Мы встретились с постояльцами Центра социальной адаптации, которые рассказали нам о жизни до того момента, как оказались здесь.

Часть первая. Закулисные истории

Первое удостоверение в 70 лет

«Я думал не доживу до этого дня», — рассказывает Михаил Михайлович Пономарев. Он проживает в Алматинском городском Центре социальной адаптации для лиц, не имеющих определенного места жительства, уже 9 лет, а в ноябре наконец-то получит свое первое удостоверение личности.

Михаил приехал с Северного Казахстана к другу в Алматы еще студентом и остался здесь работать. О том, как оказался в тяжелом положении, рассказывает нехотя. Глаза начинают слезиться.

«Оказался не в том месте и не в то время», — тихо шепчет Михаил.

Светлана Мынбасовна, заместитель по социальной работе, которая встретила нас в то утро, рассказывает, что Михаил пришел к ним сам. У него не было ни удостоверения личности, ни свидетельства о рождении. Светлана успела уйти в декрет, а Михаил все продолжал жить в Центре.

В марте этого года, когда Светлана вернулась, Михаил потерял надежду, что получится восстановить удостоверение личности и подтвердить рабочий стаж для получения пенсии.

«У него глаза были потухшие, он лежал и не вставал. Говорил, не доживет, не надо делать ему документы», — рассказывает Светлана.

В ноябре Михаил готовится забрать свое удостоверение и поселиться в Доме Ветеранов. Сейчас он называется Центр оказания специальных услуг №3.

Красный паспорт несуществующей страны

Центр открылся в 2000 году. Государственное учреждение работает под началом Управления социального благосостояния города Алматы.

Центр принимает совершеннолетних лиц, оставшихся без места жительства, либо освободившихся из мест лишения свободы. Он рассчитан на 183 места. Вместе с ночлежкой — 233. В Центре можно переночевать, но большинство предпочитает остаться здесь на более длительный период.

«По установленному стандарту мы можем предоставлять место получателям услуг (бездомным) до года. В идеале это должно быть так. Но большинство бездомных приходят к нам либо без документов, либо с красными советскими паспортами. Чтобы восстановить документы краснопаспортников, уходят не месяцы, а годы. Мы по-человечески не можем выкинуть прибывшего, поэтому переоформляем документы. Так и получилось с Михаилом», — рассказывает Светлана.

Сейчас в Центре проживает 54 человека с советским паспортом. На вопрос, почему процесс восстановления документов затягивается, ответила Алия Саматовна.

«Это же был Советский Союз. Прибывший к нам мог родиться в России, учиться в Украине, жениться в Узбекистане и оказаться на момент развала страны в Казахстане».

Алия Саматовна поделилась историей, как из Москвы к ним однажды привезли мужчину. Он больше 15 лет жил в психиатрической клинике в Москве. Его выпустили, выяснили, откуда он родом, и отправили обратно на родину. В итоге мужчина оказался в Центре социальной адаптации в Алматы. Социальные работники Центра искали его родственников. Нашлись его дочери, которые, к сожалению, отказались от отца. Но родной брат увез его в Америку.

«Иногда к нам приходят люди без документов. Мы по всем базам начинаем пробивать имя и фамилию. Приходит ответ: “Не существует в базе данных”. Тем более что это уже не молодые люди, которые большую часть своей жизни провели на улице. Их здоровье и память сильно травмированы», — рассказывает Алия Саматовна.

Травмы на всю жизнь

В Центре Светлана Мынбасовна познакомила нас с Нозей. Женщину привезли в центр неравнодушные, которые заметили её на окраине барахолки.

Она не знает русского языка и толком не разговаривает. Администрация Центра до сих пор не знает её имени, национальности, месте рождения, возраста и судьбы.

Мы ласково называем её Нозя-Нозя, но в душе знаем, что она никогда у нас не получит документы.

Когда она к нам поступила, вообще не разговаривала. Только спустя время иногда показывает: была мама, братик. То ли мама её бросила, то ли она потерялась. Еще выяснили, что её заставляли попрошайничать на улицах», — продолжает рассказ Светлана.

Администрация Центра до сих пор не знает, что могло произойти с Нозей. Но она перестала разговаривать и получила сильные травмы головного мозга, которые сильно сказались на её речевых способностях.

На спортивной площадке сидит Люда. Она красит губы, укладывает прическу и говорит очень быстро. Её волосы чуть растрепались после занятий на тренажере.

