Дамир Макимкенов работает киномехаником в кинотеатре Петропавловска. В течение дня он следит за оборудованием и запуском сеансов фильмов. Однако так было не всегда.

Несколько лет назад Дамир был готов взяться за любую работу: охранял объекты, примерял жилет разнорабочего и таксовал, перевозя пассажиров из города в город. В перерывах писал сценарий первой социальной короткометражки. 

В 2017 году он начал писать сценарий — это был важный этап в его жизни и первый шаг к созданию короткометражного фильма.

За пять лет 28-летний Дамир снял несколько короткометражек: «Дедушка», Статус отца», «Дело номер 315», «Серпін», «Не щедрое поле», «Игра».

STEPPE встретилась с режиссером в пустом зале кинотеатра и поговорила о том, какое развитие у самостоятельного производства фильмов возможно в регионах.  


О первых проектах

Беседу Дамир начал с наболевшего: «Северо-Казахстанская область в массовой отечественной культуре обросла нелепыми клише и стереотипами: мол, люди живут на севере Казахстана только в постоянном морозе с сугробами и никто из местных не знает казахского языка. А если смотреть фильмы в широком прокате, где упоминается Казахстан, то в таком кино, например, нет ни одной отсылки к Петропавловску или любому другому городу региона».

По словам Дамира, семья стала первой, кто «странно» отреагировал на его новое увлечение. Его не понимала мама, которая живет по принципу «дом, работа, работа, дом» и все новое ей чуждо, а братья и сестра подшучивали.

«Даже когда в социальных сетях фильмы набрали хорошие просмотры, они все равно не относились серьезно. Не было тотального обесценивания, просто столкнулся с непониманием — это нормально. Но позже мои фильмы начали показывать по местному телевидению. Конечно, такой масштаб стал для них показательным и они стали мной гордиться», — говорит Дамир.

Как признается молодой человек, такая реакция его не удивила. Он с детства привык брать ответственность на себя. Он родился и жил в районе Шал-Акына. Высшего образования парень не успел получить — пришлось рано повзрослеть, взяв на себя большую  ответственность за семью.

«Я работал в охране, таксовал между разными городами, подрабатывал разнорабочим — брался за любую работу. Но пять лет назад решил изменить свою жизнь и начал писать сценарии к своим короткометражным фильмам. Тогда меня не интересовала коммерческая сторона вопроса. Самостоятельно занимался организацией съемок и кастингом. Делал монтаж и периодически брал в руки камеру. Кроме меня, это никому не нужно. Не страшно быть первым, хуже или лучше сейчас у нас не будет. На данный момент я первый и единственный в СКО кинорежиссер. Понимаю, если зрителям не понравится фильм — сравнивать не с кем и конкуренции в регионе нет. Это печально, но факт», — говорит Дамир.

Больше всего Дамир гордится своей работой над фильмом «‎Не щедрое поле». 

«В селе Ступинка, где я вырос, соседи уже не первый год борются за принадлежащие им земельные паи. Я долго готовился к съемкам, несколько раз ездил туда. Чаще разговаривал со взрослыми, потому что они знают разницу, каково жить в селе, когда у тебя есть земельные паи и когда их нет. Виновны в том, что сельчане остались без земли, по моему мнению — безответственные инвесторы, которые не умеют работать на земле, и местные власти, которые их не контролируют. Это все я показал в фильме: тема земли вообще и земельных паев в частности — одна из самых актуальных проблем в Северо-Казахстанской области. После резонанса фильма, жители села рассказали о том, что каждому двору исполнительные власти привезли мешки ячменя в каждый сбор». 

«В своих работах транслирую не только локальные проблемы, с которыми сталкиваются люди с нашего региона. Есть фильмы о ценностях, которые понятны всем: проблема отцов и детей, отношение одного поколения к другому, социальное неравенство и тщеславие с другими пороками. Например, фильм "Дело №315" снимали зимой. На высокую оценку зрителя и критиков тогда не претендовал — мне важно было донести мысль о том, к каким последствиям может привести вождение в нетрезвом виде. На днях начнутся съемки моего уже девятого фильма. Проект "Темная башня" еще трудней в производстве из-за трудности темы, которую я поднимаю: он будет о том, как разрушается жизнь человека под воздействием наркотических веществ», — говорит Дамир.

О съемочном процессе

Я решил обратиться к самому известному видеооператору города Максиму Гладкову. Мне были близки его работы, мы не были знакомы ранее, но он согласился выслушать мое предложение о сотрудничестве. Съемочная группа во главе с Максимом согласились снимать за идею. Нельзя было допустить, чтобы фильм не понравился зрителю. На мне была ответственность: я не мог оплатить Максиму работу, предложил ему упоминание в титрах, которое возможно станет для него небольшой рекламой, если фильм соберет большое количество просмотров. Также было и с актерами: на кастинг приходило много энтузиастов, которые быстро откликнулись. Я занимаюсь только короткометражками, снимать полноценный фильм с полуторачасовым хронометражом дорого. Процесс съемок и производства кино выходит сложнее, чем попытка достучаться до зрителя. 

О зрителях и целях

Говоря об аудитории, для которой Дамир создает свои фильмы, он отмечает, что это все-таки продукт для молодых людей.

«Не хочу учить людей, как им правильно жить, но от прогрессивных молодых ребят зависит будущее: у них впереди долгая жизнь и важно сделать многое, чтобы они не повторили ошибок, а двигались в другом направлении в сторону личностного развития. Сила в знаниях, а их можно получить не только в учебных заведениях. Важно быть внимательным к тому, что происходит и делать самостоятельно выводы — мой зритель не закрывает глаза и он не равнодушен к происходящему вокруг». 

О перспективах короткого метра в СКО

После съемок девяти фильмов, я понимаю: у короткого метра большие возможности. Если производство киноконтента будет активно развиваться в областях, маленькими шагами оно выйдет на республиканский уровень. Так будет развиваться наша культура и казахстанцы узнают больше о северном регионе. У создания моих фильмов, конечно, свои особенности.

Многие сценарии посвящены внутренней теме. Но я стараюсь, чтобы проблема, которую я отражаю в фильме, была понятна всем, а не только жителям нашего региона. Признаюсь, сложно поместить глубокий смысл в 10-15 минут фильма. Поэтому часто приходится быть прямолинейным со зрителем и показывать проблему или смысл на поверхности — при просмотре, времени на глубокое осмысление нет.


Читайте также: 

Из перспективного футболиста в аудитора: история Джамшита Валиева

«Дизайнер не потянет аренду в ТРЦ в 2-3 млн тенге» — Саят Досыбаев о проблемах развития отечественного модного рынка

Как работает казахстанская фондовая биржа. Интервью с Даной Аманжоловой


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм