«‎Мы используем животных так, будто они машины»: будет ли Казахстан «веганизирован»?

14 минут Молдир Мухит
«‎Мы используем животных так, будто они машины»: будет ли Казахстан «веганизирован»?

— Когда и почему вы стали веганкой? Что на это повлияло?

Я стала веганкой пять лет назад. На тот момент у меня за спиной было более 10 лет вегетарианства. Тогда в соцсетях стало появляться больше информации о том, откуда берутся молоко и яйца, в том числе — шок-контент. Чтобы ускорить свой переход, я специально подписалась на аккаунт PETA в Инстаграме. Оттуда стала узнавать о том, в каких непростых условиях содержатся дойные коровы и несушки на крупных фермах.

Мы как-то привыкли думать о молоке как о невинном продукте, который ассоциируется с радостными воспоминаниями из детства и заботой близких. Но в производстве молока нет никакой радости — только стресс и страдания животных.

Для того, чтобы коровы давали молоко, их нужно оплодотворять, сразу после рождения отнимать телят и доить с помощью механизаторов изо дня в день. По сути, мы покупаем в магазинах то, что предназначено для телят. После того, как удои падают, коров снова оплодотворяют. И так происходит до тех пор, пока они не становятся экономически невыгодными для молочной индустрии. После трех-пяти лет беременностей их жизнь заканчивается на скотобойне, хотя в естественных условиях они могут жить 20-25 лет. Телки, которые в основном и рождаются у коров из-за гормонов, добавляемых в корм, пополняют ряды молочных коров. 

Телята идут на ускоренный откорм и стейки. Получается, мы используем живых существ, которые способны радоваться жизни, чувствовать боль, сочувствовать и любить, так, как будто они являются машинами.

Обычно людям сложно представить себе масштабы происходящего в животноводстве. Всемирно известный историк и оратор Юваль Ной Харари, который сам является веганом, в своём бестселлере «‎Sapiens. Краткая история человечества» приводит такое сравнение, которое было актуальным на момент публикации его книги. 

Биомасса всех живущих людей составляет около 300 млн тонн, всех диких животных крупнее дикобраза — 100 млн тонн, всех наземных сельскохозяйственных животных — 700 млн тонн. 

Другое внушительное сравнение: в глобальных масштабах для нужд человека ежедневно убивается около 200 млн сухопутных животных. Если бы люди вдруг начали умирать с такой же скоростью, то человечество вымерло бы за 40 дней. 

—В чем вы себя полностью ограничили?

Во всём, что имеет животное происхождение, кроме лекарств, к которым я прибегаю очень редко, и прививок. И то, и другое, как минимум, тестируется на животных, как того требует от производителя закон. Могу ли я называть себя после этого веганкой? По определению Веганского общества, которое является на данный момент общепринятым, «‎веганство — это образ жизни, который стремится исключить все формы эксплуатации и жестокости по отношению к животным ради производства еды, одежды или любых других причин, насколько это возможно и практически осуществимо». 

Когда ты начинаешь изучать состав и понимать, что к чему и откуда, только тогда осознаёшь, что мир зиждется на эксплуатации животных. Желатин (продукт долгой варки кожи, сухожилий, связок и прочих останков животных) — в сладостях. Ланолин (воск, получаемый через вываривание овечьей шерсти) — в кремах и мазях. Стеариновая кислота, которая обычно добывается из животного жира — в автомобильных и велосипедных шинах. Бычья или свиная желчь — в составе акварельных и гуашевых красок. Животный глицерин — в косметике. Казеин (белок коровьего молока) — в составе клея. Пчелиный воск — в свечах. Перечислять можно бесконечно.

Я стараюсь использовать всё веганское — от косметики и бытовой химии до верхней одежды и обуви. Благо, что немецкий рынок позволяет делать это без особого надрыва. Здесь легко ориентироваться по веганской маркировке на упаковке. Но бывает, что по ошибке или незнанию беру что-то невеганское. К примеру, я ещё не проверяла, являются ли веганскими шины на моём велосипеде. В Казахстане нет общепринятой и надёжной веганской маркировки. 

К примеру, «‎постный» на практике может не всегда означать исключительно растительный состав. Но это не значит, что чтобы покупать веганское в Казахстане, обязательно самой разбираться во всех нюансах производства. Можно проверять продукты на веб-сайте с постоянно обновляемым каталогом веганских продуктов Vegan Russian.

— Как к вашему решению отнеслись близкие люди? Были ли разногласия по этому поводу?

У меня добрые и понимающие друзья и родственники. За 15 лет бывало всякое, включая и злые шутки, и неудобные моменты. Что касается шуток в целом, я обычно отношусь к ним спокойно и мне самой нравятся анекдоты про веганов. Рассказать один? 

На борту самолёта пассажиру становится плохо. Старший бортпроводник делает объявление: Если на борту есть врач, пожалуйста, дайте знать, нам нужна ваша помощь. Один пассажир тянет руку. Проводник подбегает к нему: О, как нам повезло! Вы врач?! Пассажир: Нет, я веган. 

Я воспринимаю это как шутку над стереотипом, что веганы всегда заявляют о себе. На самом деле, мы делаем это ради животных и обычно тогда, когда нас об этом спрашивают. Например, как для этого интервью. Часто разговор о веганстве заходит, когда дело касается приёма еды. В день мы принимаем более 200 решений, связанных с едой. 

— Как вы думаете, насколько трудно в Казахстане быть веганом? И каково быть веганом в Европе?

Я бывала в командировках в казахстанских регионах, поэтому знаю, что там вегану непросто. С другой стороны, в общепитах всегда можно заказать гречку и винегрет — этим я и питалась во время своих поездок. В Карабалыке, районном центре в Костанайской области, мне очень повезло с поваром в местной гостинице — она оказалась спецом в постной кухне. В целом в нашей глубинке зачастую не только веганских альтернатив не найти, но вообще качественных и доступных фруктов, овощей, зелени, орехов, круп, специй нет. Те же веганский майонез и тофу не везде есть. Зато есть онлайн магазины, где можно заказать крупы, семена льна (наш источник Омега 3), пищевые дрожжи (не путать с пекарскими), которые по вкусу заменяют нам сыр, витамины B12 и D3 — единственные добавки, которые нужно принимать всем веганам).

В Алматы, Астане и некоторых областных центрах, например, в Караганде, откуда я родом, есть хорошие базары, специализированные магазины, вегано-вегетарианские заведения, в супермаркетах ассортимент богаче.

Германия сейчас — это просто рай для веганов. Спрос очень большой: около 8% всех жителей либо веганы, либо вегетарианцы и ещё 30% сокращают потребление мяса. Есть даже политическая партия, которая объединяет веганов и вегетарианцев — V-Partei. Помимо впечатляющего разнообразия цельных растительных продуктов, просто уйма веганских альтернатив: тофу, растительное молоко, йогурты, сыры, колбасы, бургеры, «‎рыбные» палочки, готовые пиццы и лазанья, десерты и т.д. 

Если интересно, из чего делается веганское мясо, то это в основном сейтан (пшеничный белок), соевый белок или белок других бобовых растений. И появилось это всё буквально за последние пять лет. Такие альтернативы помогли мне и моему тогда ещё будущему супругу на переходном этапе. Потихоньку они доходят и до Казахстана.

Большим преимуществом для развития веганства в нашем постсоветском регионе является популярность постной кухни и непопулярность свинины среди мусульманского населения. А вот в Германии свиньям достаётся: здесь в год забивается больше 50 млн свиней. А между прочим, свиньи — чувствительные и умные существа, которые по интеллекту превосходят собак. Мы все негодуем из-за фестиваля собачьего мяса в Китае, где забивают 10-15 тысяч собак, называем китайцев дикарями. Но при этом сами едим не менее милых и сообразительных животных и в гораздо большем количестве. Как вам такое лицемерие?

— Скучали по какому-то невеганскому продукту? Сейчас есть идеальная замена ему? Из чего состоит ваш дневной рацион?

Я уже не могу представить себе блюдо, которое нельзя веганизировать. Я даже веганский наурыз коже сделала в этот году, а моя знакомая проводит мастер-классы по веганском бесбармаку. Разница сейчас только в том, что невеганское можно запросто купить в магазине или заказать в кафе, а веганское нужно готовить самой и потратить на это много времени. А ещё нужно иметь все ингредиенты, за которыми нужно заранее съездить или заказать онлайн, так как их не найти в магазинчике во дворе. Например, прямо сейчас хочется орешков из теста со сгущёнкой внутри. Это было моей любимой сладостью в детстве. В Германии такие можно найти только в невеганском исполнении, в русских магазинах. И их, конечно, можно сделать из исключительно растительных продуктов.

Как и у других веганов, у меня была ломка при отказе от сыра. Позже я узнала, что это происходит из-за высоких концентраций в сыре казеина. При переваривании он расщепляется на, в том числе, казоморфин — белковое соединение, которое обладает опиоидным эффектом. Их роль в природе — держать телят при своих мамах-коровах. В сыре же концентрация казеина увеличивается, поэтому возникает сильная зависимость. Сейчас я спокойно обхожусь без сыра и даже пиццу делаю без его веганского аналога.

Ещё сейчас я раскрываю для себя аспекты, связанные с оздоровлением организма, которое возможно на сбалансированном веганском питании или питании цельными растительными продуктами. По утрам я обычно ем овсянку с яблоками, семенами льна и орехами. Позже могу перекусить сэндвичем с огурцом, веганским лососем, который делаю сама из моркови и домашним соусом из кешью. На обед могу приготовить плов с нутом или другое горячее блюдо с бобовыми. На полдник можем выпить смузи из растительного молока, банана, фиников и куркумы. На ужин сделать тыквенные стейки и картофельное пюре или гречку с овощами. Делюсь рецептами на своём канале в инсте. Ещё мы, конечно, пробуем все новинки, которые сейчас появляются в немецких торговых сетях как грибы после дождя.

— Часто ли сталкивались с критикой? Что самое обидное и странное вам говорили?

Раньше, когда я жила в Алматы и ходила с коллегами на обед, все разговоры за столом были только о моём образе жизни (тогда это ещё было вегетарианство). И эти разговоры они же и начинали. Приходилось останавливать их и просить сменить тему, чтобы спокойно поесть. Одна коллега мне как-то сказала: «‎Каждый раз, когда я ем мясо, думаю о тебе». Уж лучше бы она думала о том животном, которое явно не хотело умирать.

Обычно люди, когда узнают, что я веганка, начинают оправдываться, хотя никто им ничего не предъявляет. Частенько мои собеседники вспоминают якутов, шахтёров, львов: мол, а как же они без мяса? Как-то в комментариях я прочла историю одного запорожского шахтёра, который стал веганом и это вдохновило половину ребят из его смены и они тоже решили попробовать. То есть всё возможно. И в Якутии есть веганы. Но обычно же я общаюсь не с якутами и не с шахтёрами, и минус 30 у нас не каждый день.

Стандартно в Казахстане говорили, что с моим вегетарианством мужа я себе не найду. Со временем я стала менее восприимчивой к подобным подколам. Сейчас мы веганим всей семьёй, и поддержка супруга значительно облегчает мне жизнь.

 — Почему веганство благоприятно сказывается на окружающей среде?

У всех продуктов животного происхождения большой экослед. Это значит, что при их производстве используется много ресурсов, ему сопутствует сильное загрязнение окружающей среды, выбрасывается большое количество парниковых газов.

Например, водный след 1 кг говядины 15,5 тысяч литров, а 1 кг бобовых 4 тысячи литров. Одна молочная ферма на 200 коров производит столько же азотного загрязнения, сколько один населённый пункт с 5-10 тысячами жителей. Другой проблемой является метан, который выбрасывается при пищеварении у коров и является агрессивным парниковым газом, его парниковый эффект в 25 раз сильнее чем у углекислого газа. А сколько уходит ресурсов и оказывается разрушительного воздействия при выращивании корма, чтобы прокормить десятки миллиардов голов сельскохозяйственных животных?! Отказываясь от продуктов животного происхождения, мы сокращаем свой след. Как установили исследователи из Оксфордского университета, веганское питание может стать самым большим вкладом в сокращение негативного влияния на окружающую среду. К тому же, многие веганы экологизируют и другие стороны своего быта: например, сокращают и сортируют мусор. Что, к сожалению, нельзя сказать о наших экоактивистах и экологистах — очень немногие их них веганы.

— Что препятствует распространению веганства? Назовите главные методы веганизации общества?

Ну, во-первых, это та парадигма, в которой мы все выросли. Что человек — пуп земли, царь всего живого, венец творения. И что всё, что существует на Земле, это всё создано для него и находится в его распоряжении. И тот экологический кризис, в котором мы сейчас находимся, подтверждает ошибочность этого образа жизни.

Какие сейчас распространённые оправдания мясоедения, или питания животными продуктами: «‎Мужчина должен есть мясо» , потому что он «хищник‎», «‎охотник», «защитник‎», и тому подобное. И если много тысяч лет назад он действительно должен был выживать и охота на (ослабленных) животных была одним из двух способов (второй и основной — собирательство) выжить, то сейчас «охота‎» происходит в супермаркетах, где мы покупаем буквально падаль. Получается, мы как вид стали падальщиками? При этом существуют огромное множество растительных, вкуснейших и питательных, альтернатив, но убеждение о необходимости мяса и молока сидит глубоко в нас.

Во-вторых, это заблуждения в отношении питания как животными продуктами, так и растительными. Сами врачи не знают что к чему, так как будущие медики не изучают нутрициологию в университетах.

Я считаю, что инвестируя в науку, инновации и образование мы инвестируем в будущее, которое, я верю, обязательно будет веганским. Если, конечно, климатический апокалипсис не накроет нас раньше.

— Что такое радикальное веганство и как оно может проявиться?

В моём понимании радикальное веганство это активизм, который проводится в нарушение закона. Например, когда веганы блокируют въезд на скотобойни, проникают на крупные фермы и либо проводят там съёмку, или освобождают оттуда животных. Я считаю это смелыми поступками, которые привлекают куда больше внимания и заставляют остальных хорошенько задуматься. Но такие действия, к сожалению, наказуемы: в зависимости от страны это будет либо административный штраф, либо, как например в отношении съёмки на фермах в США, уголовное преследование. Промышленное животноводство не хочет, чтобы потребитель знал, в каких условиях производятся мясо, молоко и яйца. С другой стороны, в Казахстане с его запретом на несанкционированные мирные собрания даже невинная демонстрация за права животных может стать радикальным действием. Самое радикальное в моей практике веганского активизма — расклеивание стикеров в общественных местах.

— Как вы относитесь к шок-контенту как к методу веган-активизма?

У разных людей разные реакции. У кого-то такой контент может вызвать стресс, но при этом привести лишь к временным изменениям в образе жизни. У других людей, как и у меня, это сработает, и увидев, как страдают животные, они откажутся от всей продукции животноводства, а позже придут к мысли, что эксплуатация животных в целом неправильна. 

Сейчас в инстаграме есть хороший инструмент, который скрывает содержимое поста, сообщая об опасности возникновения психологической травмы — trigger warning. В зависимости от настроения, я кликаю такие посты, или листаю ниже. Но в этом кроется действительно любопытный момент: мы готовы есть и смотреть на то, что является результатом жестокости (те же шашлыки и стейки в ленте), но саму жестокость видеть не готовы. Но всё-таки я за trigger warning. 

Есть и такое мнение, что шок контент не должен использоваться веганами, так как он акцентирует внимание на условиях экплуатации, а не на самом факте эксплуатации. То есть для веганок и веганов оба вариант неприелимы: и когда животных держат на свободном выгуле и убивают «гуманно», и когда оно проводит всю жизнь в болезнях и страданиях. В обоих случаях это эксплуатация и несправедливое отношение к нашим соседям по планете. Если б другой вид эксплуатировал таким же образом людей, то мы были бы против в любом случае. Поставив себя на место жертвы — животных на фермах и в скотобойнях — можно быстрее понять и принять веганскую повестку.

Еще много интересного

Статьи STEPPE

USTEM FOUNDATION: Как развивается робототехника в Казахстане?

USTEM FOUNDATION: Как развивается робототехника в Казахстане?

USTEM FOUNDATION  — это общественный фонд, который занимается всесторонним развитием STEM в Казахстане и Центральной Азии...

9 минут
9 минут
Мобильное приложение Speak UP: как команда школьниц помогает детям Казахстана быть услышанными

Мобильное приложение Speak UP: как команда школьниц помогает детям Казахстана быть услышанными

Мобильное приложение Speak UP было создано командой школьниц из Алматы, Тараза и Астаны в 2023 году. Миссия проекта —...

4 минуты
4 минуты
Подкаст «Stay Secure»: как обезопасить себя, совершая платежи в интернете
Партнерский

Подкаст «Stay Secure»: как обезопасить себя, совершая платежи в интернете

В современном гиперцифровом мире мошенничество становится все более изощренным: злоумышленники используют новые подходы для...

6 минут
6 минут
Как помочь пережившим насилие: история инициативы Búlbúl

Как помочь пережившим насилие: история инициативы Búlbúl

В современном обществе проблема сексуализированного насилия остается одной из самых острых и болезненных. Люди, пережившие этот...

12 минут
12 минут