О себе:

Мне 26 лет. Сейчас работаю экономистом в крупной компании. Я один из немногих жителей столицы, который может назвать себя коренным, потому что я родился в Целинограде, вырос в Акмоле, а сейчас живу в Астане.

Учился все 11 лет в столичном лицее. Я гей. Сказать об этом не значит посветить кого-то в свои интимные предпочтения. Это все равно, что другой цвет кожи, разрез глаз и т.д. Просто все люди разные и строгое бинарное разделение – это огромная ошибка, которую допускают люди.

Стереотипное мышление мешает многим людям открыться и быть собой, не позволяя тем самым быть счастливыми. Как я стал геем, спросите Вы? Все очень просто, я таким родился. Уверяю Вас, у меня самая традиционная семья. Отец и мать, очень любят друг друга до сих пор. Не являются участниками каких-либо сект, имеют вполне обычные профессии.

Я окончил обычную школу, затем – университет. Никогда не видел и не слышал ничего о геях и лесбиянках. Не читал никакой литературы и не лицезрел видеоматериалы на эту тематику.

В школе не было никакого предмета полового воспитания. И воочию на улицах города никогда не видел целующихся однополых пар и уж тем более никогда не был ни на каком гей-параде.

Воспитание у меня самое обычное, идеалы и мораль еще с советского времени. Никогда не был дивергентом. Не нарушал законы. Во дворе играл со всеми детьми. В общем, все как обычно, ничто не предвещало «беды», так сказать. Просто в один момент при половом созревании я понял, что вижу не женскую сексуальность, а мужскую. Принял это легко. Это моя природа. Я таким создан, если хотите, хотя я не сильно верующий человек.

Мое отношение к девушкам – это подруги, сестры, мамы. Не могу и не хочу представлять секс с ними. Отсюда и признание: у меня никогда не было секса с девушкой. Не хочу обманывать ни себя, ни девушку. Да и встречный вопрос, можете ли вы взять и сменить свою ориентацию?! Думаю, ответ станет отрицательным. Так что между жизнью во лжи, когда я не смогу быть счастливым и мне придется постоянно обманывать себя и окружающих, и жизнью, где я буду самим собой – я выбрал второе.

О школе:

Если говорить о школе, то начальные классы были замечательными: было очень познавательно, весело, дружно, но с класса 6-го все начало меняться в худшую сторону. По всей видимости, переходный период моих сверстников дал о себе знать, а у меня он, как я понял, начался только к выпускному классу.

Одноклассники недолюбливали меня, издевались, а все потому, что я был не таким как все: эмоциональным, чувствительным, очень жеманным, с писклявым голосом, что для «традиционного» общества непозволительно и неправильно.

Тогда меня уже начали обзывать «п*диком», а я даже не знал значение этого слова. Я не знал, что оно значит, и даже не подозревал о существовании сексуальной ориентации как таковой.

Благо в 10-11 классах третирование закончилось. Повзрослели, поумнели? Началась подготовка к ЕНТ. Постоянные контрольные, задания. Некоторые одноклассники просили помочь разобраться в каких-то моментах. Успеваемость у меня всегда была на высоком уровне, но помимо учебы я занимался внеклассными занятиями и выступал от школы в различных конкурсах: дебаты, олимпиады, научные проекты, КВН, «Лидер – XXI века» и т.д.

2008 год. Это был год празднования юбилея столицы, акимат по этому случаю выпустил общий альбом выпускников. Директор поручил именно мне написать от лица всех выпускников какие-нибудь пожелания для истории в этом альбоме. Наш последний звонок не отличался оригинальностью. Линейка, поздравления учителей, администрации школы. Отдельной грамотой наградили мою маму за мои заслуги. Запустили воздушные шарики в воздух. Танцевали вальс. Кстати, при его репетиции бразды правлении в свои руки взял я, потому что с 1 по 4 класс я занимался бальными танцами.

По окончанию мы все пошли в школьный палисадник, чтобы посадить деревья. Я не уходил с этого праздника прощания со школой, пока не сфотографировался с каждым учителем по отдельности. От всех них я получил открытки с самыми трогательными словами напутствия. Почти каждый написал о том, чтобы я был тем, кем я являюсь. Что хотят моего счастья. Это был очень трогательный момент.

О выпускном:

Несмотря на то, что происходили порой плохие вещи со мной в школе, на выпускном я немного прослезился – как-никак завершился один из этапов в моей жизни. Впереди будущее. Покорение новых вершин. Конечно, школа не только дала мне базовые знания, но и оказалась своего рода школой жизни. Я понял, что несмотря ни на что, очень важно всегда оставаться человеком. Добрым, отзывчивым, любить себя, быть собой и стремиться, несмотря на все преграды, достигать своих целей. «Собаки лают – караван идет» (с).

Уже прошло 9 лет со дня окончания школы. С классом мы еще ни разу не собирались, но я часто навещаю своих учителей, рассказываю им о своей жизни, интересуюсь, как поживают они. Из одноклассников активно я поддерживаю связь только с 5-6 и в основном это девушки, с остальными мы пересекаемся иногда в городе, останавливаемся для небольшой беседы и все.

Разные люди, разные судьбы. За некоторыми я наблюдаю с помощью социальных сетей. Большинство уже завели семью, детей. Вроде счастливы, и я за них очень рад. К сожалению, в Казахстане, в противоречие всему цивилизованному миру, такие как я, не могут заключить официальный брак с теми, кого любят – тотальная несправедливость. Поэтому я в меру своих возможностей выступаю в защиту равных прав и возможностей, искореняя дискриминацию хотя бы в умах людей.

Об агрессии:

Агрессия, которую я не мог понять. Почему они так хотят причинить мне вред, сделать мою жизнь невыносимой? Я же хороший человек, я никому ничего плохого не сделал. Почему они меня отделили от себя? Эффект толпы сделал своё дело: все как один под общей истерией начали всячески притеснять меня. Даже те, с кем я вроде бы хорошо общался, отвернулись. По всей видимости, чтобы их это никак не коснулось. Все росло как снежный ком, а я один против всех не мог постоять за себя, и мои просьбы оставить меня в покое только раззадоривали их. От насмешливой открытки на 8 марта, кидания тряпки от доски, жвачки в волосах до реальных физических тумаков.

Я очень любил футбол, постоянно играл в него и имел в этом деле, как мне казалось, большие успехи и надежды. Но в школе я не смог дальше продолжить заниматься спортом,потому что меня никто не брал в команду, никто со мной не хотел играть, предлагали идти в «художественную гимнастику» и каждый раз, заходя в раздевалку, надо мной смеялись, шутили.

Из-за этого я не любил «физическую культуру», каждый раз отпрашивался, находил повод и причины не ходить на нее.

На постоянном медосмотре для военкомата я терпел унижения на тему того, что мне не место тут, что «девчонки» не служат, что мне нечего демонстрировать проверяющему хирургу и т.д.

Самое страшное событие произошло зимой, когда я учился в 8 классе. Все издевательства зашли так далеко, что в один из дней после школы, 4 одноклассника остановили меня по дороге домой, завели меня в тихий угол. Трое держали, а четвертый пытался что-то написать на моём лбу. Я попытался пнуть его ногой, но он схватил ее и воткнул ручку в бедро. Они сами не поняли, что да как произошло, испугавшись, они бросили меня. А я вслед крикнул, что я заявлю на них. Тогда тот, что ударил, вернулся, вытащил ручку и пырнул меня под ребро. Через куртку и слой одежды ручка вошла не так глубоко, но я, скорчившись от боли рухнул.

Я лежал, осознавая, что только что меня пытались убить, но благо неумело. Через некоторое время ко мне подошла женщина, увидела кровь и вызвала скорую, которая на редкость быстро приехала. Они погрузили меня в машину и по дороге в больницу оказали первую помощь, уверяли, что ничего серьезного. После осмотра врача стало ясно, что кроме шрамов никаких последствий не будет. А после в кабинет зашел полицейский.

