Впервые казахстанская группа «NAR» заявила о себе год назад, представив в Алматы сингл «Mystical», и потом сыграла концерты в Семипалатинске и Астане. С лета от «NAR» не было новостей, и вот в сети появился новый сингл музыкантов, а на подходе дебютный альбом.

- Дамир, какой смысл ты вкладываешь в название проекта «NAR» и какова в нем твоя роль?

С арабского «NAR» означает «тепло» или «огонь», с казахского – «одногорбый верблюд», с туркменского – «гранат». Мне больше всего нравится версия с огнем, она наиболее близка нашей деятельности.

«NAR» - это мой авторский проект, в котором я являюсь композитором, музыкантом и одним из продюсеров. В коллективе выступают постоянные участники и студийные музыканты. Недавно к нам присоединились скрипач и виолончелист.

- Релиз первого альбома группы «NAR» запланирован на январь 2018 года. Чего стоит ожидать от дебютной пластинки?

Презентация альбома состоится в конце января. Я пока не скажу, как он будет называться, но могу рассказать о его концепции. Во сне человек словно попадает в другой мир, где происходят необъяснимые вещи и рождаются самые фантастически идеи. Альбом попробует воссоздать этот цикл. Первая композиция «Intro Night» подготовит слушателей к путешествию, в котором каждый трек - маленькая история. Последнее произведение - «Outro Morning», наоборот, будет неким пробуждением и возвращением в реальность.

Альбом уже практически готов, сейчас мы занимаемся его сведением. Я переживал за каждую композицию. Особенно волнительной получилась запись партий кыл кобыза. Наша кобызистка была на девятом месяце беременности, и несмотря на это участвовала в работе над пластинкой. На презентации альбома мы планируем выступить вместе с хором и малым оркестром. 

- В сети появился ваш новый сингл «Zhanbyr», который тоже попадет в альбом. О чем эта композиция? 

Прошлым летом я попал под сильный ливень и промок до нитки. По улицам текли реки воды, не хватало только лодки. Придя домой, я взял в руки гитару и придумал мелодию. Эта композиция передает мои личные ощущения от того дождя. Когда я сочиняю музыку, для меня важно доставать из глубины пережитые эмоции и воспоминания.

Вдохновение невозможно контролировать. В нем есть что-то сакральное и волшебное. Я чувствую, как оно постепенно подступает, и в такие моменты откладываю все свои дела. Сочиняя новые композиции, я на несколько часов выпадаю из обыденной жизни. Меня очень вдохновляет природа, особенно Восточный Казахстан, откуда я родом.

Музыка для меня — высшая форма честности.

- Аутентичное звучание вашей мызыке во многом обеспечивает кыл кобыз. Как традиционный казахский инструмент появился в проекте?

Я открыл для себя кыл кобыз совсем недавно, благодаря участнице нашего коллектива Алине Кулсмаковой. Кобыз - это потрясающий тантрический инструмент, в нем столько тембров. Некоторые слушатели его не понимают, а у кого-то душа радуется от каждого звука. Композицию «Битва» я написал еще лет десять назад, а зазвучала она именно благодаря кыл кобызу. В будущем я хочу сам научиться на нем играть.

Дамир Уйсумбаев

- Почему в этом году вы не выступили на этно-фестивале «Spirit of Tengri», где собралась релевантная для вас аудитория?

Мне есть что сказать слушателям своим творчеством. После того, как мы презентовали в Алматы дебютный сингл «Mystical», появилась потребность в регулярных концертах. Предложений выступить на фестивале нам пока не поступало, хотя в нашей музыке больше этно, инди и арт-рока, чем элементов джаза. Наш стиль я обозначил для себя словом «Тобыкты», как казахский род, к которому я принадлежу. Возможно, наше творческое направление позже станет частью современной отечественной музыки.

У нас хорошо воспринимают импорт. Если кто-то из казахстанцев достиг успеха за границей, говорят: это же наш, он из Казахстана. Получается, нет пророка в своем отечестве.

Окей, тогда поступим, как Геннадий Головкин, Батырхан Шукенов, Димаш Кудайбергенов и так далее. Если бы они не уехали из Казахстана, то не стали бы здесь такими популярными.

 

- Тем не менее, летом «NAR» выступил в Астане в рамках EXPO.

Наша музыка записана в студии «SoundLab records» при одноименном лейбле, который устраивает фестиваль казахстанской независимой музыки «Ready.Set.Loud». Этим летом несколько команд сделали вылазку в Астану, в том числе и «NAR». Мы выступили на площади «Байтерек». 

«NAR» - это не поп-музыка. В каждой композиции нужно искать смысл. На концертах позади нас обычно весит большой экран. Чтобы передать аудитории нужное настроение, каждое произведение сопровождает видео. Когда в Астане мы играли композицию «Shaikas», что означает «Битва», в первом ряду стоял подросток. Слушая нас, в какой-то момент он заплакал. Многих тогда тронуло наше выступление.

- Расскажи о лейбле, с которым работаешь? 

Прежде всего, коллегами движет энтузиазм, команда лейбла работает с молодыми артистами, в которых видит большой потенциал, и помогает им творчески развиваться. В студии записываются группы «Far In Gate», «Molto Loud», «Celestial Whales» и «Existan».

- К чему ты стремишься?

Поделиться своей музыкой со слушателями из разных стран и в том числе познакомить их с Казахстаном через свое творчество.

- «NAR» - твой главный проект, но не единственный. Выгодно ли сегодня зарабатывать музыкой в Казахстане?

Лет десять назад играть в кавер-бэнде было выгодно. Сейчас другое время, банкетов меньше. Раз на раз не приходится. Я преподаю игру на саксофоне и гитаре, параллельно выступаю в нескольких коммерческих проектах. С другой стороны, музыкой нельзя заниматься без призвания. Когда я всерьез увлекся гитарой, в какой-то момент мир вокруг перестал существовать. Я, как ребенок, с трепетом относился к музыке. Потом, конечно, обжигаешься и учишься совмещать работу с творчеством.  

- Однажды ты выступал вместе с музыкантами в вагоне алматинского метро. Планируешь еще что-нибудь в таком духе?

У меня есть идея прыгнуть с парашютом и сыграть на саксофоне в полете. Я уже летал так на параплане на высоте около двух тысяч метров над землей. Это незабываемые ощущения: с одной стороны, испытываешь восторг от полета, а с другой – сдает вестибулярный аппарат, при этом ты пытаешься наиграть мелодию на инструменте.

- Чтобы ты для себя выбрал: попытаться добиться успеха за границей или продолжать заниматься музыкой на родине?

30 лет своей жизни я провел в Казахстане и никогда не стремился отсюда поскорее уехать, хотя понимаю, что пока в нашей стране востребован только «той бизнес». Иной раз в регионах, да и не только там, народ не отличает качественную музыку от некачественной. Приедет Кайрат Нуртас, споет под фонограмму и соберет на концерте 10 тысяч человек. А Галымжана Молданазара там многие не знают, хотя его слушают не только в Алматы и Астане. 

Знакомые иностранцы, послушав мою музыку, говорили мне: что ты здесь до сих пор делаешь? Ты уперся как бык и пытаешься пробить стену. 

Нет ничего плохого играть каверы на заказ. Проблема в том, что в музыкантах пропадает индивидуальность, и их музыка теряет смысл. В Казахстане нет как такового шоу-бизнеса, и мы как раз стоим у его истоков, предлагая слушателям что-то новое, настоящее. Я стараюсь создавать универсальный продукт, интересный и в Казахстане, и за рубежом. В идеале мне хотелось бы регулярно выступать за границей и возвращаться с концертами на родину.