×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Блинчики с кленовым сиропом и эмиграция

Эксперт по кризисным коммуникациям Анастасия Шестаева рассказала The Steppe о том, как она переезжает в Канаду
2016-04-26 | Автор: Айсана Ашим

Меня часто спрашивают, чем отличается жизнь в Канаде от Казахстана. Ответ – стресс.

Увы, это слово здесь – фундамент нашей жизни. Простой пример: развязка на Кульджинке в Алматы. Там очень трудно проехать в час пик – развязка построена таким образом, что все друг другу мешают. Чуть ли не каждый день там фиксируют ДТП и стоят регулировщики, которые дышат вредными выхлопами. Четыре года я ездила на работу по этому кольцу и каждый день получала незаслуженную порцию стресса. В Канаде жизнь построена так, что ты не нервничаешь по таким, казалось бы, мелочам.

А когда с твоих плеч падают кирпичики стресса, у тебя появляется пространство для работы и творчества: ты хочешь, к примеру, фотографировать и писать, а не злиться на то, что тебя подрезали.

Я восемь лет проработала в Air Astana: начинала бортпроводником, а затем четыре года была координатором PR-проектов. Два года назад я открыла небольшое агентство и консультирую клиентов в основном по части кризисных коммуникаций. Год назад мы с мужем приняли решение переехать в Канаду. Мой бизнес только начал развиваться, появились интересные предложения по сотрудничеству – зачем уезжать? Но у мужа – он программист – начались сложности в работе и он решил, что пора получать канадский опыт работы. На тот момент он уже был резидентом Канады: его родители, опытные специалисты, несколько лет назад иммигрировали туда по федеральной программе и он получил статус резидента вместе с ними. Удаленно он работу найти не мог.

У меня есть сын от первого брака, и его отец как-то упомянул, что ему хоть и сложно расстаться с ребенком, все же он не против того, чтобы его сын получил канадское образование. Конечно, я долго думала, стоит ли уезжать – слишком далеко, папа моего сына здесь, я не была никогда в Канаде... Потихоньку изучала, как там все устроено, и в итоге мы решили попробовать.

В апреле мы приехали в Торонто. Климат там похож на Астану, в тот день еще было особенно холодно, а потом и вовсе пошел град. Мы остановились у родителей мужа, и ночью проснулись от мата пьяных русских иммигрантов, что буянили под окнами. И мы как-то поначалу отчаялись: разве за этим мы ехали? В Торонто пробыли две недели, затем уехали в Ванкувер, где и планировали поселиться. Ванкувер совершенно непохож на Торонто, а весной он особенно хорош. Светило солнце, цвела сакура, вокруг все было зелено. А еще – Тихий океан. Помню, как в первый день я села у берега и поняла – я остаюсь.

...ночью проснулись от мата пьяных русских иммигрантов, что буянили под окнами. И мы как-то поначалу отчаялись: разве за этим мы ехали?

Но все было завязано на работе моего мужа. Он обладал хорошим опытом работы и имел правильно заполненный профайл в LinkedIn, поэтому получил несколько предложений и уже буквально в первый день прошел два разных собеседования: по скайпу и офлайн. И вот уже на третий день я гладила ему рубашку на работу. Сейчас мы живем в Северном Ванкувере, как оказалось, это престижный и дорогой район, где живут по большей части коренные канадцы, а также богатые иранцы и китайцы. Жилье мы снимаем, с этим в Канаде есть сложности – в частности, нужна рекомендация от местного жителя. К счастью, мы подружились с женщиной, у которой по Airbnb снимали домик в первые две недели, и она-то нам написала рекомендацию. Через два месяца мы сделали визу сыну и провели в Ванкувере конец лета и осень. Потом нам с сыном пришлось вернуться, чтобы убедить отца ребенка дать разрешение на выезд сыну на ПМЖ. Этот вопрос все еще не решился и именно поэтому я не могу назвать свой переезд законченным.

Муж работает, а я пока нет, потому что только получаю вид на жительство. Чем я занималась? Оттачивала свой английский, работала с детками в качестве волонтера в центре восстановления, занималась домом, а также посещала различные курсы от кризис-менеджмента до копирайтинга. Эти курсы – крайне полезная штука, потому что помимо знаний, ты получаешь там новые знакомства, связи в индустрии и понимание вообще того, сможешь ли ты войти в эту сферу, осилишь ли. К примеру, на одной лекции нам проводили тестирование и определяли профессиональный уровень. Там я, к своему счастью, выяснила, что мой казахстанский опыт в авиации и бизнесе сопоставим опыту в Канаде. Курсы легко найти при университетах либо в том же Linkedin, где полно различных групп по networking.

