Летом 2016 года в Алматы стартовала бесплатная летняя школа для действующих профессионалов из разных сфер деятельности Professionalize Kazakhstan (K-Pro). Инициатором запуска стала группа Сентрас. В итоге за четыре года действия программы курс обучения прошло уже порядка 800 человек.

О том, зачем эта инициатива нужна группе Сентрас, какие цели ставят перед собой ее создатели и что нового они узнали для себя, в интервью The Steppe рассказал основатель группы Ельдар Абдразаков.


Ельдар Абдразаков

Ельдар Абдразаков

— Ельдар Советович, расскажите вкратце, что такое K-Pro?

Ельдар: Professionalize Kazakhstan — это годовая программа усовершенствования знаний и навыков для молодых профессионалов.

Основной фокус делается на усовершенствовании следующих семи компетенций:

  • good citizenship («командный игрок»);
  • leadership (лидерство);
  • problem-solving (комплексное решение проблем);
  • systems-thinking (системное мышление);
  • diversity (многообразие);
  • computing (вычислительная техника);
  • technology (технологии).

Обучение проходит в форме образовательных лекций, проектного погружения и группового взаимодействия.

Партнерами программы выступили: КБТУ, консалтинговые компании Boston Consulting Group, KPMG, EY, Deloitte, PwC, McKinsey, корпорации Oracle, Microsoft, SAP, Procter & Gamble, Yandex, Alina Group, Technodom, Rixos Almaty, Ritz-Carlton Almaty, SmArt.Point и другие.

Каждый год подаются заявки примерно на 500 человек, из них мы отбираем 200 студентов, а занятия начинаются обычно в июле. Средний возраст наших студентов составляет примерно 28 лет. В этом году возрастной диапазон был от 16 до 57 лет.

Ельдар Абдразаков
— Какие цели вы ставите перед собой, организовывая подобное обучение?

Нам хочется поделиться с молодежью теми знаниями, которые у нас есть и накопленным опытом, дать возможность не совершить крупных ошибок, помочь.

K-Pro — это не для студентов и знания, а про навыки, внутреннее понимание, самомотивацию, открытие новых горизонтов для дальнейшего развития.

Мы видим, что большая часть молодежи сегодня сталкивается с так называемым первым профессиональным кризисом. Во-первых, молодой человек, прошедший обучение и начавший работать, сталкивается с рабочей рутиной, которая сильно отличается от его студенческой жизни и это вызывает в нем огромное сопротивление.

Во-вторых, он начинает понимать, что профессия, которую он выбрал, зачастую была выбрана родителями. Как правило, первая профессия — это всегда профессия ваших родителей.

И вот ребята начинают чувствовать, что идут не своим путем. Они дезориентированы и не понимают, куда же все-таки расти, и вот этот первый профессиональный кризис мы пытаемся обнаружить.

Мы считаем, что сегодня у многих молодых ребят такая проблема и нам хочется помочь им сделать более правильный выбор, более разумный, более осознанный.

— Если я правильно понимаю, вы не зарабатываете на этой программе, это некий альтруистический проект?

Этот вопрос так мучает людей, они задаются им в первую очередь. Сначала спрашивают: «Как они на этом зарабатывают?», «Зачем это ему надо?», а потом «Где-то они все равно зарабатывают!».

Скажу сразу, что мы на этой программе не зарабатываем, на финансовом уровнеэто расходы.

В организации обучения ежегодно задействовано 40 человек нашего коллектива — это работа с участниками, лекторами, подготовка материалов, практик, заданий и прочее. Это большая работа, которая дополнительным грузом ложится на плечи наших ребят.

K-Pro — это наша собственная миссия внутри компании. И самое лучшее, когда наши ребята передают то, что они делают на работе.

Да, финансово — это потери. Но есть другая часть, которую казахстанцам трудно понять — это наша духовная составляющая.

Мы в компании только деньги зарабатываем или есть что-то еще, чем мы можем поделиться? У нас есть свое видение Казахстана, он может двигаться в этом направлении. Мы считаем его лучше и перспективнее.

Вторая часть — эмоциональная зарядка. Как правило, к нам приходят обычные, среднестатистические казахстанцы, и когда они выходят в конце обучения, они становятся другими — это дает такой мощный эмоциональный заряд и ощущение пользы от своей работы.

Эмоциональный заряд, который мы получаем, трудно измерить материальными категориями, он совсем из другой материи, но на эффективность работы все равно влияет.

Есть и другие прикладные «плюсы» — например, мы «подтягиваем» своих ребят. Они работают координаторами и отрабатывают навыки работы с участниками, развитие организаторских способностей и способности разрешения конфликтов.

Кроме того, мы систематизируем собственные знания. У нас много своих лекторов, которые делятся опытом в области управления процессами и занимаются подготовкой проектов. Это очень важная институциональная работа.

Ельдар Абдразаков
— Пройдемся по компетенциям, которые вы развиваете. На первом месте у вас обозначен навык good citizenship. Что это такое?

Семь лет назад мы дебатировали насчет понятия «таланта». Ментально казахстанцы остались пока в 50-60 годах. Для нас талант связан с IQ.

Но сегодня мы точно видим, что будущее развитие мира — это не «экономика простых вещей», а «экономика сложных вещей».

Наша инициатива снизу — помогать ребятам быстро освоиться, чтобы понимать новые тренды, среду. Задача K-Pro — сделать эту страну более конкурентоспособной. Мы понимаем, что это начинается с повышения конкурентоспособности среднего казахстанца.

На наш взгляд, этот опыт придет только из частного сектора. Мы должны понять эту идеологию и передать, потому технологические процессы, которые происходят в мире, невероятно сильные.

К сожалению, мы до конца не осознаем, как быстро меняется среда. Мы не до конца ухватили и «переварили» предыдущий период.

Мы идем от исходной точки, которая связана с индустриализацией СССР и системой образования. Она создала парадигму, что надо быстро осваивать уже существующий материал. Сегодня этого недостаточно.

Сегодня нужно генерировать новые знания. Те знания, которые были — это отправная точка. На сегодня, на наш взгляд, для Казахстана важную роль играет не умный специалист, а «командный игрок».

Семь лет назад пришли к выводу, что западный термин — «нанимаем за компетенцию, а увольняем за отношение» — в нашей экономике не работает. У нас экономика «троечников» по большому счету, мы чего-то сильно инновационного и высококачественного не создаем. Мы очень много переобучаем ребят внутри компании. Поэтому для себя решили, что будем подбирать людей за отношение, а переобучим на рабочем месте. Используем всего 5-10% знаний, которые молодой человек получил в университете. Эти знания не соответствуют нашим требованиям.

При этом в первую очередь нам нужен «командный игрок» и это требование всех развитых экономик. Ведь проблема не в отсутствии знаний. Эти люди должны быть командными игроками, потому что мы должны создавать «коллективный разум» с новыми идеями.

Старый советский подход — найти гения. Новый подход — создавать команду «талантов», коллективный разум.

— На что еще нацелено K-Pro?

Первое — это научить самомотивации. Первый профессиональный кризис — это не ваша профессия. Кто-то задал эту мотивацию — быть доктором, журналистом и юристом. Разумно подойти к 30 годам, когда идет самостоятельная переоценка своих склонностей и мотиваций.

Второе — это самообучение. Информации — полно! Если кто-то хочет переобучиться, то он должен знать, где искать надежные центры компетенций. Сегодня информации в интернете столько, что человек может утонуть в ней. С этим мы и пытаемся помочь.

Третье — мы даем понять, что дальнейшее развитие для Казахстана — это создание командного игрока, коллективный разум. Быть членом команды и синтезировать новые идеи в команде — принципиально важно.

Вот это основные вещи, которые хочется поменять в мировоззрении среднего казахстанца. Для нас важно создать эту систему поддержки.

Ельдар Абдразаков
— Наблюдая за разными поколениями — Z, Y и даже X, вы можете сказать, чем они отличаются друг от друга? Молодое поколение — Z, какие они?

Самое большое беспокойство, которое вызывает молодое поколение и то, что мы пытаемся «вылечить» — это «потребительское отношение».

Большое отличие от старшего поколения в том, что они очень идейные. У них есть желание поменяться и поменять людей вокруг.

Молодое поколение намного индивидуальнее, «потребительское». К сожалению, это меня беспокоит.

Есть процессы, которые молодому человеку, наверное, трудно будет понять. У человека с возрастом идет переоценка многих вещей. Чем старше становится человек, тем больше, на мой взгляд, он нуждается в эмоциональной зарядке — это дает ему энергию, новые идеи, сохраняет жизненный тонус.

В США люди готовы жертвовать миллиарды. И они говорят — «1 миллион поможет ребенку, а 10 миллионов — его испортят».

Часто это скромные люди, у них нет «консюмеризма», который мы видим в Казахстане, где надо показать, что ты богат. Иногда чрезмерно.

И «показательное потребление», к сожалению, у нас в Казахстане преобладает. Там этим давно переболели и перешли от состояния «экономики нуворишей» к состоянию, когда они четко уверены в себе, им не надо что-то доказывать всем окружающим. Они самодостаточны.

Но я думаю, мы повзрослеем. У нас пока ментальность «трудного подростка». Все хотят быстрых результатов — это самая большая проблема.

— Вернемся к отсутствию идейности у молодежи. Где же ее взять?

Мы часто говорим о необходимости «национальной идеи», все люди ее ощущают, но то, что придумывают в правительстве — напоминает а-ля советскую идеологию. Это так не работает, что политологи собрались и придумали национальную идею.

Ее нужно выискивать, синтезировать из душ людей, понимания жизни, счастья и так далее. Я бы здесь порекомендовал политикам обращаться к маркетологам ради понимания психологии современного человека. Не нужно навязывать то, что человек не воспринимает.

Ельдар Абдразаков
Сегодня на 80% казахстанцы думают инстинктивно. Не рационально. Даже не сердцем, а именно инстинктами.

Поэтому эту национальную идею нужно вытаскивать из глубины, надо подключать более глубоких профессионалов.

— Как можно поучаствовать в K-Pro? Нужно пройти какой-то отбор, собеседование, сдать экзамен?

Это очень открытый процесс, можно оставить заявку на участие либо на странице в Facebook либо на сайте и к вам подключится менеджер. Доступ открыт для всех и без возрастных ограничений.

Единственное, мы хотим видеть позицию человека. Что он хочет сделать для Казахстана? Поэтому нужно написать эссе на эту тему.

Мы набираем только 200 человек, так как у нас не хватает ресурсов. Мы и так отвлекаем от работы большое количество своих сотрудников.

Поэтому нам всегда жаль, когда из 200 человек, которых мы отбираем, 15% не появляются на занятиях. Для нас на самом деле нет большой разницы — 180 человек или 200, но жаль, что отобраны чьи-то места.

Пять HR-менеджеров занимаются только тем, что подготавливают группы. Этому уделяется большое внимание. Чтобы сбиться в группы, нужно собрать абсолютно разных людей. Это большая работа, которая не видна. И жаль, когда люди не приходят — это разрушает структуру групп, а для нас это недели работы.

С каждым годом мы все больше прорабатываем K-Pro и пытаемся оттачивать все подходы. У нас больше 50 лекторов из разных областей экономики.

Перенимали то, что связано с Гарвардской школой, YPO и системами EMBA. Мы довольно много систематизировали эти знания, все то, что накопилось за восемь лет в Академии Сентрас. Методологическая база уже заложена и отработана.

— Говоря о повышении конкурентоспособности среднего казахстанца, вероятно, нужно начать с повышения конкурентоспособности прежде всего лидеров — политиков, глав крупных национальных и частных компаний. Они к вам приходят?

Мы не в состоянии помочь тому, кто не пытается измениться. Многие хотят измениться с ближайшего понедельника. Хочется поддержать «чемпионов». Это для нас очень важно и мы готовы поддержать таких людей, поэтому пытаемся создать среду для такого человека.

У нас нет такой цели, чтобы человек работал в нашей компании. Да, возможно, в долгосрочной перспективе мы взращиваем партнеров, с которыми мы будем разговаривать на одном языке. Но это не главное.

Самое важное — помочь человеку в момент неопределенности и поддержать его. Но то, что человек должен пройти через свои ошибки обжечься, стукнуться и научиться извлекать уроки  это очень важно.

Например, я своих детей в подростковом возрасте стал высылать из Казахстана, чтобы они уехали учиться в незнакомую им среду. И сейчас они стали намного взрослее. Я понимаю, что в Казахстане они были бы более инфантильными.

Да, ошибки будут, нужно научиться быстрее их исправлять и извлекать уроки. Эти ошибки открывают не только негатив, но и создают новые возможности.

Не пытаться найти исключительное обучение, как в советской системе и быть отличником. Не нужно сегодня быть отличником.

В Казахстане люди боятся ошибаться, потерять лицо, а это приводит к потере креатива. Для роста нужно пробовать, стараться, ошибаться и идти дальше.