новой потенциальной жертвой. 

На этом эпопея не закончилась, потому что выяснилось, что Айсулу получила доступ к моему айклауду из-за того, что я оставила себя админом на макбуке, который дарила ей. Она разгадала мой пароль и получила доступ. В ту же секунду, как мне Дамира об этом написала, все данные с моего айклауда — фото, видео, заметки — были стерты. 

После этого мама Айсулу начала писать моей маме со словами, что все доказательства того, что Айсулу употребляла наркотики, находятся у них, и мы не сможем подать на нее заявление. В этот момент начались угрозы от родителей Айсулу моим родителям. 

За время моих отношений с Айсулу у меня развилась депрессия, в результате чего я начала ходить к психотерапевту и многие мои личные мысли, включая суицидальные, записывать в заметки. Ее родители начали говорить, что я психически нездорова, а Айсулу — «божий ангел». В тот момент я испугалась того, что вся личная информация обо мне, которой я не делилась ни с кем кроме врача, выйдет наружу. Моя тревожность зашкаливала. 

Однажды ночью мне пришло уведомление от сотового оператора о том, что на мое имя оформлена доставка сим-карт. Я испугалась, что Айсулу получит доступ к моему уже новому номеру, к которому привязаны мои социальные сети, почта и мессенджеры. Попросила отменить доставку, но столкнулась с некачественным сервисом. Для того, чтобы продать мой номер абсолютно другому человеку, им потребовалось всего лишь фото моих документов, которые, если получаешь доступ к айклауду, конечно, можно найти. 

Я начала разбираться, и они отменили доставку, отправив мне адрес и контактный номер покупателя. Доставить просили в нашу старую квартиру, где Айсулу, видимо, проживает и по сей день, а контактный номер принадлежал той девушке, с которой она мне изменила, — Анаре. 

Оператор заверил меня, что доставка отменена, но на следующее утро мой номер перерегистрировали на Анару. В этот момент у меня резко пропала сеть, а сим-карта стала негодной. 

После повторного обращения в службу поддержки меня начали подозревать в мошенничестве и запрашивать данные. В истеричном состоянии я отправила им фото и видео, в результате чего номер, который был уже зарегистрирован на Анару, заблокировали. Судя по всему, у Айсулу они доказательств не догадались запросить, а при мне начали имитировать бурную защиту персональных данных. 

С тех пор со мной пыталась связаться только ее мама. Однажды она мне написала «Сабиночка, я хочу с тобой поговорить, но не рассказывай об этом Айсулу и своим родителям». Я проигнорировала ее, а на следующий день она снова появилась с вопросом «Почему ты мне не отвечаешь?». Это человек, который неделей ранее угрожал моей маме тем, что расскажет всем, что я — психически ненормальная, потому что мне диагностировали депрессию. 

Болезненные последствия и чувство облегчения

Самый большой урон, который мне нанесла Айсулу, был в период наших отношений. Я была максимально подавлена, перестала быть собой, отказывалась контактировать с родителями. Несмотря на то, что они давно полностью приняли мою ориентацию, я посчитала гомофобией то, что они не принимали Айсулу, и перестала с ними общаться. 

Некоторые мои друзья не нравились Айсулу, некоторым не нравилась она, многие советовали мне поскорее выходить из этих отношений, поэтому я прекратила общаться и с ними. Сейчас же я восстанавливаю все свои старые связи, нахожусь в хороших отношениях с семьей и чувствую себя намного лучше. 

Сейчас я счастлива и благодарна судьбе за то, что такой человек ушел из моей жизни. Теперь я знаю, что меня ждет все только светлое. У меня есть надежда, которой в период отношений с Айсулу не было. 

Я не желаю Айсулу зла. Я лишь хочу, чтобы она жила более менее приличной жизнью и никому больше такого вреда не наносила. 

Я думаю, что это был урок. Да, доверять людям нужно и верить в них тоже, но не стоит забывать о том, что иногда нужно защищать и себя. За период наших отношений я перестала верить в себя и закрывала глаза на множество красных флажков, потому что не доверяла себе. 

Нарциссы заставляют тебя извиняться за измены и ошибки с их стороны. Нужно стараться таких людей избегать. 

Айсулу пытается выживать. Это девочка из семьи среднего достатка, которая хочет более хорошей жизни, быть в высшем обществе и чтобы люди воспринимали ее таковой. И она всячески пытается этого добиться — не стараниями, мозгами и усердием, а обманом. Я боюсь за Анару, которая сейчас максимально подвержена манипуляциям Айсулу и слепо верит в ее сказки, но очень надеюсь, что она также сможет выйти из этих отношений и вынести для себя урок. 


Читайте также: 

Личный опыт: как я обратилась к сексологу

«Страх меня буквально парализовал»: история человека, живущего с ВИЧ

«Чтобы проверить, склонен ли партнер к насилию, попробуйте его спровоцировать»: что мне посоветовали во время звонка на телефон доверия 150


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм