— Лауреат Нобелевской премии по литературе Габриэль Гарсия Маркес в одном из публичных выступлений сказал, что писательство, пожалуй, единственная работа, которая усложняется, чем больше ей занимаешься. Развивая мысль, колумбийский писатель отмечает, что никогда не знает, сколько у него получится написать. И что ему придется в итоге выдать. Но если приходит замечательная идея, на его взгляд, то он обдумывает ее и дает замыслу время для созревания. Придерживаетесь ли вы аналогичной тактики? В чем ваши подходы разнятся?

Спасибо за этот вопрос. Этот подход — судьба любого автора и не только писателя. Относительно недавно были открыты основные системы, которые мозг использует для решения различных задач. Любой вид творчества — будь то роман или симфония — возможен благодаря так называемой дефолт-системе мозга, которая активируется, когда мы «ни о чем не думаем». Моменты транса, когда человек проваливается в свои мысли и где-то блуждает, а если его спросить: О чем ты задумался? — он ответит «ни о чем».

Дефолт-система занимается «сборкой сложный интеллектуальных объектов» и ей нужно давать время на их обработку.

Поэтому творческий цикл — некое «семя», которое попадает в человека и прорастает иррационально, разгоняясь внутренними эмоциями. Оно принимает форму и структуру в зависимости от количества и качества «кубиков лего», которые есть в арсенале человека для сборки готового объекта. Это одинаково для всех.

«Облака наших мыслей, гонимые ветрами мотивов, проливаются дождем слов», — как сказал Л. С. Выготский.

— Следуя вашей логике, как усовершенствовать и придать идее законченный характер, если поджимают сроки и заказчик требует представить окончательный вариант? Существуют ли у вас проверенные способы ускорения мыслительно-креативного процесса?

Дедлайн, как способ ускорения мыслительно-креативного процесса, отлично себя зарекомендовал. Моцарт написал увертюру к Дон Жуану утром дня премьеры.

Лилия Ким
— Автор книги «A Muse and a Maze: Writing as Puzzle, Mystery, and Magic» Питер Терчи отмечает, что построение истории — это пазл для писателя, чья работа заключается в принятии решении о включении, об исключении и организации части. Он утверждает, что работа постоянно меняет форму, акценты и цель. Исчезают персонажи, включаются новые, некоторые сцены растягиваются (grow longer), а другие сокращаются до уровня обзора. Как вы распутываете клубок и создаете большую картину?

В сценаристике есть принцип герой = сюжет. Внешнее путешествие героя должно быть метафорой его внутреннего путешествия. Решение внутренней проблемы помогает увидеть решение, которое герой ранее не замечал. Эти два путешествия можно изобразить в форме знака бесконечности. Внутренняя динамика героя определяет изменения в сюжете, а события сюжета влияют на внутреннюю динамику героя. 

— Не считаете ли вы, что наука о мозге в какой-то степени де-мистифицирует или даже де-сакрализует творческий процесс, редуцируя его к работе отдельных частей мозга, нейронов, синапсов и прочее? Какова функция «души» в эпоху прогресса науки о мозге?

Десятилетия активного изучения и популяризации знаний на эту тему убедили меня, что понимание нейрофизиологических процессов, которые стоят за всеми этапами творческого процесса, значительно снижают тревожность, неопределенность и чувство вины для авторов.

Например, само знание, что это состояние специфического транса во время прогулки, плавания или долгой дороги происходит, когда наша дефолт-система «варит» роман, симфонию или другой объект нашего творчества. Наш разум отправляется «блуждать» и облака мыслей бегут, а мы немного выпадаем из реальности. Мне кажется, это очень освобождает от чувства вины за такие «витания» и помогает их планировать, чтобы сделать максимально эффективными.

И так называемый порыв вдохновения — это готовый, собранный дефолт-системой интеллектуальный объект (роман, симфония или красивое системное решение), который выгружается в сознание через центрально-исполнительскую сеть.

Знание о том, как работает система выявления значимости помогает находить личную связь с историей, полученной на заказ. И определить именно то, в чем конкретный автор, скорее всего, найдет вдохновение.

Лилия Ким
— Какое значение вы придаете теориям психологии и психоанализу в процессе разработки и раскрутки ваших персонажей?

Понимание того, как устроена субъективная реальность других людей помогает не только авторам. Все хотят, чтобы их понимали — не только мы. Поэтому, конечно, автору, изучающему драматургию, необходимо интересоваться другими людьми через призму терапии, а также другие социальные науки. Сценаристам обязательно надо изучать актерское мастерство и монтаж. Система Станиславского гораздо лучше работает для авторов, помогая им выстраивать достоверных персонажей и мир.

— Можно и нужно ли показывать сценарии и какие-либо другие тексты экспертам в разных дисциплинах?

Вы имеете в виду консультантов? Если история разворачивается в каком-то профессиональном мире — врачей, юристов, полиции и так далее — конечно, лучше найти кого-то знакомого с реалиями изнутри. Потому что, скорее всего, они расскажут такие детали, какие автору в голову прийти не могли. Жизнь всегда богаче любого вымысла. 

Если речь идет о научной фантастике — лучше проконсультироваться с кем-то, кто понимает ту область, о которой пишет автор.

Единственный жанр, который не требует ничего кроме собственной фантазии автора — это магическое фэнтези.

— Нужен ли баланс между экспертным знанием, научными фактами, литературным вымыслом и фантазией?

Мне нравится сценарный принцип, когда невероятная, сносящая крышу идея, взрывающая воображение, должна быть сделана достоверной за счет деталей, взятых из известных фактов и научных концепций. Так достигается максимальный эмоциональный эффект.

— Как Netflix и Wattpad повлияли на писательскую индустрию в США? Не облегчили ли вход новых сценаристов в этот конкурентный вид бизнеса? Влияют ли на «правила игры» в Голливуде?

Это не одно сообщество. Даже внутри сценарного сообщества — сценаристы кино, тв и компьютерных игр — это три очень разных дивизиона. У каждого свой, отличный от других карьерный путь.

Netflix, бесспорно, изменил ландшафт телевизионного бизнеса, создав новую систему доставки контента. Да, это увеличило приток людей в индустрию, но это не значит, что им стало легче.

Netflix начал с рекрутирования топ-шоураннеров вроде Шонды Раймс и ее «Шондалэнда» (авторских команд) за невероятные суммы. После они стали нанимать больше авторов, потому что Netflix старается иметь продукты для каждой из своих 2408 аудиторий (количество постоянно растет по мере расширения сети). Да, это дает авторам возможность рекрутироваться в авторские комнаты, начиная интерном без оплаты с надеждой на постепенный рост. Количественно шоу стало больше, но уже сейчас все признают, что инфляция контента создает множество проблем. Вывод любого продукта на рынок, чтобы он был замечен, стоит больше, чем его создание.

Необходимость привлекать в нескончаемые проекты звезд раздувает их гонорары так, что после их выплат на само производство остается не так много. И большая часть контента, на который люди потратили несколько лет жизни, все равно просто исчезает в цифровой бездне.

Лилия Ким
— Как оставаться приверженцем собственных идеалов и принципов, продолжая слышать оппонентов?

Всегда стараюсь слушать оппонентов. Вдруг они правы и вместе мы можем прийти к синтезу, более эффективному решению и объемному видению.

— Как в эпоху шума и постоянной «информационной бомбардировки» сохранить трезвость ума и создавать не только конъюнктурные произведения? Не считаете ли вы, что период фундаментальных литературных работ закончился?

Это вопрос, которого я никогда не понимала. Люди, которые всерьез говорят о себе, что создают фундаментальные литературные работы, меня очень пугают.

Шекспир писал для театра на площади, Достоевский, чтобы покрыть карточные долги, обижался в дневнике, что Тургеневу платят больше копеек за строчку, а тот барин и ему даже не надо. Кафке, вообще, было все равно — красота решения просто завораживала. А Дюма — тот еще был конъюнктурщик.

Создание выдуманной реальности — это же игровой по сути процесс. Попробуйте ребенку в процессе игры сказать: «Так, дружок, а сейчас давай фундаментально к делу подойдем».

— Можно ли скучать и ничего не делать с пользой для творчества?

Нужно!


12-13 сентября состоится ретрит Storytellers с Лилией Ким в Алматы. Это проект Лилии Ким и Андрея Курпатова. Astana Success Building Group/ASBG является организатором ретрита Лилии в Казахстане. Подробная информация вы найдете здесь.