×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Где моя пенсия? Часть 1

Мы поговорили с членом Общественного совета при ЕНПФ, экономистом Петром Своиком о том, как пенсионная система пришла к нынешнему виду, и составили хронологию. Выводы делайте сами.

Этап 1. Казахский печатный станок

Предыстория пенсионного фонда Казахстана началась в ноябре 1993 года, когда страна перешла на собственную национальную валюту – тенге. Курс тогда был 4,5 тенге за доллар.

Время было сложное, экономика задыхалась от проблем, в том числе неплатежей. Правительство и Нацбанк, пытаясь решить их, интенсивно раздавали кредиты в тенге. Валюта печаталась «направо и налево» как на свободном печатном станке. И в результате тенге начал быстро терять ценность, то есть девальвировать. В 1997 году курс уже был около 70 тенге за доллар.

После этого были заменены премьер-министр и председатель Нацбанка. На место Сергея Терещенко пришел Акежан Кажыгельдин, Галыма Байназарова – Даулет Сембаев.

В 1997 году начала активно работать программа по макростабилизации экономики. Публично она подавалась как борьба с инфляцией и оздоровление бюджета, а по сути это был сознательный отказ Казахстана от собственной кредитной эмиссии.

Справка: Кредитная эмиссия – увеличение банком денежной массы страны за счет создания новых депозитов для тех клиентов, которые получили от него ссуды.

Тенговый «печатный станок» был остановлен по рекомендации Международного валютного фонда (МВФ).

Этап 2. Тенге как местный доллар

Официально в Казахстане действует двухуровневая банковская система.

Справка: Современная банковская система имеет два уровня. На первом уровне центральный банк, на втором – коммерческие банки. Центральный банк, в нашем случае Нацбанк РК, осуществляет первичное производство денег. Коммерческие банки, получая у центрального банка эти первичные деньги в виде кредита, распределяют их по экономике – кредитуют физические и юридические лица.

В реальности мировая банковская система работает по двум схемам. Я их называю «метропольная» и «колониальная».

Первая схема – «метропольная» – описана выше. Так учат в учебниках по экономике и так должна работать банковская система действительно суверенной страны. 

Вторая схема – «колониальная» – по которой мы после той самой макростабилизации и живем. Нацбанк РК не производит деньги как кредитный продукт, следовательно, коммерческие банки тоже не получают от него кредитные деньги, а берут их за рубежом. 

Тенге при этом тоже эмитируются, но не кредитным, а обменным способом. При положительном внешнем платежном балансе Нацбанк скупает «избыточные» доллары, ровно в таком же количестве производит тенге и выдает во внутреннюю экономику – владельцам валютной выручки, то есть сырьевым экспортерам. Поэтому тенге я называю «местным долларом».

Такая схема была реализована как раз перед началом «тучных лет» и в годы роста нефтяных цен дала быстрый рост экономики. А так как Нацбанк отказался от роли национального производителя первичной кредитной массы, произошло принципиальное изменение схемы финансирования, инвестирования и кредитования национальной экономики. С тех пор эта схема стала исключительно внешне ориентированной.

Этап 3. Банки – на второй план

Главные субъекты нашей экономики – сырьевые экспортеры – стали получать деньги не через банковские кредиты, а через конвертацию своей экспортной валютной выручки на местной валютной бирже. Экономика быстро и верно подсаживалась не только на нефтяную, но и внешнюю монетарную (денежную) иглу.

Благосостояние всей экономики начало зависеть от курса тенге к доллару. В банковских кредитах нефтянка и металлургия не нуждались. Банки им стали нужны только для ведения текущих счетов.

Таким образом, банки были вынуждены работать только во вторичном секторе – в основном потребительском, в таком как строительство, сельское хозяйство, торговля. Тут важно отметить, что банки ушли в сферу, которая стабильно обеспечивает приток импортных продуктов в экономику. Соответственно, вместе с наращиванием экспорта рос и импорт.

Нацбанк не помогает банкам второго уровня получать длинные дешевые деньги, потому что он их не производит. Нацбанк стал просто огромным обменником. Национальное инвестирование производительной экономики оказалось вытесненным иностранным.

Для жизнедеятельности банки второго уровня начали занимать деньги за границей, и перепродавать здесь подороже. Это называется внешнее кредитование.