Что касается адаптации, нас выручает тот факт, что я и мой муж достаточно свободно говорим по-английски, так как оба работали в международных компаниях.

Еще мне очень помогли видеоблоги на Youtube, которые дают ответы на многие вопросы эмигрантов. Там часто говорили, мол, не стоит ожидать, что вы приедете и сразу найдете такую же работу, которая была у вас дома.

Я помнила это, но все равно со статусом визитера подала на стажировку в пиар-агентство. Разумеется, меня не взяли, но я не расстроилась. Сказала себе: «Окей, а что я еще могу?». Вскоре я начала работать волонтером в детском центре, где красила баночки и организовывала маленькие мероприятия. И в этом нет ничего постыдного: там мне было интересно, я познакомилась с разными людьми, получила канадский опыт и рекомендации.

Тем, кто хочет переехать в другую страну, я советую сразу осознать: будет трудно. Там мы теряем примерно 10–15 лет нажитого тут опыта, связей, образования. Даже если у вас такая профессия, где вы не теряете навыки, зачастую вы теряете статус, которым обладаете на родине.

Плюс надо понимать, что казахстанский опыт не всегда котируется на мировом рынке. Несмотря на то что мой опыт работы в Air Astana равнозначен канадскому опыту, то, как я здесь начинала, когда мне было 20 лет – без опыта, без знания языка, без профессии, без связей – вот такой примерно я себя чувствую в Канаде. С этим нужно какое-то время пожить, а потом ты очень быстро адаптируешься и встаешь на ноги.

Самый болезненный вопрос для меня в Канаде – отсутствие друзей. Я экстраверт, мне легко заводить знакомства и интересно общаться с людьми, поэтому я полагала, что без особых сложностей найду друзей и здесь. Но эти ожидания не оправдались, за год жизни в Канаде у меня, к большому сожалению, еще не появились близкие друзья.

Самый болезненный вопрос для меня в Канаде – отсутствие друзей.

В чем выражается разница в менталитете? Ну, допустим, то, как встречают гостей тут и там. У нас принято оказать гостям все возможные почести – встретить, усадить на лучшее место, накрыть побогаче стол, достать все самое вкусное… Там же гость обязан принести с собой бутылку вина или десерт, а потом все должны легко перекусить и разговаривать. Еще есть разница в поведении мужчинах. В Казахстане считается нормой, если мужчина помогает женщине поднять сумку или припарковаться. В Канаде же все растут в обществе равных, у женщин на самом деле много власти и они приучены к этому с детства. Конечно, там мужчины не бьют стюардесс или работниц кинотеатра, как здесь, но и нет соответственно того внимания. Когда я спускаюсь, а муж подает мне руку, канадки удивляются и странно на нас смотрят.

Когда я спускаюсь, а муж подает мне руку, канадки удивляются и странно на нас смотрят.

Самый огромный плюс в Казахстане – это люди. Хоть мы и кажемся скованными и неприветливыми, при близком общении это первое впечатление оказывается ложным. Казахстанцы добродушные, открытые и сердечные. Канадцы же более холодные, рассудительные и экономные. Но что мне в них особенно нравится – они уважают твое пространство и твою личность вне зависимости от того, как ты одет и на какой машине ездишь.

Что меня удивляет в Канаде? Вот, скажем, в тренажерном зале нужно взять спрей, салфетку и протереть все за собой, после того как отзанимался. Просто так оставить спортивное место или инвентарь не положено. Люди говорят «спасибо» водителям, когда выходят из автобусов. Поначалу я не могла привыкнуть к этому, но теперь делаю это всегда и буду делать в Казахстане, если представится возможность. Если говорить о негативном, меня поразило количество бездомных. В Казахстане я никогда не видела таких людей – видимо, наших бомжей куда-то прячут, чтобы соблюсти внешнее благополучие. В Канаде же государство их не скрывает и даже помогает, оттого, наверное, их так много. Местных жителей это расстраивает так же, как и меня: многие бездомные – здоровые люди и способны работать, но живут на пособии. Такой образ жизни им по кайфу: разложили на тротуаре свое одеяло, валяются, играют на гитаре и курят марихуану, а под боком у них собака, книжка и надпись, мол, помогите.

Что меня удивляет в Канаде? Вот, скажем, в тренажерном зале нужно взять спрей, салфетку и протереть все за собой, после того как отзанимался.

По бюджету расклад такой: на жилье у нас уходит 1350 канадских долларов (канадский доллар не равен американскому) – это прилично, потому что мы снимаем весь первый этаж жилого дома. Ездим мы на автобусе, месячный проездной стоит около 180–190 долларов. На еду уходит порядка 1000 долларов в месяц. Это основные статьи расходов, но у нас еще нет машины, страховку к которой в Канаде нужно покупать ежемесячно и обходится она примерно в 200 долларов. Но если ты совершил ДТП, то цена твоей страховки увеличивается до, например, 500 долларов, и столько ты будешь платить каждый месяц. Бешеные цены на страховку – безопасное движение.

