11 октября в столице ЮНФПА и E.Quality Talks Назарбаев Университета провели дискуссию о расширении прав девочек и показали трейлер к будущему документальному фильму «Қызболсын» («Пусть будет девочка») по случаю празднования Международного дня девочек, тема которого в этом году звучит «Сила девочек: независимая и неудержимая». 


О фильме 

В документальном фильме «Қызболсын», готовящемся известным режиссером Катериной Суворовой и певицей, активисткой и спикером ЮНФПА Акмаржан Кушербаевой (KALIYA), авторы хотят узнать больше о жизни женщин и девочек, названных при рождении «Ұлболсын» («Пусть будет мальчик»), что означает предпочтение или пожелание рождения сына. Эта традиция не уникальна лишь для Казахстана и существует и в других странах Центральной Азии и других регионах мира.

«Наш фильм дает возможность услышать голоса женщин, которым, может быть, никогда раньше не задавали этот вопрос. Нам важен и интересен ответ, каким бы он ни был. Потому что эти имена — это эссенсия жизней всех женщин Центральной Aзии», — говорит режиссер и создатель фильма Катерина Суворова.

Статистические данные 

В Казахстане насчитывается 75400 женщин и девочек с именем «Ұлболсын» и его производными. Из них 53,6% родились в семьях, проживающих в сельской местности

Существует 294 вариации имен со схожим смыслом. Наибольшее распространение имен, начинающихся с корня «Ұл», а также схожих по смыслу имен среди женщин и девочек наблюдается в Южном регионе — 69,6% от всех лиц женского пола с соответствующими именами по стране.

В целом, наблюдается некоторая тенденция снижения числа лиц женского пола с такими именами в течение последних трех десятилетий: с 13803 человек в 1990-1999гг. до 12264 человек 2010-2019гг.

Все родители обычно придают большое значение такому событию, как имянаречение новорожденного.

По казахским традициям, часто такая миссия выпадала особо уважаемым и почитаемым родителями людям или старшим в роду. Чаще всего, если живы дедушки и бабушки, то почетная миссия давать имя новорожденному выпадала им. При этом, независимо от того, нравится выбранное ими имя самим родителям новорожденного или нет, данное имя должно было беспрекословно приниматься. В настоящее время во многих современных семьях сохраняется преемственность этих традиций, но в отдельных семьях молодые родители зачастую вольны в выборе имени своему ребенку.

У казахского народа, как и у других, часто было принято давать имена, связанные с определенными поверьями: чтобы это имя охраняло новорожденного от сглаза и порчи; чтобы ребенок остался живым, если дети часто умирали; чтобы новорожденный был похож на близкого родственника, друга, батыра, певца, акына, ученого; чтобы девочка выросла красавицей, нежной, обаятельной и так далее.

Например, чтобы ребенок вырос великим ученым, акыном или певцом — мальчикам давались имена Абай, Динмухамед, Қаныш, Исатай, Нұрсұлтан, а девочкам — Дина, Роза, Бибігүл, Ғазиза, Шара и так далее.

Девочкам, чтобы они выросли красавицами или нежными, скромными и добрыми, давали красивые имена, как Жұлдыз, Тана, Ботакөз, Кербез, Қаракөз, Аққыз, Іңкәр, Жамал, Мақпал, Тазагүл, Самал, Айсәуле, Әтіргүл, Бұлбұл, Алтынай и так далее.

Но среди таких поверий есть и «особая» категория женских имен, связанных с рождением в семье только девочек, томительным ожиданием рождения сына и поверьем, что если назвать новорожденную девочку именем Ұлтусын, Ұлдана, Ұлжалғас, Ұлпан, Ұлбала, Ұлдарай, Ұлтуар, Ұлжан, Ұлту, Ұлмекен, Ұлдархан, а также схожими по смысловой нагрузке именами, например, Болған, Тойған, Жаңыл, Жаңылсын, Жаңылхан и так далее, то следующим рожденным ребенком непременно будет сын — продолжатель рода. То есть присвоение таких особых, говорящих имен дочерям должно было стать причиной рождения сыновей в будущем.

Для того, чтобы изучить ситуацию с такими, наделенными «особой миссией», именами лиц женского пола в стране, Комитетом по статистике МНЭ РК по заказу Фонда ООН в области народонаселения специально для проекта #QyzBolsyn, была проанализирована База данных рождений из Статистического регистра населения по выборке женских имен, начинающихся с корня «Ұл», а также имен со схожей смысловой нагрузкой, «как бы предопределяющих» рождение сыновей после череды рождений дочерей. Таких «особых» имен в базе данных СРН оказалось 294.

По данным БД СРН выяснилось, что число родившихся в период с 1905 по 2019 годы девочек с именами, начинающимися с корня «Ұл», а также схожими по смыслу именами, составило 75400 человек. Из них 40433 человека — 53,6% — проживали в сельской местности, а 34967 человек — 46,4% — в городской.

Наибольшее число девочек, которые получили «особые» имена, родилось в 2008 году — 1667 человек, далее по нисходящей: в 1994 году — 1616; в 1995 году — 1600; в 1993 году — 1551; в 2007 году — 1534 и в 2013 году — 1504 человека. На указанные годы приходится около 9,5 тысяч девочек — 12,6%, которые как бы «предопределяли» в будущем рождение сыновей в семье.

В 2019 году за неполные 9 месяцев такие «особые» имена получили 572 девочки. 

Выяснилось, что наибольшее распространение имен, начинающихся с корня «Ұл», а также схожих по смыслу имен, среди лиц женского пола наблюдается в Южном регионе: Алматинская, Жамбылская, Кызылординская и Туркестанская области и города Шымкент и Алматы, что в целом составляет 69,6% (52479 человек) или более двух третей от всех лиц женского пола с соответствующими именами по стране.

В Западном регионе: Актюбинская, Атырауская, Мангистауская и Западно-Казахстанская области, и в Центральном регионе: Акмолинская и Карагандинская области и г.Нур-Султан, численность лиц женского пола с такими именами встречается несколько реже — 16,3% (12304 человека) и 8,4% (6342 человека) соответственно.

Самая низкая распространенность соответствующих имен наблюдается среди женщин в Северо-Восточном регионе: Восточно-Казахстанская, Костанайская и Северо-Казахстанская области — 5,7% (4275 человек).

29,8% женщин и девушек с именами, начинающимися с корня «Ұл», а также схожими по смыслу именами имели высшее образование, 22,9% — среднее специальное и профессионально-техническое, 32,7% — общее среднее и 14,6% — основное среднее и начальное образование.

При этом 21,6% женщин и девушек с вышеуказанными именами являются  наемными работниками;  10,9% — самозанятые; 9,4% — студентки, 7,7% — женщины пенсионного возраста.

Из общего числа наемных работников доля женщин с «особыми» именами с основным средним и начальным образованием составила 8,2%; с общим средним образованием — 9,2%; со средним специальным и  профессионально техническим образованием — 23,4% и с высшим образованием— 40,3%.

Среди самозанятых женщин 6,9% имели среднее и начальное образование; 7,4% — общее среднее; 16,4% — среднее специальное и профессионально-техническое и 12,3% — высшее образование.

Выявлено, что 31,4% женщин и девушек с именами, начинающимися с корня «Ұл», а также схожими по смыслу именами, никогда не имели брачных отношений; 60,7% — состояли в семейном союзе, 3,1% — находились в разводе, а 4,7% — являлись вдовыми.

В большинстве случаев вышеназванными именами называли рожденных четвертыми-пятыми и более по счету девочек.

Как показывает анализ статистических данных за последние десять лет, такое имянаречение только чуть больше чем в половине случаев приводило к рождению следующими сыновей . От общего числа рожденных следующими после дочерей с «особыми» именами — в течение двух лет родилось всего 1923 ребенка, из них родилось 1016 мальчиков или около 53%.  В 907 случаях или 47% такое имянаречение не оправдывало ожидаемых надежд на рождение сыновей, и следующими рождались опять девочки.