Фонд имени Батырхана Шукенова поддерживает юных музыкантов на истоках их карьеры. Семья Батырхана управляет деятельностью фонда и видит необходимым сохранять и развивать академические музыкальные традиции. Фонд работает при поддержке фонда Булата Утемуратова. 

В 2019 году ученики и студенты, исполняющие классику на духовых инструментах и имеющие желание развиваться в музыке, претендовали на именную стипендию Шукенова. Только 7 из 42 участников выиграли стипендию и гордо именуют себя стипендиатами фонда. Мы поговорили с тремя победителями о творчестве, инструментах и мечтах. 



Ажар, 16 лет

Сейчас я играю на саксофоне и обучаюсь в одиннадцатом классе музыкальной школы имени Куляш Байсеитовой. Впервые увлеклась музыкой в пять лет, когда захотела играть на флейте. Родители, прислушавшись к моему желанию, привели меня на прослушивание. После него меня и приняли в школу.

Сначала я играла на блокфлейте — именно с неё начинают все духовики. Спустя четыре года перешла на саксофон. Помню, что он привлёк меня своим внешним видом и звучанием. С саксофоном, кстати, связаны некоторые стереотипы. Например, что на нём играют исключительно мужчины и только джазовую музыку. На самом деле я знаю многих исполнительниц, которые играют не хуже, а иногда и лучше мужчин. А насчёт джаза — музыканты исполняют на саксофоне Моцарта и Баха. 

Мне очень нравится сам процесс игры: ты подготавливаешь инструмент, настраиваешь себя психологически, формулируешь, что тебе важно донести до зрителя и совмещаешь свои мысли с теми, что уже написал автор произведения. От эмоций зависит всё твоё выступление, поэтому необходимо правильно концентрироваться.

Очень важно передать в звучании некую комбинацию мыслей и эмоций, иначе зритель не прочувствует музыку. 

В следующем году я мечтаю поступить в консерваторию во Францию, потому что там преподаёт мой кумир — саксофонист Жан-Дени Миша. После обучения у него, перед многими молодыми исполнителями открываются двери в музыкальный мир. Я думаю, что очень важно развивать юных артистов, потому что музыка, как часть искусства в целом, сильно влияет на развитие страны.

Музыка поднимает психологическое настроение, поддерживает эмоциональное состояние и популяризирует культуры страны. 

Алдияр, 19 лет

В 2011 году я поступил в музыкальную школу-интернат имени Ахмета Жубанова. До этого момента даже не подозревал, зачем поступаю. Считал, что мама хочет сделать из меня певца, но позже, когда начал изучать инструменты и оркестровую музыку, открыл для себя абсолютно новый и уникальный мир творчества.

В моей семье ещё не было профессиональных исполнителей до меня, несмотря на то, что у родителей есть музыкальные способности. В детстве мама часто пела мне казахские народные песни, а папа играл на домбре.

Я считаю, что у музыкантов должен быть врождённый талант, который необходимо развивать с возрастом и постоянно учиться новому.

После поступления в музыкальную школу я стал участвовать в различных конкурсах, потому что они развивают профессиональные навыки. Во-первых, помогают получить опыт, во-вторых, повышают уровень мастерства, в-третьих, позволяют реализовать свои мечты. После получения этой стипендии, например, приблизился к  тому, чтобы купить новый валторн — инструмент, на котором я играю. 

Среди известных валторнистов есть Феликс Клизер, который играет на инструменте ногой, потому что у него нет рук. Он делает это настолько великолепно, что сразу становится понятно — у человека талант и огромное упорство.  

Я думаю, что главное в музыке — передать слушателям смысл композиции. При этом совсем неважно в каком жанре вы работаете. У каждого исполнителя есть своя зрительская аудитория, ради которой он создаёт творчество любым доступным способом.

Куралай, 19 лет 


Я начала увлекаться музыкой в пять лет. Дядя по линии отца отправил меня учиться в музыкальную школу имени Куляш Байсеитовой. До третьего класса я играла на блокфлейте, годом позже меня перевели на гобой. Гобой — удивительный инструмент, который является сердцем оркестра, именно по нему настраивают другие инструменты. 

Когда мне впервые вручили в руки гобой, я не имела представления, как звучит этот инструмент. Он отличается выразительностью и проникновенностью среди других деревянных духовых музыкальных инструментов. Чтобы играть на нем, нужно научиться приему перманентного дыхания, поскольку отверстие в трости, куда выдыхают гобоисты, очень маленькое. 

Технику перманентного дыхания используют при игре на дудуке, предшественнике гобоя. Принцип этой техники заключается в том, что гобоист делает вдох носом, одновременно выталкивая воздух из ротовой полости движением щек или языка. Так происходит постоянный поток воздуха, который обеспечивает постоянное звучание гобоя.

С августа этого года я начала работать в государственном квинтете деревянных духовых инструментов. Так случилось, что гобоист из квинтета должен был улететь в Уфу, поэтому меня пригласили на работу. Я прошла собеседование без прослушивания, так как руководитель квинтета был в составе членов жюри на Шукеновском конкурсе в прошлом году.