Так казахстанская монетарная система была полностью лишена эмиссионной потенции, можно сказать, добровольно-принудительно кастрировав себя с помощью МВФ. Инвестиции, как и кредитование, стали осуществляться почти исключительно под внешний интерес. Деньги массированно шли на развитие сырьевого экспорта и потребительского импорта, закрепляя внешнюю зависимость экономики, а с нею и политики.

Этап 4. Кредитная эйфория

Следующая часть экономики Казахстана – эпоха потребления импортных товаров.

Банки начали активно работать и до сих пор работают в этом направлении. С 2000 по 2007 годы был кредитный бум, когда они раздавали ипотеку налево и направо. Получение потребительского кредита стало легко – как в магазин сходить, но и очень дорого, что стало ощущаться не сразу.

Кредитная эйфория успешно продолжалась до 2007 года, потом произошел финансовый кризис.

Этап 5. Переход к накопительной системе

Справка: Есть два вида пенсионных систем – солидарная и накопительная. Большинство стран, включая развитые, работают по солидарной системе. Это когда пенсии выдаются за счет налоговых отчислений работающей части населения, то есть молодые обеспечивают пожилых в реальном времени.  

Накопительная система – от слова «накапливать», то есть каждый человек откладывает часть своего заработка (в нашем случае 10%) на свою же пенсию. Сколько человек работал, столько и будет получать. Накопления собираются в одном фонде, который находится под присмотром государства.

Впервые накопительная пенсионная система была внедрена в Чили во времена Пиночета. Потом у нас в Казахстане. Мы стали такой мировой экспериментальной площадкой.

Всемирный банк предлагал Казахстану внедрить накопительную систему с самого начала той самой макростабилизации. В сентябре 1997 года был создан накопительный пенсионный фонд «ГНПФ», и в 1998 году система начала действовать.

Что лучше?

На самом деле накопительная пенсионная система более прогрессивная. Постепенно на нее, по-видимому, будут переходить другие страны мира. Потому что солидарная система – это «колхоз», где нет учета трудового вклада отдельного человека, социальной значимости его труда и т. д.

Но в нашей внешне ориентированной экономике накопительная пенсионная система должна была стать еще одним инструментом, который позволит забирать «живые» деньги от зарплат казахстанцев, уводить их из страны на внешний финансовый рынок, обеспечивать там получение дохода, и что-то сюда возвращать.

В принципе, под этой политикой имеется и некий здравый смысл. Это международное разделение труда – следствие глобализации. Кто в мире может производить какой-то продукт дешевле и умелее, тот и должен его производить, а остальные должны потреблять.

Например, если китайцы умеют делать что-то дешево и качественно, то Америка и Европа покупают китайское, а свои заводы отправляют в Китай. Точно так же, если казахстанцы не умеют производить деньги, а они с 1993 по 1997 годы доказали это, запустив собственный печатный станок таким образом, что быстро девальвировали валюту, пусть они этим вообще не занимаются. Пусть Казахстан будет производить только нефть и металлы, и весь мир будет помогать ему в этом.

Накопительная пенсионная система Казахстана стала частью такой идеи: «Не умеете крутить, отдайте тем, кто умеет, и вам тоже будет от этого хорошо».

Конечно, было бы неплохо, если деньги казахстанцев вкладывались в акции своих нацкомпаний – не какого-то там General Electric, а своего «Казахмыс» и «Казатомпром». Но ни первая, ни вторая компании не стали публичными. Ни тогда, ни до сих пор активов пригодных для вложения массовых пенсионных денег в Казахстане не появилось. 

Главные экономические активы – нефтяные месторождения, металлургические комплексы и т. д. – не были превращены в публичные активы, и не стали инструментами для вложений. Казахстанская фондовая биржа оказалась совсем маленькой и не связанной с внешним рынком.

Но правительство также не последовало совету МВФ «крутить» деньги на зарубежных биржах. Так стал накапливаться денежный ресурс под названием «пенсионные средства», в который каждый месяц текли 10% всех живых зарплат казахстанцев. Этот ком стал расти. Отправлять его заграницу было жалко, а вкладывать в местные акции невозможно, так как нет местных акций. Что-то с этим надо было делать.

Продолжение материала читайте во второй части.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe