Как часто мы обращаем внимание на рецензии критиков про то или иное кино?  Критика шагает рука об руку с кино, подсказывает ей новые пути развития, направляет  его,  а также влияет на развитие режиссера. Как работают казахстанские критики, насколько сильно их влияние на отечественных режиссеров? Об этом мы спросили у ведущих кинокритиков Казахстана.


Как вы стали кинокритиком?

Гульнара Абикеева, президент Ассоциации кинокритиков Казахстана:

Я окончила киноведческий факультет ВГИК и всю сознательную жизнь нахожусь в этой профессии.  Моя дипломная работа во ВГИКе была посвящена японскому кино, я учила японский язык и несколько лет посвятила изучению этого кинематографа. Моими кумирами в то время в киноведении были Инна Генс — специалист по японскому кино в СССР и Дональд Ричи — американский киновед, первый на Западе, который начал писать о кино Японии. После окончания ВГИКа я думала, что стану киноведом-японистом, но вернувшись в Казахстан, у меня состоялся один важный разговор с музыковедом Саидой Елемановой. Как-то она спросила у меня: «О японском кино напишут японцы, а кто будет писать про казахское?» И тогда я решила, что какое-то время буду писать про отечественное кино. 

Это была середина 1980-х годов, я пошла работать в сценарно-редакционную коллегию киностудии «Казахфильм», которой руководил тогда Мурат Ауэзов. Он тоже меня вдохновил на то, чтобы писать об отечественном кино. В то время как раз началась «Казахская новая волна». Понятно, что это было самое интересное время для нашего кино — как о нем можно было не писать?!  Потом ситуация складывалась так, что я среди немногих смотрела первые фильмы независимых молодых государств — соседнего Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана. Так появились мои первые книги «Новое казахское кино: 1988-1998», «Кино Центральной Азии: 1991-2001».

 

Ольга Малышева, театральный критик, продюсер и кинокритик: 

По своему образованию я журналист, к этой профессии пришла еще со школьной скамьи. Лет в 15 начала работать в молодежном издании, в маленьком городе Темиртау, откуда я родом. Практически сразу главный редактор городской газеты предложил мне делать молодежное приложение к их изданию. Я проработала там весь 10 и 11 классы. Как журналисту, мне было интереснее писать о культуре. В сфере СМИ ее часто  пренебрежительно называют «культурка», а мне лично нравилось писать о культуре и искусстве. Много писала о музыке, шоу-бизе, начала писать о кино. Когда начинала свою профессиональную деятельность, я практически не писала о театре, это казалось далеким и чем-то страшным. Совершенно случайно начала ходить в театр, стала засматриваться и поняла, что мне это больше всего интересно. 

Всю информацию, которую получаю, которая мне нужна по теоретической базе, театральной, киношной, это все по собственной инициативе, на журфаке этому не учат. В лучшем случае там преподают жанры, частично учат тому, как писать об экономике, немного рассказывают о законодательстве, о том,  как писать про культуру. Журфак пытается выпустить каких-то универсальных специалистов, а универсальных, по моему глубокому убеждению, не существует. 

 

Карим Кадырбаев, продюсер, сценарист, критик:

Никогда себя не позиционировал кинокритиком, это как-то само привязалось. Наверное, благодаря нашей прессе, меня считают таковым. Позиционирую себя больше как кинообозреватель.

Что нужно, чтобы стать хорошим кинокритиком? Можно ли назвать кинокритику способом самовыражения?

Гульнара Абикеева: Как мне кажется, нужно иметь тонкое видение, восприятие изображения, смысла фильма, а также образованность, и не только кинематографическую, но и общекультурную. А потом все то, что понято, увидено в фильме, должно быть ясно и интересно, желательно еще и талантливо изложено в тексте. Кинокритики, как и киноведы, киножурналисты — это те, кто устанавливают связь между кинематографистами и зрителями. Мне думается, что здесь не столь важно самовыражение, сколько попытаться понять и выразить замысел авторов фильма.

Ольга Малышева: Главное — понимать и любить свое дело, потому что невозможно писать ни о кино, ни о театре, ни о музыке, если ты не слушаешь эту музыку, не смотришь кино или не ходишь в театр. У нас есть возможность смотреть качественные фильмы легально: вы покупаете себе диски или проплачиваете каналы в интернете или можно нелегально: смотреть на бесплатных сайтах.

В последние несколько лет к нам привозят очень хорошее кино, но в ограниченном прокате. В том, что касается театра, возможности чуть меньше. Чтобы реально смотреть хороший театр нужно куда-то выезжать. К счастью, некоторые постановки сейчас можно смотреть в записи или через прямые трансляции. 

Главное — не останавливаться, нужно смотреть кино и думать! Воспитывать в себе вкус. Очень часто я вижу журналистов намного старше меня, которые пишут о кино и при этом имеют плохой вкус. Например, когда они приходят на, мягко говоря, средненькое отечественное кино и говорят как это прекрасно, как здесь чудесно работают актеры, какой потрясающий режиссер. На самом деле эти  люди вообще не понимают, о чем говорят. 

И плюс очень часто любое искусство оценивают по очень странным категориям. Для некоторых, например, фильм Ержанова плохой, потому что он говорит про проблемы, спектакль Артишока плохой, потому что там матерятся. Это не может быть критерием для оценки хорошего продукта, киношного или театрального, потому что это современные тенденции,  когда искусство не может быть в отрыве от контекста. Это, наверное, моя главная принципиальная позиция в оценке любого продукта. В искусстве самое главное это контекст, потому что когда художник существует в отрыве от ситуации, которая его окружает, это… он не может называться современным художником, он может быть музейным работником каким-нибудь, библиотекарем.

Карим Кадырбаев: Я не знаю, как стать хорошим кинокритиком, так как я себя хорошим не считаю. Это  профессия, где как и в любой другой нужно набираться опыта постоянно. Для того чтобы быть в тренде как коммерческого, так и авторского кино, изначально нужно  любить то, чем занимаешься, как бы банально это ни звучало. И быть постоянно в теме, держать руку на пульсе. Допустим, мое утро начинается с того, что я просматриваю пять-шесть киносайтов. Стабильно три-четыре раза в неделю хожу в кино, смотрю, что показывают, будь это казахстанское кино или зарубежное.

Сколько зарабатывает кинокритик в Казахстане?

Ольга Малышева: Об этом можно было бы говорить, если бы у критика была зарплата. Нет никакой организации, которая бы объединила  всех критиков и оплачивала им какой-то стандартный оклад каждый месяц. Сколько рецензий ты напишешь, столько ты получишь. Все зависит от того, для какого издания ты пишешь. У каждого своя гонорарная сетка. Я вот, например, состою в ассоциации кинокритиков Казахстана. Часть членов ассоциации педагоги-киноведы, которые также занимаются преподавательской деятельностью в университетах. Я занимаюсь сейчас, по большей степени, театральными проектами. Карим Кадырбаев пишет сценарии и занимается продюсированием. У нас нельзя заработать много на кинорецензиях.

Карим Кадырбаев: Особо много не заработаешь. Я пишу авторские статьи для разных изданий, занимаюсь продюсированием фильмов, пишу сценарии.

Как в стране обстоят дела с кинокритиками и есть ли у них влияние на казахстанский кинематограф?

Гульнара Абикеева: К сожалению, нас очень мало. Хотя мы и создали «Ассоциацию кинокритиков Казахстана», куда вошли 13 человек, не все работают как кинокритики. Как я говорю, у нас два крыла Ассоциации: журналистское-кинокритики, которые активно работают в СМИ и академическое крыло — киноведы, которые работают в вузах. К первому относятся Карим Кадырбаев, Тулеген Байтукенов, Галия Байжанова, Дмитрий Мостовой, Ольга Малышева (также театральный критик), Гульажар Машрапова, Мади Мамбетов, ко второму – Олег Борецкий, Инна Смаилова, Баубек Ногербек, Назира Мукушева, Александра Поршнева и я. Конечно же, есть и те, кто в нашу Ассоциацию не входят, но мы с каждым годом расширяемся. Есть ли влияние на кинематограф? Думаю, что да. Но в целом соотношение кинокритиков и творцов-режиссеров должно быть иное, чем у нас. Скажем, в России есть много изданий о кино, телепередач, почти в каждом СМИ есть свой обозреватель по кино. Думается, что там соотношение пять кинокритиков или журналистов, пишущих о кино на одного режиссера. Если у нас порядка 50 действующих режиссеров в Казахстане, то должно быть около 250 кинокритиков. А количество всегда переходит в качество. Вот тогда можно будет говорить о влиянии на кинематограф.

Как вы считаете, в чем проблема казахстанского кинематографа?

 Ольга Малышева: Проблема казахстанского кино состоит в том, что у нас слишком избитые темы для сюжета. Если в фильме говорят правду, это многим не нравится. Хотя считаю, таким образом мы ближе к искусству. Когда существует отклик, когда тот же Ержанов, Байгазин очень активно  реагируют на то, что происходит, это ценно и важно. По такому принципу, не обязательно может делаться какое-то авторское кино. Коммерческое кино тоже может отвечать этим вызовам, взять тот же фильм «Когда ангелы спят» Рашида Суйлеменова, совершенно была удивительная продюсерская работа Кайрата Нуртаса. В кино главная героиня женщина, и он сделал ее по-настоящему сильной, он ушел от этого образа вечно несчастных  келинок, и чего-то прочего. То же самое, что происходит в театре. С одной стороны, я вижу в государственных театрах миллион этих странных комедий с непонятными шутками и текстами. Можно, конечно, и в классике находить какие-то актуальные вещи, но если ты делаешь искусство, будь добр, делай его все-таки важным для текущего момента. 

Карим Кадырбаев: Во всем у нас есть проблема. Это тот же самый непрофессионализм некоторых режиссеров, которым не хватает собственной линии.  Наши режиссеры в какой-то момент подумали, что могут быстро-быстро снять очень дешевое кино и это выстрелит. Они оседлали этого коня и поскакали, а лошадь-то уже подыхает. У наших  кинематографистов есть проблема с промоушеном фильма. Сложно заработать на действительно достойных фильмах, так как не продумывают рекламную кампанию, то есть вроде вложили хорошие деньги, а про маркетинг не подумали. Одной из проблем казахстанских режиссеров является плохой сценарий. Когда режиссер сам его пишет, вполне возможно, что режиссер он отличный, а как сценарист слабый.

Назовите пять фильмов, которые рекомендуете к просмотру настоящему киноману

Гульнара Абикеева: Пусть их будет шесть и за последние годы. Буду последовательна и назову три любимых фильма из кино Центральной Азии и три фильма из мирового кино: «Бауыр» Серика Апрымова (Казахстан), «Саякбай» Эрнеста Абдыжапарова (Кыргызстан), «Река» Эмира Байгазина (Казахстан), «Мамочка» Ксавье Долана (Канада), «Путешествие к берегу» Киеши Куросавы (Япония), «Фокстрот» Самуэля Моаза (Израиль).

Ольга Малышева: «Матрица» —  сестры Вачовски, «Вечное сияние чистого разума» — Мишель Гондри, «Осенний марафон» – Георгий Данелия, «Окно во двор» —  Альфред Хичкок, «Фаренгейт 9/11» – Майкл Мур.

Карим Кадырбаев: Я не могу назвать какие-то конкретные  фильмы, потому как в каждом возрасте есть свои картины, которые вы воспринимаете по-разному, по мере своего взросления.