Технологии и кинематограф исторически идут рука об руку. Первый показ Братьев Люмьер в Париже в 1895 году — это в первую очередь заявление науки, а уже во вторую — искусства.

Сегодня многобюджетные блокбастеры невозможны без сильной команды технических специалистов. Именно они переносят зрителей на Татуин, в Асгард, Средиземие и Нарнию. Кульминацией технологических возможностей в кино является вручение премии «Оскар» в категории «Лучшие визуальные эффекты». В этом году, вопреки ожиданиям многих, победил не финал эпической саги «Марвел» или гангстерская эпопея «Ирландец», а военная драма «1917». Пока Голливуд омолаживал Роберта Де Ниро и формировал представление об инопланетной жизни, телевидение не отставало и активно внедряло цифровых персонажей в свой эфир.

Hi-tech давно перестал быть темой нишевой аудитории. В Казахстане весь последний год слово «цифровизация» звучало из каждого рупора, а современная молодежь вместо иностранных языков берется за Python и Java.

Кажется, что технологиям подвластно все, даже воскрешение мертвых. Возможно, понятие некромантии и осталось в фантастических книгах, однако шоу-бизнес активно возвращает умерших знаменитостей. Валерий Комиссаров, автор скандальной программы «Дом-2», в январе  2019 годы объявил, что в своем новом проекте он использует голограмму Людмилы Гурченко. 

Воссозданная с помощью нейронной сети Народная артистка СССР и РФ стала ведущей самого масштабного телешоу мира, где участников переносят в средневековье. Если эпизодические появления подобного рода, вроде Пола Уоккера в «Форсаже», фанаты приветствовали аплодисментами и слезами, то подобное долгосрочное воскрешение встретили скептично.

Более активно эксплуатирует образы мертвых звезд музыкальная индустрия. По миру с гастролями уже проехались Эми Уайнхаус, Билли Холидэй, а 2pac ещё в 2012 году стал хедлайнером главного музыкального фестиваля Coachella.

Моральные вопросы подобных выступлений поднял последний (и самый неуспешный) эпизод «Черного Зеркала». Персонаж Майли Сайрус — идол молодежи — попадает в кому, став жертвой жадности своей тети. Однако злобная родственница продолжает зарабатывать на племяннице, заменив её голограммой. Игнорируя сомнительный саундтрек и диалоги, зритель сталкивается с актуальными вопросами законности и этичности коммерческой деятельности «призраков» наших кумиров.

Стоит отметить, что на данный момент семьи погибших публичных личностей сохраняют права на эксплуатацию образа лишь на 50 лет, а четкого законодательства в данной сфере и вовсе нет.

С меньшей долей противоречивости телевидение создает кибер-ведущих по образу живых людей. Первый подобный диктор появился в Китае в 2018 году. Создатели проекта подчеркнули плюсы AI-ведущего: ему не нужен отпуск, отдых, зарплата, гримёры и гардероб, а главное — он готов вещать 24/7.

Казахстанское телевидение не стало отставать и уже запустило аналогичный проект. I-Sanj — виртуальный ведущий, созданный по прототипу актера Санжара Мади, будет ежедневно выходить в эфир телеканала Atameken Business с новостями Bloomberg c 19 февраля этого года. 


Одна из причин экспериментов с Hi-tech на телевидение является миграция зрителей. Телеканалам приходится соперничать не только друг с другом, но и с социальными сетями, ютубом и стриминговыми сервисами, вроде всемогущего Netflix. Согласно американскому аналитическому агентству Pew Search, ежегодно количество телезрителей падает, а с 2016 года больше людей предпочитают читать новости в социальных сетях, чем из печатных газет. Гигант СМИ NBC адаптируется к новым реалиям и в этом году обещает запустить свой стриминговый сервис, под названием Peacock.

Умрет ли телевидение в том виде, в котором  мы  знаем, покажет время. А пока будем наблюдать за I-Sanj и воскресшей Гурченко.