Светлана рассказала, что в молодости Люда потеряла мужа и так и не оправилась после случившегося. Детей, знакомых и друзей у нее нет.

Поговорить о том, как она оказалась в Центре, не получилось: Люда думает, что она до сих пор живет в СССР в 1960 году.

Тогда она была заведующей детского дома и считалась одним из лучших руководителей. Когда мы уходили, Людмила попросила сделать заметку в газете о её ребятах из детского дома.

Вступить на путь истинный

В мужском корпусе мимо нас прошел Даулет — мы подумали, что он работник Центра.

Оказалось, Даулет живет на улице уже 3 года. В Центр пришел сам.

«Мне кажется, меня сюда Бог послал. Я часто помогаю работникам Центра, мою стариков, которые не могут этого сделать сами, помогаю слепым или калекам дойти до столовой. Я смотрю на них и думаю, что нужно взять себя в руки. Изменить свою жизнь к лучшему», — говорит Даулет.

Он вырос в детском доме. Окончил школу, отслужил и отучился в университете КазУМОиМЯ на факультете журналистики. У Даулета была жена и двое детей — мальчик и девочка. Он работал шеф-поваром в гостиницах Алматы и состоял в Гильдии шеф-поваров. С командой часто ездил по Казахстану на открытие новых ресторанов.

«Много начал зарабатывать, много начал тратить, много начал пить. Развелся с женой, спился и в итоге оказался на улице. Там же потерял документы. Здесь помогли их восстановить. Теперь ищу работу», — рассказывает Даулет.

Светлана рассказала, что Даулет иногда очень сильно расстраивается и начинает пить после очередного разговора с бывшей женой.

Она не разрешает ему видеться с детьми. Для Даулета, выросшего в детском доме, ощущать, что он сам бросает своих детей, тяжело.

«Почему я не вижусь с семьей? Я сейчас не могу выплачивать алименты, из-за этого мы с бывшей женой часто ругаемся, и она не позволяет мне встречаться с детьми», — заканчивает свой рассказ Даулет.

Проблема отцов и детей

Помимо того, что бездомные сами приходят в Центр, их привозят неравнодушные или направляют из мест лишения свободы. Бывает, что от них отказываются родные дети.

Эта женщина целый месяц прожила под лестницей многоквартирного дома. Она плохо слышит и была обманута дочерью. В сентябре она подделала документы и выселила из собственной квартиры. По словам женщины, на это ее надоумил молодой человек.

Несмотря на то что во многих историях люди стали жертвами обстоятельств, Алия Саматовна не устает напоминать о том, что эти люди когда-то сами халатно отнеслись к себе и своему будущему.

«Нам часто говорят, что если бы не они (бездомные), то у нас не было бы работы. Но они забывают, что живут на попечении государства, а следовательно — на деньги налогоплательщиков, то есть нас», — делится Алия Саматовна.

«Советского Союза как страны нет уже 30 лет, но эти люди даже не позаботились о том, чтобы сделать себе новые паспорта. Им в какой-то мере до сих пор удобно жить так, без обязательств».

На вопрос о причинах такого поведения штатный психолог Центра — Куаныш Карыкпаев, вырисовывает нам портрет человека, который может остаться на улице.

«Это, в первую очередь, люди с низкой самооценкой. Они не заботятся о себе и недооценивают себя. В них нет здорового эгоизма, который присущ остальным людям. А еще они слабовольные, поэтому становятся зависимыми от алкоголя и наркотиков».

Несмотря на это, таких людей нужно реабилитировать и возвращать в социум. По последним данным, только в Алматы насчитывается от 7 до 10 тысяч бездомных, а после экономического коронакризиса их число увеличилось. Это говорит о том, что каждый из нас не застрахован от возможности оказаться на улице. 

За каждым потерянным человеком стоит своя история. Нам нужно научиться видеть ее.


Если вы хотите помочь Центру социальной адаптации для лиц без определенного места жительства одеждой или едой, можете обратиться по номеру:

+7 (707) 373 03 87 — Светлана Мынбасовна.

 


Читайте также: 

Малообеспеченные семьи могут рассчитывать на помощь от государства

Facebook запускает новую функцию для организации петиций

«Надо их вывести из города, зачем они нужны?»: Кто такие бездомные и как им помочь