«Изобретая абстракцию: 1910-1925 годы» продемонстрировала радикальный уход от традиций изобразительного искусства более 80 художников. Выставка открылась большой диаграммой, на которой изображена связь художников и их знакомства, сообщает Artsy


Работая над шоу со своими коллегами, куратор выставки Лия Дикерман (в настоящее время директор редакции и контент-стратегии MoMA — прим. ред) частично попала под влияние курса, который она прошла с профессором Колумбийской бизнес-школы и старшим научным сотрудником Чезен Пол Ингрэмом. Курс был о том, как кураторы могут использовать свои профессиональные связи для достижения успеха. Ингрэм помог разработать раннюю итерацию связи первых абстракционистов, а затем на основе тех же данных, приступил к новым исследованиям.

Ингрэм и его коллега Митали Банерджи из HEC Paris использовали отчеты MoMA для изучения роли, которую творчество и социальные сети играли для этих художников, в зависимости от уровня славы, которой они достигли. В 2018 году они изложили свои выводы, в том числе о том, что для успешных художников дружба может быть важнее, чем создание произведений нового искусства.
 

Исследование

(Andy Warhol, Photograph of Jean-Michel Basquiat, Bryan Ferry, Julian Schnabel, Jacqueline Beaurang, Paige Powell, and Others at a Party at Julian Schnabel's Apartment, 1985, 1985. Hedges Projects)

Ингрэм и Банерджи начали свое исследование с количественной оценки славы, творчества и социальной связи художников в книге «Изобретение абстракции». Чтобы определить известность каждого художника, они обратились к базе исторических текстов Google на французском и английском языках (учитывая, что художники в основном проживали во Франции и США), и записали количество упоминаний каждого художника в период с 1910 по 1925 год. Они смотрели на славу с точки зрения того, насколько известны художники за пределами их собственных социальных кругов. Ингрэм отметил, что частое упоминание в письменном виде говорит само за себя».

При изучении социальных сетей художников они опирались на исследования MoMA, основанные на таких источниках, как биографии и письма художников. Ингрэм и Банерджи проанализировали социальные круги художников, в которых также использовались данные о национальности, поле, возрасте, школах и местонахождении каждого художника. А также об используемых ими средствах массовой информации. Ингрэм говорит, что они не рассматривали историю их выставок или рынков работ. 

Для того чтобы понять творчество художников, они использовали два метода. Они использовали компьютерное оборудование для анализа и оценки творчества более тысячи произведений. Программа оценивала уникальность произведений по сравнению с произведениями XIX века. Они также попросили четырех искусствоведов оценить работы каждого художника по их творчеству, основываясь факторах оригинальности и инновации. Они обнаружили положительную корреляцию между оценками художников, полученными благодаря компьютерам и искусствоведам.
 

Итоги

(Peer network of the artists in Inventing Abstraction. Courtesy of Paul Ingram and Mitali Banerjee)

В то время как прошлые исследования показывали существование связи между творчеством и славой, Ингрэм и Банерджи, напротив, обнаружили, что для этих художников этой взаимосвязи не существует. Художники с большой и разнообразной сетью контактов, скорее всего, будут знаменитыми, независимо от того, насколько креативным было их искусство.

В частности, самым большим пророчеством славы для художника было наличие большого количества контактов из разных стран. Ингрэм считает, что это говорит о том, что художник был космополитом и имел возможность выйти на различные рынки или же развивать идеи, вдохновляемые зарубежными культурами. Главным звеном сети, добавил он, был Кандинский. Они также обнаружили, что известные художники, как правило, были старше и известны до появления абстракции.

Касательно творчества они обнаружили, что ни компьютерные оценки, ни экспертные мнения не являются убедительными показателями известности художника. Другими словами, даже если у художника были высокие творческие оценки, он необязательно был знаменитым.

«Цель доклада — показать, что разнообразные связи важны не только как источник творчества, но и как источник других преимуществ», — сказал Ингрэм. «Даже помимо творчества, художники получают выгоду от космополитической идентичности».
 

Что это значит?

(Wassily Kandinsky with a group of artists from the Blue Rider. Photo by Fine Art Images/Heritage Images/Getty Images)

Мнение о том, что встречаться с новыми людьми в профессиональных сферах, чтобы открыть возможности для карьерного роста и развития, уже не вызывает удивления. Тем не менее Ингрэм и Банерджи напоминают, что мы не станем знаменитыми в вакууме и должны стремиться к диверсификации наших социальных кругов.

Для иллюстрации полученных результатов исследователи привели пример двух художников из этой группы: Ванессы Белл и Сюзанны Дюшан. Хотя ни одна из художниц не является широко известной личностью, у них были очень известные братья и сестры (Вирджиния Вульф и Марсель Дюшан). Они имели похожие творческие оценки, хотя Белл была более известна.

«Обе художницы были членами влиятельных групп художников — Сузанна Дюшамп была частью круга Дада, а Ванесса Белл — группы Блумсбери», — пишут авторы. «Однако социальный круг Дюшамп был ограничен художниками Дады; даже в этом кругу ее ближайшими друзьями были ее брат Марсель, муж Жан Кротти и друг семьи художника Фрэнсис Пикабиа. Социальный мир Ванессы Белл, напротив, состоял из группы Блумсбери, широкого круга художников, входивших в Лондонскую группу, коллекционеров и меценатов за пределами Англии, таких как Гертруда Штайн, а также театральных режиссеров и артистов, связанных с русским балетным искусством Сергея Дягилева». В конце концов, более разнообразный круг Белл коррелирует с ее большей славой.

«Из различных исследований мы знаем, что разнообразие в общении может развить креативность, которая так важна для творческих работников», — пояснил Инграм. Наличие различных связей, добавил он, означало, что «вы можете позиционироваться на рынке, быть более интересным и заслуживающим внимания, если будете поддерживать связь с разными людьми». И хотя исследование фокусировалось на конкретном столетнем контексте, его результаты все еще актуальны для современных художников.