На премьеру фильма «Зулмат. Геноцид в Казахстане», которая состоялась 30 января в кинотеатре «Арман», пришло более двух тысяч человек. После фильм выложили в YouTube и на сегодняшний день картина собрала более 370 тысяч просмотров.

31 января главред «Степи» Данияр Косназаров провел прямой эфир с режиссером картины, журналистом Жанболатом Мамаем. Делимся главным из их разговора.


— Как тебе пришла идея снять такой фильм. Расскажи, почему ты выбрал именно эту тему?

Cчитаю, что история XX века — один из самых интересных и трагичных периодов казахской истории, его недостаточно исследованная часть. Тогда происходило много событий: революция, зулмат — массовый голод 20–30-х годов и всплеск пассионарности казахского народа, который воплотился в «Алаше». Поэтому мв решили снять документальную трилогию об истории казахского народа в ХХ веке.

Я понимаю, что на казахстанском телевидении нет вдумчивых и интересных проектов, которые повествуют о казахской истории, по телевидению транслируют одни концерты и КВН. А в обществе уже есть большой запрос на историческую правду.

Первый фильм был посвящен истории «Алаш». Фильм рассказывает об идеях, которые продвигала интеллигенция Алаш и про политико-социальную платформу. Этот фильм мы залили на YouTube весной прошлого года.

Второй проект на тему массового голода в 20–30-х годах — фильм «Зулмат». Третий фильм будет о массово-политических репрессиях прошлого столетия.

— Ожидал ли ты, что у зрителей будет такой большой интерес к теме голода?

Мы знали, что на премьеру придет немалое количество людей, потому что в интернете было очень много репостов. Только в моем аккаунте приглашение на презентацию этого фильма собрало тысячу репостов. Думал, что заполним два зала по 350 человек. Но было неожиданно, что на презентацию этого фильма пришло более двух тысяч человек. Было очень много молодежи, включая школьников и студентов колледжей. Мы видим, что эта категория зрителей хочет знать об исторических событиях века.

— Расскажи о процессе работы над фильмом.

Работа над фильмом шла на протяжении шести месяцев. В съемочной группе было три человека, не считая меня.

Сначала я изучал эту тему, смотрел другие документальные фильмы, которые были сняты в Украине про голод, в том числе и европейские. Прочел о голоде в Казахстане 10–15 книг. Каждый день в течение 2–3 месяцев ходил в архивы, изучал материалы, встречался с историками и экспертами. Доступ к архиву, где хранятся рассекреченные документы, был свободный. Единственное, я предоставил справку с места работы о том, что я действительно являюсь сотрудником общественного фонда.

Учитывая, что я профессиональный журналист (был главным редактором газеты «Трибуна»), всегда пишу на казахском и русских языках. После изучения документов, файлов и материалов, начал писать сценарий фильма.

Со съемочной группой мы ездили в село Кызылагаш, где были восстания, в Семей (именно там были очаги восстания). Возможно, Семей — один из единственных регионов, где установлены памятники лидерам народного восстания. К примеру, в центре села Караул установлен памятник лидерам восстания, которых задержали и расстреляли сотрудники МГВД. В каждом регионе Семея имеется свой архив, где хранятся документы с разных периодов жизни того края.

Во время поездки в Семей, Кызылагаш и другие регионы мы поняли, что люди многого не знают об этом периоде. Это придавало нам дополнительный импульс, чтобы сделать фильм интересным.
 

У меня очень хорошие операторы, профессионалы своего дела. Они мне много что советовали, но все локации выбирал сам: перед памятником, в Кызылагаше, Семее и около «Колодца Шакарима», куда бросали тела мертвых.

В Украину полетел только один человек, так как я не могу выезжать за пределы РК (7 сентября 2017 года Жанболат был приговорен к трем годам ограничения свободы — прим.ред.).

После того как мы сделали «скелет» фильма, мы целый месяц его дорабатывали и что-то добавляли или убирали. Очень много материала (около 30–40%) не вошли в фильм, потому что хронометраж был бы огромный. Сценарий на бумаге кажется великолепным, но когда это появляется на экране, то что-то кажется лишним, а чего-то не хватает. Это кропотливая работа и довольно трудная работа.

Затем идет самое сложное — постпродакшен. Склеивание и сбор всего собранного материала. Но это уже работа видеоинженера. Очень важно иметь хорошего специалиста, который понимает не только технические моменты, но и саму суть фильма.

 А как получилось организовать показ в кинотеатре?

Чтобы договориться с кинотеатром, приехал к Бауыржану Камаловичу Шукенову – директору кинотеатра Арман, и рассказал о том, что мы сняли фильм о зулмате. Он заинтересовался этой темой, расспросил, какие события были охвачены и так далее. В итоге он предоставил один зал на 350 человек бесплатно.