Я очень испугался, сказал, что неудачно наткнулся на железные прутья во дворах. Естественно, он не поверил, но я стоял на своём. Я просился домой, и он сказал, что отвезет меня. Врачи скорой помощи, полицейский, женщина, которая не прошла мимо – я до сих пор им очень благодарен, что помогли, а после вошли в мое положение и не стали придавать огласке все происходящее.

С тех пор я всегда спорю с людьми, которые жалуются на представителей этих профессий, потому что я им премного благодарен. Полицейский даже отдал мне свои тренировочные трико, потому что мои штаны разрезали окончательно в машине скорой помощи. Он понял, что я не хочу ничего говорить родителям. На вопросы мамы о том, почему я хромаю, я ответил, что стукнул ногу. Все выходные я лежал и переживал о том, что будет в понедельник, когда придется прийти в школу.

Утром, первым делом я зашел к завучу и попросил перевести меня в другую смену, в другой класс. Оказалось, все учителя уже в курсе о том, что произошло. Она спросила, кто из одноклассников это был, а я сказал, что все. Ведь так и было: молчаливое поддакивание к проявлению ненависти – тоже преступление. После этого началась усиленная защита меня педагогическим составом. Я до сих пор благодарен всем моим учителям, которые стеной стояли за меня.

Я всех простил: ни на кого зла не держал и спокойно окончил школу. Только шрамы иногда напоминают мне о том дне. Дне, когда совсем юного мальчишку пытались убить, просто потому что он ведет себя не так как все, выбивается из общей массы.

Когда я вспоминаю школу, милые и трогательные моменты перебиваются негативными всплесками из прошлого. Они-то и не позволяют мне сказать, что я скучаю по школьным временам.

Постоянные оскорбления, избиения, унижения каждый раз становились барьером к тому, чтобы пойти в школу и нормально учиться, но я шёл. Во многом из-за учителей, которые постоянно вступались за меня, защищали.

Как же я благодарен им за внимательность, если б не они, кто знает, может я был бы очередным психом, который ворвался бы в школу с отцовским дробовиком, или несчастный, который сбросился бы с крыши. Они всегда поддерживали меня, разговаривали со мной, успокаивали. Я не озлобился на мир, не закрылся во многом по этой причине.

О гомосексуалах:

Сколько таких как я кругом до сих пор подвергаются опасности? Скольких убили или довели до самоубийства?! В 8 классе я подумать не мог о борьбе за права, не знал, что значит быть геем, никому ничего не рассказывал, не приставал, но все равно стал жертвой гомофобии. Молчать не имеет смысла. Молчание вредит.

Откуда берется эта жестокость, нетерпимость у подростков, превращая обычный образовательный процесс в школу выживания? Ответ очевиден – это все воспитание взрослых. Вместо того, чтобы растить детей в любви, прививая им доброту и любовь к миру, родители напутствуют детей словами «мир жесток, дерись», взращивая поколение агрессивных эгоистов.

Если бы у меня была возможность обратиться к каждому подростку, который испытывает те же переживания, что и я в их возрасте, я бы сказал:

Прими себя таким, какой ты есть!

Каждый раз, когда читаю о переживаниях на различных сайтах, наблюдаю в глазах и в поведении непримиримую борьбу с самим собой, самобичевание, слёзы - моё сердце сжимается! Так хочется поговорить, приободрить!

Знай, что мысли, которые тебя терзают, они не твои, это все навязанные нашим отсталым обществом пункты! Не позволяй другим людям рушить твоё самолюбие, уверенность в себе!

Ты не ошибка, Ты не больной, Ты не извращенец!

В твоих желаниях нет ничего постыдного, это заложено в тебе природой. Близким и родным куда хуже видеть тебя несчастным – это доставит им больше терзаний. Поверь, люди, которые тебя любят, ставят твое личное счастье выше своих пожеланий касательно твоей жизни. Не взбирайся на крышу, не прыгай – живи!

Не храни всё в себе, не замыкайся. Осмотрись! Вокруг наверняка есть человек, которому ты можешь открыться, выговориться.

Ставь себе цели, достигай их - добивайся успехов! Утри нос всем, кто считает, что геи – это ошибка общества, всем кто, возможно, притесняет тебя!

Всегда помни, ты не одинок! По крайней мере, я с тобой!