Паралимпийская чемпионка Зульфия Габидуллина

Казахстанцы мало знают о том, какую жизнь ведут их сограждане с ограниченными возможностями. Вероятно, потому, что чаще – это жизнь затворников. По объективным причинам: пандусы; светофоры для невидящих; таблички на шрифте Брайля; служащие, владеющие языком жестов; специальные туалеты – необходимой для них инфраструктуры в общественных местах по-прежнему недостаточно. Она появляется, но не в таком количестве, чтобы люди с особыми потребностями, выйдя из дома, почувствовали себя комфортно.

Есть и субъективные причины – реакция социума. Многие казахстанцы не готовы встретить и адекватно отнестись к невидящему человеку в кинотеатре или к ребёнку на коляске в школе. И тем не менее, люди с ограниченными возможностями живут всё активнее – в том числе активнее многих здоровых казахстанцев. 

– Из людей с ограниченными возможностями активную жизнь ведёт, например, общество молодых инвалидов с дефектами зрения, – отмечает Гульсайран Мингали, правозащитница, которая уже много лет борется за права именно слабовидящих и незрячих. – Они летом даже организовали велопробег Алматы – Астана (1200 км. – прим. «Степи»), представляете? 

– А как же они воплотили задумку?

– На тандем-велосипедах. Им помогли – предоставили эти велосипеды. Ребята сначала тренировались, катались, на Капчагай ездили (город в 60 км от Алматы. – прим. «Степи»). А потом отправились вот в такой долгий маршрут. Меня очень восхитили сначала их планы, а потом и осуществление.

Действительно, не каждый человек со стопроцентным зрением решится на подобный марш-бросок. А если и решится – не факт, что доедет.

И это говорит о том, что по отношению к инвалидам общество мыслит стереотипами: они, вроде, мало чего могут, а соответственно – мало в чём нуждается. И то, и другое – заблуждение.

 

В Алматы уже многие знают психолога Нуржана Даутова, «который не видит». Он не родился с такой особенностью, а приобрёл её. Но не сломался. Живёт один, сам себя обслуживает, сам передвигается по городу, читает мотивирующие лекции, постоянно учится. Ведёт собственный сайт (http://dautov.kz), ведёт приём и помог очень многим людям. Одна из главных формул, которую он часто повторяет клиентам: «Не хотите болеть – перестаньте себя жалеть».

По словам Гульсайран Мингали, именно такие молодые (до 30 лет) представители общества слепых – трудяги и энтузиасты:

– Они очень активно получают гранты. У руководителя их организации хорошее

образование. Он в Америке и в Японии, по-моему, учился. У него очень активная жизненная позиция. И он постоянно находит возможность зарабатывать. Ребята работают и зарабатывают. Но, как они говорят, самое главное даже не это, а то, что они живут полноценной жизнью, – подчёркивает правозащитница.

– То есть не существует от пенсии до пенсии, а чувствуют себя такими же гражданами?

– Да!

Но это не значит, что нужно предоставить таких людей самим себе и собственному оптимизму. Они нуждаются в поддержке общества. И дело – опять же – не столько в деньгах. Необходимо попытаться хоть немного подладить этот мир под их потребности.

Казалось бы, такая элементарная вещь – одежда. А ведь в Казахстане никто никогда не шил специальную одежду для инвалидов. А она необходима. Для колясочников, например, невозможно – надеть обычные брюки. Людям без конечностей не подходит стандартная зимняя куртка.

И только в этом году в республике сшили и представили первую модную коллекцию для людей с ограниченными возможностями. Конечно, главное требование к этой одежде – удобство.

Но кто сказал, что парень с протезами или паралимпийская чемпионка Рио-2016, поставившая 12 мировых рекордов, Зульфия Габидуллина не хотят выглядеть ещё и стильно.

Создатель этой коллекции под названием «NURALAU» (в ней 40 моделей) – социальный предприниматель Нургуль Сейтбекова. Полтора года она и её помощники, другие мастера разрабатывали лекала, примеряли, шили, исправляли, снова примеряли, снова перешивали. Ходили в различные Общества инвалидов, советовались, изучали мировой опыт. Причём казахстанские технологи даже разработали ноу-хау. Во всём мире молнии на брюках для инвалидов делают с внешней стороны штанины, а наши, поэкспериментировав, расположили их с внутренней. И любой, кто передвигается на коляске, скажет, насколько это практичнее.
 

Много неудачных вариантов получилось прежде, чем стало понятно: у того, кто всегда сидит, штанина должна быть длиннее – чтобы не задиралась, а пояс – выше, чтобы из него не выскакивала рубашка.

 

Затем соцпредприниматели получили гранты и помощь от спонсоров. Стараниями этих людей в Казахстане теперь существует ателье, которое создаёт одежду для инвалидов с учётом их особенностей. Это всё равно что индивидуальный пошив, но за счёт того, что проект социальный, вещи будут не очень дорогими. К примеру, джинсы обойдутся в 7-9 тысяч тенге, рубашки – до 5 тысяч, мешок для ног – 20 тысяч тенге. Для сравнения: такая же зимняя экипировка для человека на коляске, но российского производства, стоит до 80 тысяч тенге.

И ещё один плюс этого проекта – в нём участвуют такие же люди с ограниченными возможностями: то есть они получили работу и к тому же заняты общественно-плезным делом.

 

– А государство как-то помогает с трудоустройством тем же невидящим людям?

– Знаете, отсутствие зрения делает их людьми с очень тяжелой формой инвалидности, – подчёркивает Гульсайран Мингали. – Если другой больной человек может посидеть за компьютером, посмотреть телевизор, что-то почитать, то для них даже выход на улицу не так прост. Тем не менее, они приспосабливаются, организуют свою жизнь и довольно неплохо.
 

А что касается государства, то вот эта трёхпроцентная квота для инвалидов (по законодательству РК 3% рабочих мест в своей организациям работодатель обязан отдавать людям с ограниченными возможностями. – прим. «Степи») была давно предусмотрена и вот, наконец, начала применяться. И даже государственные органы стали нанимать таких сотрудников.

– В одном из интервью несколько лет назад вы говорили: парадоксально, но даже в глазном институте нет табличек на языке Брайля. Сейчас ситуация изменилась?

– Таблички появляются. Этим занимается Алматинское городское общество инвалидов. Например, Управление занятости города Алматы полностью оборудовано такими табличками.

Очень много делается сейчас... Например, метро обустроили для инвалидов. Вы, наверное, видели – там есть специальные дорожки для невидящих – где-то продольные, где-то круглые. Такое сейчас появляется и в магазинах, и в госучреждениях. Всё-таки прогресс есть, что очень радует.

Очень радует, что государство именно для обществ инвалидов и их компаний сделало льготным участие в конкурсе государственных закупок.

То есть тендеры по определенным категориям товаров на законодательном уровне сначала объявляются именно для инвалидных организаций, а потом уже для других. Несколько лет назад эти нормы не соблюдались. Я несколько раз по этому поводу обращалась в прокуратуру и тогда результаты госзакупок объявлялись недействительными. После этого снова проводился тендер. А сейчас уже всё нормально.

– Что ещё хотелось бы сделать, чтобы жизнь людей с особыми потребностями сделать более комфортной?

– Одно время мы лелеяли мысль сделать звуковые комментарии для невидящих к передачам на телевидении и к фильмам в кино. Они тоже хотят приятно проводить досуг. Многие молодые люди с дефектами зрения ходят в кино! Но в фильмах бывают такие моменты, когда показывают, например, природу, или герои молча совершают какие-то действия... В такие моменты невидящие зрители не знают, что происходит.

Как есть сурдоперевод для неслышащих, так нужны и аудиокомментарии для невидящих. Это было бы очень хорошо.

И это лишь несколько штрихов. Таких нюансов в жизни людей с ограниченными возможностями – о которых социум и не догадывается – великое множество. Давно пора над ними работать – в Казахстане, по разным данным, от 500 тысяч до 650 тысяч инвалидов.

Правозащитница Мингали часто повторяет в своих выступлениях: «От инвалидности никто не застрахован. Это не планируется. Это вдруг случается. И может случиться с любым человеком, на любом этапе жизни. Только тогда приходит понимание, как ты не прав, когда игнорируешь такие проблемы».


Фото обложки: Руслан Канабеков/Bnews.kz