В день премьеры я волновался, потому что это моя первая премьера. Пришли очень известные люди, как Тунгышбай Жаманкулов, Талас Омарбеков, Мурат Ауезов. Я очень переживал, понравится ли им фильм и какое впечатление он произведет на людей.

— Можно ли снимать такие фильмы на собственные средства или ты привлекал партнеров?

У меня нет таких средств, поэтому я обратился к людям. В первую очередь к Толегену Жукееву – это общественный и государственный деятель. Также есть казахстанские предприниматели и другие люди, которые помогли нам.

На фильм было потрачено пять тысяч долларов.

В эту сумму входят перелеты, поездки по Казахстану на четыре человека, работа оператора и другие расходы.

На самом деле можно снять фильм и на $500, можно и бесплатно, если есть хороший смартфон и навыки видеомонтажа. Качество, конечно, может быть не такое хорошее, но донести свои мысли можно.

— Что бы ты сегодня изменил в фильме?

В этом фильме я бы улучшил качество видео, оживить его какими-то игровыми моментами, привлечь актеров, но у нас не хватило возможностей.

— Как ты думаешь, почему молодое поколение очень мало знает о голоде?

У нас очень много белых пятен в истории, много неисследованного. Много книг издаются, но не получают должного отклика. Люди даже не знают о существовании постановления Верховного Совета 1992 года, когда Казахстан признал голодомор геноцидом казахского народа. Наверное, не хватает пропаганды и большой дискуссии.

Я думаю, что национальные телеканалы и власть не заинтересованы поднимать эту тему. Поэтому тема ашаршылыка остается известной только среди небольшой части экспертов.
 

По-моему, наш фильм ценен тем, что мы дали импульс к изучению этой темы и вышли за рамки маленьких дискуссий. Люди смотрят фильм и начинают узнавать больше об истории зулмата.

— Наши читатели пишут, что надо выходить на международную арену. Есть ли такие цели?

Да, есть. Мы хотим перевести «Зулмат» на английский язык и показать в США, Европе и, конечно же, Украине. Потому что там мало знают о казахской трагедии. Мы будем работать над этим, искать площадки и возможности.

После показа в кинотеатре к нам обратились из Национальной библиотеки, чтобы там показать фильм на 500 человек. Но мы уже опубликовали на YouTube и смысла думаю нет.

Ко мне уже обратились студенты, студенты из Санкт-Петербурга, они хотят показать фильм своей молодёжи в кинотеатре. Есть обращения и с других стран.

— Когда ты снимал свою картину, ты определял для себя целевую аудиторию?

Знал, что этот фильм будет опубликован на YouTube. Таргетированная аудитория – это казахская молодежь, которая хочет знать правду. Мы понимали, что нас не покажут по национальному телеканалу, поэтому нашей основной целью была именно молодая аудитория. И я был рад, когда увидел в кинотеатре «Арман» сотни молодых людей, которые пришли на этот фильм.

— Ты сделал фильм на двух языках: комментарии на казахском, а все повествование на русском языке. Это тоже часть стратегии?

Нет, во-первых, это связано с тем, что основная часть материала хранится на русском языке. Поэтому легче было писать на русском. Во-вторых, мы хотели показать его в других странах, особенно в Украине. В-третьих, мы хотим его перевести на английский язык. Специалисты нам подсказали, что лучше переводить с русского на английский: так будет быстрее и эффективнее. Мы будем его переводить и на казахский язык, чтобы показать в казахских школах и для той аудитории, кто принципиально хочет посмотреть фильм на казахском языке.

— Каков основной посыл фильма?

Зулмат – это геноцид казахского народа. Этим и отличается фильм от других: мы откровенно говорим о геноциде.

— А ты к этому мнению подходил критически?

Конечно. Перед тем как начать этот проект, я очень много изучал, искал подтверждения своим выводам. На начальном уровне все говорят, что это геноцид, но почему это геноцид, никто не исследовал. Перед тем как сделать выводы, советовался со многими политологами, историками и экспертами. В процессе изучения материалов, на основе архивных документов, файлов, убедился, что это геноцид: были возможности спасти казахский народ и предотвратить массовый голод.

— Если кто-то хочет также передать свою историю, как ему быть, на что надо обращать внимания?

В первую очередь нужно знать, что ты хочешь показать и сказать. Должна быть ясная картина, на какую аудиторию ты рассчитываешь. Очень важно читать как можно больше информации и как можно больше разговаривать с людьми, которые лучше тебя разбираются.