Лиза Бреннан-Джобс, 39-летняя дочь легендарного основателя компании Apple Стива Джобса решила поделиться со всем миром историей своего сложного детства и о сомнительных отношениях с отцом в своей предстоящей coming-of-age книге «Small Fry».

Издательство книги, «Гров Пресс», считает произведение эмоциональным рассказом о том, каково быть дочерью всемирного гения с непредсказуемым поведением и холодным отношением к своему первому биологическому ребенку. Многим в Силиконовой долине известны истории и слухи о сложных отношениях Лизы со Стивом. Девушке пришлось нелегко, справляясь с неординарным характером отца и присутствием его второй семьи – о чем она и рассказывает в своих мемуарах.

Впервые Лиз заговорила о кровном родстве со Стивом, когда тот отказался платить алименты по уходу за ребенком. Стив Джобс скончался в 2011 году из-за осложнений рака поджелудочной железы.

Лиза уже успела опубликовать некоторые выдержки из своей книги для Vanity Fair, представив главу под названием «Growing up Jobs».

Наша редакция была заинтригована некоторыми отрывками, опубликованными Mercury News, и решила поделиться ими со своими читателями.


Это не мой ребенок

Весной 1978 года, когда моим родителям было по 23 года, моя мама родила меня на ферме своего друга Роберта в Орегоне, где ей помогли две акушерки. Весь процесс занял в целом три часа. Отец прибыл через несколько дней после моего рождения.

- Это не мой ребенок, - он продолжал рассказывать об этом всем на ферме, но все равно прилетел туда, чтобы в любом случае меня увидеть.

У меня были черные волосы и большой нос, отчего Роберт произнес ему:

- Она очень сильно похожа на тебя.

 

Открытие

За три месяца до смерти отца, я начала воровать вещи у него дома. Я ходила босиком по дому и клала в карманы различные предметы: румяна, зубная паста, две чаши голубоватого оттенка, лак для ногтей, пару изношенных тапок для балета и наволочки для подушек цвета старых зубов. С каждой украденной вещью я чувствовала себя полноценной и обещала себе - это последний раз. Но вскоре желание что-то украсть приходило все чаще и чаще и становилось некой жаждой.

 

Спрей для лица с ароматом роз

За последний год я посещала его каждые выходные.

Я уже не ждала какого-либо семейного примирения или некого похода в кино, но все равно приходила к нему.

Перед тем как попрощаться и уйти, я решила зайти в ванну и побрызгать себя спреем. Запах был очень легкий, а ноты цветущих роз улетучивались за несколько минут и затем отдавались болотной вонью, хотя тогда я этого не замечала.

Когда я вошла обратно в комнату, он уже был в стоячей позиции. Я наблюдала за тем, как он обхватил обе свои ноги одной рукой, опираясь на изголовье кровати другой, и поворачивал себя на 90 градусов к краю койки. Обнявшись, я почувствовала его позвонки, ребра и запах плесени, как у лекарств.

- Я скоро вернусь, - произнесла я.

Отойдя от отца и направляясь к выходу, он отозвал меня.

- Лиза?

- Да?

- Ты пахнешь как туалет.

 

Незнакомка в доме её отца

Позже я бы положила всё обратно. Но теперь, когда я не попадаюсь домработнице, моему брату, сестрам и мачехе, и могу спокойно воровать или же когда они не могут признать меня в своей семье и отвечать на мои приветствия, я почувствовала, что словно исчезаю, сидя в темной ванной комнате. И в этот момент я ощутила, что у меня снова есть некая привилегия: приложить все усилия и вновь увидеть своего больного отца в комнате, чувствующим себя неким бременем, неприятностью. 


Ребенок и компьютер

В то время, когда моя мать была беременна, отец начал работать над компьютером, который позже был назван «Лиза». Это был предшественник Macintosh, первого компьютера массового рынка с внешней мышью размером как блок сыра. Но продукт был слишком дорогим и стал коммерческим провалом. Изначально мой отец работал в команде по разработке «Лизы», а затем стал конкурировать, работая в другой группе по созданию Mac. Проект «Лиза» приостановили, а 3000 непроданных компьютеров позже похоронили на полигоне в Логане, штат Юта.


ДНК тест и IPO (Первичное публичное предложение)

Пока мне не исполнилось 2 года, моя мама подрабатывала официанткой и дополнительно зарабатывала чисткой домов. Отец ей не помогал. Несколько месяцев мы жили в доме для матерей, которые подумывают об усыновлении, а в течение рабочих дней за мной приглядывали в церкви, где жила жена министра.

Затем, в 1980 году, окружной прокурор Сан-Матео, Калифорния, подал в суд на моего отца по поводу выплаты по уходу за ребенком. Мой отец отрицал наше родство, ругаясь и утверждая, что он бесплоден, называя другого человека моим биологическим отцом.

От меня потребовали прохождения ДНК теста. На тот момент тесты были новыми и когда пришли результаты, они показали самое максимальное число измерения родства: 94,4%. Суд потребовал от моего отца оплачивать пособии по социальному обеспечению и выплаты по уходу за ребенком в размере 385$ в месяц, которые он увеличил до 500$, и медицинскую страховку до 18 лет.

Дело было завершено 8 декабря 1980 года, когда адвокаты моего отца настаивали на закрытии кейса. Через четыре дня компания Apple вышла на рынок, и в одночасье мой отец стоил более 200 миллионов долларов.

 

А потом это

Но перед тем, как это случилось, сразу после завершения судебного дела, отец навестил меня в Менло-Парке, где мы с мамой арендовали отдельную студию. Это был первый раз, когда я увидела его после своего рождения в Орегоне.

- Ты знаешь, кто я? - спросил он, откинув свои волосы с глаз.

Мне было всего три года и, конечно же, я не знала его.

- Я твой отец, - по рассказам мамы, он звучал как Дарт Вейдер на тот момент. - Я один из самых важных людей в твоей жизни, которого ты когда-либо будешь знать.