В Алматы с 2 по 7 мая прошла музыкальная резиденция для композиторов из Центральной Азии и Казахстана Batyr Lab. Зачем при существующих консерваториях, академиях, компьютерах и любителях, балующихся ремиксами, нужно заниматься сочинителями музыки и в таком формате?

В новом материале STEPPE Роман Райфельд попытался найти ответы на все эти вопросы.


В резиденции, которую Batyr Foundation делает уже во второй раз, участвовали 13 композиторов из Узбекистана, Кыргызстана и Казахстана. Организаторы творческой лаборатории получили 70 заявок из разных стран региона. По итогам резиденции отобрано несколько участников, которые получат гранты в размере 1 млн тенге каждый на сочинение новой музыки.

В октябре выйдут два мини-альбома с современной академической и экспериментальной музыкой, печать хрестоматии резиденции с биографиями композиторов и партитурами созданной музыки. Финальной точкой станет презентация результатов лаборатории и финальный концерт с участием ансамбля «Игеру».

Часть отобранных участников занималась в мастерской академической музыки: в ней преподавал выпускник московской консерватории, композитор и художественный руководитель ансамбля «Игеру» Санжар Байтереков. 

Санжар Байтереков

«Если за рубежом, кроме государства, академическую музыку поддерживают и частные фонды (например, немецкий фонд Сименса), то в Казахстане она сильно зависит от поддержки государственной. Мне нравится сравнение академической музыки с фундаментальной наукой. Последняя нуждается в том, чтобы ее культивировали, так как без нее не будет и развития науки прикладной (в нашем случае — неакадемической музыки). В советские времена композиторы существовали неплохо, потому что была полная господдержка. Сегодня мир изменился, но многие композиторы по-прежнему считают, что государство должно им платить просто так. Важно самому продвигать свою музыку, участвовать в конкурсах и фестивалях. Конечно, не помешало бы создание национального центра, аналогичного тому, что поддерживает наше кино. Пока же места академического композитора в казахстанском обществе я не вижу. Потому что у общества нет на него спроса», — говорит Санжар.

Также он отметил про казахстанцев за рубежом.

«В оптике мировой академической индустрии казахстанских композиторов очень мало, и те живут за рубежом. Сергей Ким в Австрии, Айгерим Сеилова и Джамиля Джазылбекова в Германии, Рахат-Би Абдысагин частично отучился в Астане, частично в Италии. Академическая музыка может дать вам больше, чем просто эмоции. Потому что вы, может, выйдете после концерта и откроете какую-то очень важную вещь: теорему, лекарство от рака. Ведь музыка сильно воздействует на умственные способности. Я согласен с нейробиологом Татьяной Черниговской, которая уверяет, что в будущем люди будут делится на два типа: тех, кто умеет воспринимать очень простую информацию, типа чтения вывесок, и тех, кто предпочитает книги. Я предполагаю, что также сложится ситуация и с музыкой. Какие цели я преследую в Batyr Lab?

Во-первых, работы на такую дальнюю дистанцию в полгода в таком формате нет нигде. Во-вторых, фонд еще и выделяет грант на написание музыки, что должно еще больше должно стимулировать композиторов-участников. Я бы хотел, чтобы мы за эти полгода с отобранными победителями попытались выйти за пределы их привычных рамок, их зоны комфорта и войти в новое для них пространство», — считает композитор.

Второй мастерской резиденции — экспериментальной — руководил таджикский музыкант и композитор Далер Назаров, поддержкой творчества которого всячески занимался в свое время Батырхан Шукенов. Мастерство одного из самых медитативных музыкантов современности проявилось во всей его красоте на концерте, который Далер дал для резидентов и гостей в один из дней Batyr Lab.

Далер Назаров

«Для меня такой опыт впервые. Получается, они шли навстречу мне, а я — им. Резиденция для меня — это тайна и продолжение энергии Батыра. Это красиво, удивительно и очень актуально для сегодняшней ситуации в мире, которая... ну полный абсурд. Композиторы — это жрецы. И они появляются только тогда, когда они нужны. Сейчас тенденция другая. Академические музыканты – я не вижу, чтобы в них нуждались, поэтому они и не появляются. И Batyr Lab не просто воркшоп, семинар, а еще и попытка наладить человеческий диалог, передать человеческий опыт. Тенденция, когда мы ждем технического оснащения, чтобы выразить что-то, она уже проходит. И мы возвращаемся к человеку, который просто сидит и поет под гитару, потому что вся огромная индустрия существует за счет него — творца. Мы возвращаемся туда, где искренность. И ее ищут сейчас все, в том числе — академические музыканты. Потому что она всегда была проявлением божественности», — говорит Далер.

На вопрос о том, каких учеников выбирал себе Далер, он ответил следующее: «Вопрос не столько в таланте, сколько в том, чтобы найти и поддержать того, кто так этого желает. Хотелось ребят, у которых есть вопросы, ответы на которые можно было бы найти вместе. Вот это красиво, я считаю. И он уйдет после нашей встречи, имея свое собственное достижение. При этом я не буду в его жизни тем, кто его спас».

«Композитор сейчас в сфере услуг. По сути, это человек избранный, через которого происходит или исцеление, или разрушение. Вот эту свою роль композиторы и вспоминают сегодня, возвращаются к ней. Меня часто спрашивают, почему я не пою на свадьбах, но объяснить это очень сложно. Когда ты с полной душой и сердцем занимаешься любимым делом, не для побед, не для того, чтобы сказали, какой ты молодец, а просто для себя самого – я за это! Когда мы приглашем залы, мы делимся со зрителями тем вдохновением, которое получили во время сочинения. И наша музыка способна в них вызвать то же вдохновение. И насколько оно чисто и достоверно, настолько и мастером является композитор», — резюмирует Назаров.

Программа резиденции Batyr Lab 2022 была насыщена. Авторское право — «темный лес» для многих сочинителей — давал эксперт в этой области, юрист, председатель авторского совета авторского общества «Абырой» Темирлан Тулегенов, который если выразиться прямо, собаку съел на этой теме, через собственный, порою обжигающий опыт.

Режиссер, сценарист, продюсер Малик Зенгер, — каждый новый музыкальный видеоклип которого маленькая эпическая кинокартина, — рассказал о том пути, который проделывает любая креативная идея: от концепта до реализации ее на практике.

Музыковед, общественный деятель, журналист, педагог и креативный продюсер «Радио Classic» Раушан Джуманиязова поделилась информацией о сегодняшнем дне академического музыканта в регионе. Российский специалист, основатель консультационного бюро InSimple, лектор бизнес-школы RMA и Института звукового дизайна Алекс Николаев, уже не впервые сотрудничающий с Batyr Foundation, проконсультировал композиторов в области основ музыкального бизнеса.

Спикерами резиденции также стали PR–эксперт, преподаватель ALMAU и профессиональный коуч Erickson International Эльнора Розмут и основатель и ген. директор крупнейшей в СНГ конференции музыкальной индустрии Colisium Владимир Кравченко. Среди тем, о которых шла речь на резиденции — создание музыки для кино и видеопродуктов, организация турне и создание личного бренда. И, конечно, много времени в обеих мастерских было уделено занятиям музыкой.

Расписание составили так, чтобы у руководителей мастерских было время на индивидуальные занятия с каждым. Участники узнали о самых значимых мировых фестивалях, конкурсах, академиях, встретились с музыкантами коллектива Eegeru, и, разумеется, помузицировали, как на занятиях, так и вечером в кафе.

Фаррух Акрамов

Неделя Batyr Lab 2022 пролетела мгновенно. Узбекский участник, композитор Фаррух Акрамов так оценил ее итоги для себя: «Я не могу сказать, что я новичок, много видел, участвовал в подобных резиденциях. Но эту могу похвалить: организаторы и лекторы на высоком уровне, много полезного узнал. Потому что были освещены те сферы, с которыми мы раньше не сталкивались: например, музыкальный бизнес и авторские права. У меня был какой-то период кризиса, я перестал писать музыку и даже участвовать в подобных мероприятиях. Но после Batyr Lab, после работы с Санжаром я восстановился и твердо уверен, что пойду дальше. Даже есть конкретные планы». 

Зачем они занимаются сочинителями музыки, сформулировала Наргиз Шукенова, директор фонда им. Батырхана Шукенова, который организовал обучение:

«После каждого проекта мы много рефлексируем. Первые годы больше ориентировались на исполнителей, но там очень сложно замерить отдачу и прогресс. С недавних пор решили вкладываться в тех, кто пишет музыку. Композиторы для нас — это те, кто отвечает нашей миссии, кто создает сильную живую культурную среду. Среди тех, кто прошел конкурс и те, кто уже организовывал какие-то фестивали, и те, кто делал open-air в махале. И наша задача дать импульс таким ребятам, чтобы они потом влияли на тех, кто рядом. Мы делаем ставку на сообщество», — подытожила Наргиз.

Ждем октября, новой музыки и концерта в Алматы.

*Музыкальная резиденция для композиторов Batyr Lab" реализуется фондом имени Батырхана Шукенова и фондом Булата Утемуратова.


Читайте также: 

16 осенних музыкальных релизов из Казахстана

Звуки природы, домбра, искусственный интеллект: кто создает авангардную музыку в Казахстане

«Смелые эксперименты — одна из отличительных черт нашего коллектива»: Ержан Кулибаев об Almaty Symphony Orchestra


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм