Жасулан Мамбаев родился в Алматы, окончил Лингвистический Колледж при КазУМОиМЯ, КИМЭП по специальности «Юриспруденция», а сейчас учится в Бизнес Школе Дошиша на МВА. А до этого он два года работал в KPMG. Вместе с женой и сыном они почти год живут в Киото. Мы поговорили с Жасуланом о том, каково учиться в Японии, как найти подходящую квартиру с ребенком и почему Киото похож на Алматы.


— Расскажите, как вы оказались в Японии?

Мне всегда хотелось знать о жизнеустройстве в разных странах. Имея диплом юриста по казахстанскому праву, я понимал, что шансы найти работу и быть конкурентноспособным в других странах невелики. Я решил, что нужно расширять горизонты и продолжить учиться. Рассматривал программы MBA: они включают в себя базовые курсы аккаунтинга, финансов, экономики, маркетинга и менеджмента. К тому же, MBA часто не требует определенного бэкграунда. Я сразу начал посещать сайты университетов по всему миру и искать возможности.

Как-то раз, посередине рабочей недели, ко мне позвонила давняя подруга, Айжан Байбосынова. Мы учились вместе в колледже и в КИМЭП. На тот момент она находилась в Японии. Айжана рассказала о MBA в Университете Киото и о стипендии MEXT Scholarship. Я ознакомился с информацией на сайте университета и правительства. В двух словах о стипендии MEXT: японский знать необязательно, программа покрывает стоимость обучения, транспортные расходы и выплачивает ежемесячно стипендию (около $1400 в месяц).

«Too good to be true»,  подумал я, быстро собрал документы и подал заявку.

В течение четырёх месяцев я проходил отбор: предварительный скрининг документов, интервью с профессорами и получение подтверждения от правительства Японии. В итоге мне посчастливилось стать обладателем стипендии, как когда-то я получил грант на обучение в КИМЭП.

Жасулан Мамбаев

На фото: одногруппники Жасулана

 

— Сложно ли учиться в Японии? Какая у них система образования?

Мой Университет Дошиша (Doshisha University) является частным, я учусь на английском языке. В Бизнес Школе практикуется западная система образования, однако существуют некоторые особенности. Учебный год начинается в апреле, а не в сентябре. Также интересным я нахожу традицию «Семпаи — Кохаи» (старшие-младшие). Суть заключается в том, что старший обязуются помогать и поддерживать младших по всем вопросам на протяжении учебы. К примеру, нам семпаи помогали переводить документы с японского, выбирать предметы и даже давали советы о детском питании. А еще, семпаи могут помочь в процессе поиска работы и порекомендовать своих кохаев на вакантные позиции.

Преподаватели, как правило, очень требовательны к посещению. Пропустив один или два урока без уважительной причины, ты рискуешь завалить предмет. Ещё они очень ответственно подходят к своей работе. Например, был у нас преподаватель, который выучил имена, страны и профессии всех 43-х студентов и с первого урока начал обращаться ко всем по именам, обсуждая особенности того или иного вопроса в разных странах и профессиональных сферах. В моей группе есть студенты из Вьетнама, КНР, США и ЮАР.

Учеба занимает 80% времени, я практически всегда в университете. На первом курсе я взял много предметов, чтобы второй год был свободнее. Поэтому этот год обещает быть намного легче первого. У меня пять предметов и работа над тезисом. Думаю, будет больше времени на семью, японский язык и путешествия.

 

— А как же ваша семья? Как давно вы женаты?

Мою супругу зовут Улменай, она окончила экономический факультет Университета имени Сулеймана Демиреля. До декретного отпуска работала в финансовом департаменте одной из казахстанских компаний в сфере электроэнергетики.

Мы познакомились осенью 2012 года на сальса-вечеринке в кафе McCartea по улице Кунаева.

Я пригласил её потанцевать, но никто из нас не представлял, что это танец длиною в жизнь.

Я влюбился в её глаза, улыбку и доброту. Мы любим танцевать, смеяться и наслаждаться жизнью. Спустя некоторое время я понял, что это мой человек, и я хочу прожить с ней всю жизнь. Летом 2016-го мы поженились и спустя год в нашей семье появился Арлан.

Жасулан Мамбаев

На фото: Улменай, Жасулан и Арлан

Улменай было нелегко согласиться покинуть работу в крупной компании, собрать чемодан, уехать в незнакомую, дорогую страну, языка которой мы не знаем, да ещё с новорожденным ребенком. Поэтому я ценю её за смелость.

Сейчас у нас не так много возможностей танцевать, так как Арлану всего год и два месяца. Более того, до конца сентября мы ждём рождения нашего второго малыша.

Я приехал в Японию в сентябре 2017 года. Мне пришлось пережить короткое расставание и оставить супругу с двухмесячным малышом. Спустя пару месяцев были улажены жилищные вопросы и оформлены необходимые документы, мы воссоединились. Это был декабрь, прямо перед Новым годом.


— Расскажите об особенностях жизни в Японии с семьей и ребёнком.

Жить в Японии с семьей и ребенком достаточно комфортно. Может в силу того, что сейчас в стране очень низкий уровень рождаемости, отношение к детям у людей очень теплое и трепетное, тем более в Киото проживает много людей пожилого возраста. Мы уже привыкли, что на улице или в других общественных местах посторонние люди останавливаются и с умилением хотят потрогать за щечки, поиграть и пообщаться с Арланом.

Жасулан Мамбаев

На фото: Арлан и Жасулан

Я жил в общежитии до их приезда, а потом снял квартиру. Жилье в Японии можно арендовать только через агентства недвижимости, которые обязывают платить за каждый их шаг. Например, ты платишь стоимость месячной аренды как комиссию агентства и отдельно сумму за составление и заключение договора. Также в большинстве случаев хозяину квартиры за получение ключей платят стоимость одной аренды (keymoney), плюс депозит, страховка и комиссия за уборку квартиры при выезде.

В итоге для того чтобы заехать в квартиру, нужно заплатить сумму в размере двух-трёх тысяч долларов.

Как студент с новорожденным ребенком я столкнулся с ещё одной проблемой. Около 90% квартир в районе университета пишут в объявлениях, что не заселяют с новорожденными детьми. Пришлось искать оптимальные варианты среди оставшихся 10%. В агентстве такое явление объяснили тем, что большинство жителей в этих районах пожилые, а стены японских домов — тонкие. Хозяева не хотят, чтобы к ним от жильцов поступали жалобы на шум и плач маленьких детей. В итоге, нам удалось снять хорошую квартиру недалеко от кампуса и по сей день никаких жалоб от соседей мы не получали. За квартиру, вместе со счетами за электричество, газ и воду мы платим около $900 в месяц. К слову, наша квартира размером 35 кв.м. считается большой по японским меркам.

По приезде супруги с сыном в Киото в декабре 2017 года мы сразу же пошли в местный районный муниципалитет для регистрации, узнали об очереди в детский сад и вакцинации ребенка. Тогда были удивлены тем, что на каждого зарегистрированного ребенка до 13 лет ежемесячно государство выплачивает 15 тыс. йен (примерно 45 тыс. тенге). Эта сумма с возрастом уменьшается. Также, узнав о беременности супруги, ей выдали брелочек розового цвета в форме сердца, своеобразный «знак материнства». Японки прикрепляют его на сотовый либо на сумочку и обычно люди в очередях либо в общественном транспорте при виде этого значка уступают места, пропускают женщин без очереди. 

Это приятно и показывает чуткое отношение нации к беременным.

Небольшие сложности возникают из-за погодных условий и стихийных бедствий. Ни для кого не секрет, что Японию часто трясёт. В мае этого года мы пережили землетрясение в пять баллов. Это, наверное, самое сильное землетрясение в нашей жизни, несмотря на то что мы из Алматы. Просто когда появляется ребенок, за жизнь начинаешь переживать больше, чем раньше. В этом году в Киото было наводнение, частенько проходят тайфуны, а этим летом в городе было аномально жарко. Зимой мы были обеспокоены тем, как обогреть жилье, так как ребенок маленький, а центральное отопление есть только в нескольких северных префектурах, как Хоккайдо. Средняя температура зимой в районе 0-4 градусов. Ночью может быть немного ниже нуля, но из-за высокой влажности, тонких стен и отсутствия какой-либо герметизации окон и дверей, ощущение такое, что живешь в холодильнике. Пришлось использовать обогреватели и кондиционеры, а в конце месяца мы получили соответствующий счет за электричество.

Переживали за адаптацию ребенка к местным продуктам питания, но, слава богу, продукты питания и товары для детей тут высшего качества. Просто иногда скучаешь по молочным продуктам, как творог или кефир, которых тут нет. И по нашему вкусному мясу, конечно. Тут оно отличается по вкусу и стоит дорого. Мы покупали австралийскую говядину, но она показалась невкусной.

Для оплаты расходов я использую стипендию и пособие. Плюс к этому, иногда получается подрабатывать. Например, участвую в программах для школьников, где мы приходим и разговариваем с ними на английском, играем в игры и общаемся. Так дети практикуют английский, а нам платят деньги.

— Знакомы ли вы с другими казахстанцами? Чем они занимаются?

В 2017 году, когда я только поступил, Университет окончили моя подруга Айжана, о которой я говорил ранее, и её муж Таир. Они не знали друг друга до поступления. Насколько я знаю, после первого курса начали встречаться и поженились перед выпускным. Сейчас они работают в международной компании и живут в префектуре Канагава, рядом с Токио.

Жасулан Мамбаев

На фото: Таир, Айжан, Улменай и Жасулан

Помимо них есть ещё несколько человек, с которыми мы общаемся. А сегодня пришел новый поток студентов в Бизнес Школу, но, к сожалению, никого из Казахстана среди них не оказалось.

 

— Чему вас научила эта страна? Хотите ли вы остаться там и насколько это реально?

Япония научила быть сдержаннее. Тут всё построено на уважении чужого пространства и труда. Нельзя создавать дискомфорт окружающим, что бы ты ни делал — это правило номер один. За все время пребывания я всего 3-4 раза слышал, как машины сигналили друг другу. А ещё, смотря на четкую работу почты, транспортной системы и сервиса, невольно становишься более дисциплинированным. Как-то в районной администрации (вроде местного ЦОН-а) мы с Улменай заполняли декларации о доходах за последние два года. Представляете, никаких документов, подтверждающих наличие или отсутствие доходов, у нас не просили. Тут жителям верят на слово.

Киото — это особенный город. Многое из того, что мы тут имеем, отличается от Токио или Осаки. В Киото все спокойно, тихо, чисто, свежо. Он напоминает Алматы: окружен горами, пусть не такими высокими, и через город протекает несколько рек.

Мы живем около реки Камогава и частенько, гуляя вдоль реки с супругой и малышом, называем её «Весновкой», недалеко от которой мы жили в Алматы.

Нас часто принимают за японцев, особенно Улю и Арлана, начинают говорить на японском. Меня чаще всего принимают за китайца или думают, что я из юго-восточной Азии. О Казахстане многие практически ничего не знают.

Японский мы изучаем. Ходим на курсы 1-2 раза в неделю и смотрим за малышом по очереди. Однажды было такое, что Уле пришлось пойти на курсы вместе Арланом. Так вот, он сидел 90 минут тихо, слушал урок и игрался на полу, не создавая никаких помех. Сейчас у нас базовый уровень.

Многие вещи тут нам нравятся, но мы очень скучаем по дому и родным. Моя учеба заканчивается в сентябре 2019 года. После окончания, скорее всего, вернемся домой. Конечно, было бы неплохо поработать пару лет в японской компании и получить опыт. Однако, найти работу — не такая уж простая задача, если не знаешь японский в совершенстве. Но я считаю, что нет ничего нереального, есть то, насколько сильно ты хочешь этого.