Скорая помощь в Канаде дорогая, около 100 долларов, но зато она действительно скорая – они боги на дорогах.

Вызывают ее только в серьезных случаях, если человек при смерти, а если ты можешь ходить – то и должен сам дойти до больницы. У хорошего работодателя в соцпакет входят услуги стоматолога. А так лечить зубы тут очень дорого, вырвать, к примеру, обходится в среднем в 580 долларов.

В Канаде мы стали, наверное, лучше питаться, потому что тут больше свежих продуктов по сравнительно недорогой цене. К примеру, рыба, креветки или авокадо. А когда скучаем по родной кухне, то я делаю манты или муж готовит плов. Казан я привезла с собой, а баранину мы нашли в иранском магазине. Иногда покупаем в украинском магазине домашние пельмени, творог, икру или сырки. Там же и брали докторскую колбасу для новогоднего оливье.

Мне приходится часто летать в Казахстан и пока жить на две страны, так как я занимаюсь оформлением документов на выезд сына. Договориться с отцом моего ребенка и найти компромисс оказалось сложной задачей, несмотря на то, что сын страдает от аллергии в Алматы, а морской климат ему очень полезен. Что я замечаю, когда прилетаю в Алматы? Мне кажется, люди стали более зажатыми и собранными, как будто находятся в состоянии неуверенности, нестабильности и некоего страха. Видимо, после девальвации жизнь стала сложнее. Что касается всего остального – особо ничего не поменялось, разве что в Алматы экология стала еще хуже. Но я дала себе установку не зацикливаться, а лишь замечать все хорошее, что здесь есть. А этого, на самом деле, много – особенно понимаешь, когда возвращаешься. Я ценю тут природу, национальную кухню, а еще сферу услуг в плане красоты. В Ванкувере один маникюр стоит 40 долларов. В Алматы же можно позволить более тщательно следить за собой, и, что важно, здесь это приветствуется: когда ты здесь нарядишься или сделаешь прическу, тебе улыбнутся, скажут комплимент, и это классно. В Канаде же норма для женщин – это ходить в полуспортивной одежде и без макияжа.

Уже говорила об экологии, но не сказала, что она стала одной из причин моего переезда.

Меня очень беспокоит, что город, в котором я выросла – Алма-Ата, становится городом серого тумана. Первый раз я увидела смог в 2005 году. Я работала стюардессой, мы подлетали к Алматы, и я заметила нависшую над городом серую пленку. Спрашиваю у пилотов: «Что происходит? Что это?». А сейчас эта пленка – уже густое свинцовое облако, и меня поражает, и расстраивает, что за столько лет власти не сумели решить эту проблему.

Разве могли люди, основавшие этот город, наши дедушки и бабушки, которые сажали деревья и проектировали дома, хоть предположить, что в этом живом, красивом и культурном городе их внуки будут задыхаться?!

По нашим меркам жизнь в Канаде скучная, потому что все «устаканено» и нет этих кирпичиков стресса. Здесь же у нас как: в субботу ты едешь менять шины или сдавать анализы, и считаешь, что день прошел хорошо, если ты успел осуществить какие-то такие дела. Там же день прошел хорошо, если ты получил какое-то наслаждение от жизни. Ты всю неделю работал, и в субботу поменять шину – это не дело. Внимание концентрируется на приятном, а не на решении проблем.

Там же день прошел хорошо, если ты получил какое-то наслаждение от жизни.

Когда я здесь ушла из большого корпоративного сектора в свой бизнес, мне очень понравилось ощущение свободы выбора, планирования своего времени и финансов. Я весь год думала, какой бизнес можно запустить в Ванкувере, но сейчас решила, что хочу год–два поработать в канадской компании, набраться больше ментального опыта. Однако, идею открыть свой, пусть небольшой, бизнес я не исключаю. Звучит, пожалуй, смешно, но я думаю открыть маленькую пекарную и печь там блинчики. Такое место для завтраков. В Канаде нет наших тонких блинчиков. Популярны французские либо американские пышные блины– это все не то. Эта идея пришла ко мне, когда я угостила блинчиками одну знакомую в Канаде, ей пришлось по вкусу и она очень удивилась, что они такое не едят. Не знаю, выйдет из этого что-то, но в Канаде я почти каждые выходные приглашаю гостей и кормлю их блинчиками. Подаю я их, разумеется, с кленовым сиропом.

 

0 комментариев

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe