×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

«Вайнер» – клеймо или благословение? Сколько зарабатывают на Instagram в Казахстане

Yuframe, Jokeasses, CrooTeam и Batyroff о том, сколько они берут за рекламу, платят ли налоги и почему им всем нужно валить в YouTube

YUFRAME

Рассказывает: Расул Абдуллаев, пятый участник, менеджер проекта

1,5 миллиона подписчиков в Instagram

110 тысяч подписчиков в YouTube

Первое видео в Instagram было опубликовано 22 февраля 2015 года

Наше название придумал Назим из Jokeasses. Yu значит Юсупов (Арман – идейный вдохновитель команды), а frame – кадр. Второе значение yu  – это you, то есть «ты в кадре», потому что наши вайны основаны на жизненных ситуациях. Каждый в наших видео может найти себя или своих знакомых и отметить в комментариях. Все очень утрировано преподносится, отсюда и берется виральность. Пять тысяч комментариев под видео – это, по сути, пять тысяч репостов.

У нас массовый контент – для рабочих, школьников, бизнесменов, студентов – для всех. В этом секрет нашей популярности.

Сейчас у нас один миллион пятьсот тысяч подписчиков – это самое масштабное СМИ в Казахстане, не считая телевидения и, уж точно, самое популярное в казнете.

По большому количеству просмотров понятно, что наши подписчики не накрученные боты, а живые люди. Преобладающая часть нашей нынешней аудитории – это школьники, старшеклассники, студенты первого и второго курсов. Через пять лет наши подписчики станут платежеспособной целевой аудиторией. Это выгодно тем, кто стал нашими партнерами уже сейчас.

Прямая реклама очень ресурсозатратна, реклама в диджитал только набирает обороты, но AdWords уже не столь актуален. Что  придет на смену традиционной рекламе? – высокое вовлечение и личные рекомендации, все это предлагает вайн-индустрия.

Измерив коэффициент взаимодействия (engagement rate), мы поняли, что находимся на третьем месте во всем русскоязычном интернете. У нас полтора миллиона подписчиков и больше миллиона просмотров на многих вайнах. Эти показатели лучше, чем у Тимати или любой популярной полуобнаженной звезды. 

В YouTube денег гораздо больше чем в Instagram, например, в Штатах за каждую тысячу просмотров видиомэйкеры получают от трех до шести долларов, в среднем, четыре. У нас за месяц набирается миллион сто тысяч просмотров на YouTube, но мы пока зарабатываем на YouTube только 55 тысяч тенге. Если еще два–три крупных рекламодателя зайдут в казахстанский YouTube эта сумма, соответственно, возрастет в несколько раз.

Сейчас все мы, казахстанские вайнеры, пытаемся объединиться, чтобы «воевать» не против друг друга, а против телевизионной рекламы и баннеров на Аль-Фараби.

В самом начале у вайнеров были попытки выудить информацию о том, сколько у кого на профиле стоит реклама, но это в прошлом – теперь мы все друзья. Мы настолько хорошо уже понимаем аудитории друг друга, что если какая-то наша идея больше подходит Жеке или Jokeasses, мы звоним и делимся. Мы с Арманом и Бексултаном из Jokeasses стали партнерами и открыли свое рекламное агентство, у которого уже появились первые клиенты. 

Сколько стоят рекламные вайны? Первый вариант – банальный product placement стоит 200 тысяч тенге. Если покупают больше пяти product placement, делаем десятипроцентную скидку. Второй вариант – это когда все четверо, Арман, Карина, Артур и Адина, публикуют рекламу в своих аккаунтах. Тоже 200 тысяч тенге. 

В третьем варианте мы закручиваем сюжет вайна вокруг бренда, отмечаем аккаунт рекламодателя и геолокацию – все вместе 400 тысяч тенге. Однажды мы сделали такую рекламу для Instashop и у них появилось столько заказов, что они не успевали принимать звонки. 

Четвертый вариант – мы снимаем длинный ролик со скрытой рекламой на YouTube канал. Цена рекламы по четвертому варианту оговаривается в индивидуальном порядке. Год назад видео стоило не 400, а 200 тысяч тенге и тогда к нам обратились @zakaz_buketovkz, заплатили за год вперед. Теперь они в большом плюсе.

У нас есть медиаплан, но он только для рекламных постов, потому что некоторые рекламодатели ролик просят опубликовать в определенное до минуты время и под согласованным 10 раз текстом. Другие рекламодатели думают, что весь маркетинг – это реклама, а то что реклама бывает разной – генерирующей продажи или работающей на имидж, их не интересует. Моя работа заключается в том, чтобы участники проекта продолжали искренне улыбаться в камеру. Заказчики ведь могут и 15 идей отклонить, хотят чтобы мы в камеру говорили: «Покупай донер только в этой донерке», а ребята сгорают. 

До Yuframe у Артура с Арманом был другой инстаграм-проект, они хотели снимать пранки по-казахстански. Но когда сняли первое видео, Армана избили. Стало ясно, что с местным менталитетом из этой затеи ничего путного не выйдет. 

Арман, Карина и Артур вместе учились в 56-й школе. Вначале с ними была еще Эля, которая вместе с Арманом ходила в музыкальную школу. Они начали снимать вчетвером и довели аккаунт до двух тысяч подписчиков, а потом сняли совместные ролики с Eldana Foureyes и подписчиков стало в пять раз больше. Однажды мы поняли, что команде нужна свежая творческая энергия и пригласили Адину. Она стала отличным вдохновителем для новых идей и форматов.  

Yuframe родился как некоммерческий проект, поэтому мы всегда говорим рекламодателям, что мы снимаем не для того, чтобы зарабатывать, а, наоборот, зарабатываем, чтобы снимать. 

У нас в команде распределение труда. Арман – лидер и идейный вдохновитель команды, кроме того, он занимается монтажом. Карина – супруга и муза Армана; во всем его поддерживает, хорошо играет как актриса – у нее привлекательная внешность. Адина – очень креативный человек с отличным чувством юмора. Она генерирует идеи для вайнов. Артур – актер с управленческими навыками, поэтому он снимается в вайнах и работает менеджером в Yuframe Cafe. Я веду клиентов, делаю все, что не связано со съемками, то есть маркетинговую и административную части. 

Популярность вайнов в Казахстане напрямую связана с мировым развитием Instagram. 53% казахстанских интернет-пользователей заходят в сеть через мобильные устройства. Из них, 50% – это пользователи iOS, а практически все владельцы IPhone – это активные инстаграм-юзеры. 

С появлением Instagram на казахстанском рынке, стали качать Queex и Eldana Foureyes. Они создали рынок, а мы уже второе поколение вайнеров, которое училось на ошибках первопроходцев, первая реклама у нас появилась только на 10 тысячах подписчиков. 

Изучая показатели, мы начинаем понимать насколько эффективна наша реклама и сколько она на самом деле стоит. В день на почту приходит минимум пять рекламных предложений, не считая всяких «братан, че реклама стоит?» и «а сколько это в рублях?». Недавно написали с вопросом, какой процент от наших подписчиков из Дагестана. Поступали заказы из Лондона – мобильное приложение для знакомств, они сказали, что после рекламы на @yuframe началась самая интенсивная волна скачиваний, а эффект с российских аккаунтов, у которых два–три миллиона подписчиков, был гораздо меньше.

Однажды какая-то девушка из Шымкента создала фэйковые аккаунты @yufraime и @bezumnaya_zhenshina. На аккаунты подписались 30 тысяч и 200 тысяч человек, соответственно. К ней даже стали обращаться рекламодатели, а она соглашалась и паразитировала на нашей популярности. Мы пожаловались в техподдержку и забрали ее страничку – теперь это профиль нашего @yuframe_cafe.

В месяц каждый из нас зарабатывает более 200 тысяч тенге. Плюс, у нас еще есть Yuframe Cafe, в котором мы занимаемся менеджментом – закуп, продвижение и сервис на нас. Имеем процент с оборота. Мы ИП и официально платим налоги со своей прибыли.

Сейчас работаем на имидж, поэтому 30-40% рекламодателей сразу отсеиваем. Раньше мы снимали залетающие ролики, понимая, что этот ролик совсем несмешной, но запросто наберет пять тысяч комментариев.

Мы стараемся не затрагивать две вещи – религию и политику. Даже при полном соблюдении этих принципов, критики в нашу сторону летит миллион. Это заметно, потому что комментарии мы никогда не удаляем и никого не блокируем – каждый имеет право на свое мнение. 

У нас резко увеличилось количество подписчиков из России и нам даже кажется, что вайнеры подняли имидж Казахстана в глазах россиян.

Вначале  нас называли джекичанами, чурками, а теперь почти все комментарии позитивные – многие даже собираются посетить Алматы.

Не так давно рекламодатели всех вайнеров позвали в Якутию и в этом нет ничего странного – население большое, а мы внешне напоминаем якутов.

Эра вайнов скоро закончится, поэтому мы интегрируем наш проект в YouTube. Сам Instagram тоже меняется, подстраиваясь под внешние факторы: видео можно заливать на минуту, а скоро появится и функция бизнес-профиля. Тогда мы наконец-то получим полную статистику по нашей аудитории. 


JOKEASSES

Рассказывает: Бексултан Казыбек, участник, менеджер проекта

468 тысяч подписчиков в Instagram

101 тысяча подписчиков в YouTube 

Первое видео в Instagram было опубликовано 20 ноября 2014 года

Когда мы создали Jokeasses, в Казахстане существовали только две другие вайн-команды – Queex и Abduken. У нас с Назимом (24 года) уже был опыт – мы играли в университетский КВН, когда я был на четвертом курсе, и снимали вайны на свои личные аккаунты, а объединившись, создали проект Jokeasses. Первую тысячу подписчиков мы собрали за неделю – нас поддержали своими репостами студенты КИМЭП, с которыми мы учились.

Через несколько месяцев объем работы вырос настолько, что впятером мы уже не справлялись, поэтому пригласили Жандоса (20 лет) в качестве оператора.

В Казахстане никто не создал официальный рейтинг популярности или эффективности вайнеров, но «топовыми» рекламодати считают нас, Yuframe, Zheka Fatbelly, Batyroff и Queex. Еще, Eldana Foureyes, но она кыргызстанский вайнер. В ряду топовых, у нас наименьшее количество подписчиков, тем не менее, наибольшее количество долгосрочных рекламных контрактов.

Почему существует такая тенденция? Контракты напрямую зависят от профессионализма, умения договариваться на выгодных условиях и предпочтений рекламодателей. Мы «вайнеры халяль» – никогда не пиарим алкоголь, вредные привычки, секс или насилие. А такие рекламные предложения часто поступают, например, от некоторых брендов пива и виски.  

Наш первый принцип состоит в том, что парни не должны играть женские роли, поэтому команде нужны были девушки. Молдир (22 года) была с нами в команде еще со времен КВН. Она пишет сценарии и шутки для видео. Назим позвал Асселину (21 год) за ее харизму и актерские данные, а я позвал Ахмада (19 лет) потому что видел в нем потенциал.

Для нас вайны – это в первую очередь творчество, которое рождается из вдохновения, и поэтому рекламных роликов на нашем паблике не более 20%. Изначально мы не планировали зарабатывать на своем творчестве, потому что были студентами, которых обеспечивали родители. Деньги нас особо не заботили. Рекламные видео появились на паблике @jokeasses только после того, как на нас подписалась первая сотня тысяч людей. 

Сложно сказать сколько стоит одно рекламное видео на паблике @jokeasses, потому что подход к каждому клиенту очень индивидуальный. В редких случаях мы даже соглашаемся на бартер. 

Все что зарабатываем делим на шестерых и сумма уже не кажется солидной. 

Мы реализуем только 20% рекламных предложений, которые к нам поступают – цветы, черные маски и ресницы отсеиваются, как только озвучиваем цены. Мы работаем и через агентства Rocket Firm, Тайный Советник Ogilvy PR, например. Мы в курсе, что они имеют с нас маржу, но важно только то, что свой гонорар за видео мы получаем. Мы выстроили партнерские отношения с компанией Capital Partners: Медеу, Шымбулак, Kinopark – все эти проекты мы пиарим. Совместно с языковым центром Global Student Center, запустили офис в Алматы. Делаем для них маркетинговую часть.  Недавно в рамках сотрудничества Молдир ездила по одной из программ центра в Нью-Йорк.

Еще не все местные компании поверили в силу вайнов, но для международных это уже стандартная практика: например, Burger King работает с вайнерами и блогерами по всему миру – в Казахстане с нами. Наша реклама не такая навязчивая, как на телевидении, чаще всего в формате product placement, а говорить напрямую: «Иди, купи сникерс» – до такого не опускаемся.

Проблема в том, что все пытаются выехать за счет бартера – никто почему-то не хочет платить вайнерам реальные деньги.

Поэтому с Hardee's и KFC у нас отношения не сложились – они хотели за вайны расплачиваться своей едой. А с Fidelity мы с удовольствием работаем по бартеру и у каждого участника Jokeasses есть годовой абонемент.  С Dostyk Plaza интересное негласное сотрудничество – если что-то там снимаем, у нас карт-бланш и охрана не имеет права что-то запрещать, даже если мы лезем в фонтан.

В Jokeasses я менеджер, трачу на это 80% своего времени. На мне вся юридическая часть – наше ИП «Jokeasses», договора, счета на оплату. Нас можно назвать креативным продакшн агентством с профессиональным подходом: мы знаем, что такое KPI, отдача, аудитория; знаем клиента, болевые точки, brand image, brand book. У нас есть все для оплаты: PayPal, Qiwi кошелек, карты Банка Астаны, KazCom, Сбербанк, ИП, ТОО, готовые договора и даже юрист. 

Вайнеры – разгильдяи, кайфушники, пацаны со двора – таков имидж и клеймо современной вайн-индустрии.

Мало кто подозревает, что мы, вайнеры, уделяем большое внимание социальной ответственности: следим за своей речью, пропагандируем казахский язык, поддерживаем благотворительные инициативы.

В Казнете чуть больше миллиона Instagram-юзеров, а на нас подписаны 468 тысяч, то есть каждый второй, а у остальных наши видео высвечиваются в «интересном». Сейчас мы хотим выйти на новый уровень – раскручиваем свой YouTube канал: пранки, челленджи, скетчи. Эта ниша свободна, потому что в Казахстане всего пять–шесть крупных проектов: Таксист Русик, acoolbek, проект «Реакция». Из вайнеров – только мы и Yuframe, Queex недавно снимали сериал «Поколение Q», но все постепенно затухло. Недавно мы весь гонорар потратили на оборудование – купили камеру, петличку, микрофон, свет, так что беремся всерьез за свой канал на YouTube.

Зарубежные вайнерские проекты уже переросли во что-то большее – снимают фильмы, создают YouTube каналы, основывают компании.

Мы тоже стремимся в YouTube,  потому что, во-первых, Instagram-вайнер – это клеймо, а во-вторых, мода на  Instagram скоро пройдет, YouTube стабильнее и из него легче перерасти в телевизионный проект. Мы смотрим на зарубежных коллег, например, на российского вайнера Пашу Микуса. У него больше миллиона подписчиков на YouTube и столько же в Instagram и,  если завтра создадут новую социальную сеть и он пойдет туда, миллион его фанатов пойдут следом за ним. Он свою аудиторию может перенаправлять куда хочет, может делать любую рекламу и ломить за нее любые цены – вот что значит топовый блогер. Наша цель – такая же лояльная аудитория. 

Индустрия развивается семимильными шагами – каждый день появляются новые вайнеры и команды.

Они часто пишут нам в дайрект с просьбой снять совместные видео.  Когда-то мы снимали совместные видео с Yuframe и Zheka Fatbelly, а теперь они, как видите, звезды казахстанского Instagram. Мы, вайнеры, все друг друга поддерживаем и дружим – у нас нет конкуренции, наверное, потому что у проектов разные аудитории и рекламодателей хватит на всех. В Whatsapp есть общий чат для всех казахстанских вайнеров.


CROOTeam

Рассказывают Билл и Солт, создатели, идейные вдохновители проекта

80 тысяч подписчиков в Instagram

Первое видео в Instagram было опубликовано 25 февраля 2015 года

Билл:

CrooTeam родился спонтанно, когда мы с Солтом учились вместе в Жургеневке на режиссеров. Однажды мне захотелось что-нибудь поснимать и мы сами были не в курсе, что из этой затеи получится вайн. Солт привез виски, мы выпили и сняли пародию на мультсериал «Аватар»: я был актером, а Солт оператором. Результат залили ко мне в аккаунт – за два часа прибавилось 700 подписчиков и тысяча комментариев – так мы узнали, что произвели на свет инста-вайн.

На следующий же день собрали команду: я позвал Олега и Темирлана, а Солт – Кристину и Санжара. Грубо говоря, напились, залили видео, нашли свою аудиторию и стали CrooTeam

От других казахстанских вайнеров мы отличаемся отсутствием этических и моральных рамок.

Если какая-то шутка чернее ночи, но при этом она нам нравится, то мы снимаем по ней вайн не раздумывая. В нашем аккаунте много матов и полное отсутствие цензуры. В самом начале мы не снимали вайны про жизненные ситуации, как делают другие команды, мы делали пародии на фильмы, мультфильмы, сериалы и шоу. На данном этапе мы иногда снимаем сцены из повседневной жизни, но гораздо жестче и утрированнее, чем кто-либо другой.

Есть попсовая коммерческая музыка, а есть альтернативная, на ценителя – мы второй вариант, только в сфере вайнов.

У нас в подписчиках, как и у всех, есть маленькие девочки – одной половине нравится Санжар, а другой Темирлан. Тринадцатилетние девочки составляют только 10% – остальная аудитория люди от 18 до 25 лет, которым нравится наркоманское видео. Если хочешь понять наши видео, ни в коем случае нельзя напрягать мозг, лучше его, вообще, отключить. В этом суть.

Среди казахстанских вайнеров мы фрики.

Наше поведение и образ жизни это подтверждают – одеваемся в секонхэндах, не едим в лакшери заведениях, предпочитаем обычную самсу с базара. Скорее всего, нас смотрят такие же районовские ребята, как мы. Ну, знаете, Алматы-1, Алтын-Орда, жизнь ниже Ташкентской. Многие думают, это такой сценический образ, а мы правда так живем и не потому что у нас нет денег или мы из малоимущих семей. На самом деле, у всех нас тоже есть айфоны и инстаграмы. 

В начале было миллион негативных комментариев, тогда мы впервые задумались о фильтрации своего юмора. Понимаете, нам с Солтом хотелось внести новое веяние в казахстанский юмор, неординарное, вроде западного черного юмора, но местный менталитет этого не позволяет. Это стало очевидно после пародии на Майли Сайрус и ее "Wrecking Ball".

Мы хотели бы выстроить грамотную маркетинговую стратегию, но всем некогда этим заниматься. У нас нет контент-плана, которому бы мы следовали, видео снимаем и заливаем хаотично. Я отвечаю за съемочный процесс, за постановку и донесение идеи. Солт обычно стоит за камерой. Монтаж мы делаем вместе. Лидера в команде тоже нет – все решения принимаем методом голосования.

Я сказал, что CrooTeam проект творческий, но это не значит, что в нем нет ничего коммерческого.

Когда к нам обратился Ирбис, мы не знали, что на вайнах можно зарабатывать деньги и запросили всего 30 тысяч тенге за ролик. Мы потом долго с ними сотрудничали, а цены росли и сейчас реклама на нашем паблике стоит от 70 до 150 тысяч тенге. Нам почти все равно что рекламировать, потому что мы не боимся испортить общественное мнение о себе.

Мы берем деньги наличкой и не собираемся открывать ИП, потому что Instagram все равно уже провисает.

Гораздо выгоднее перебраться в YouTube, там и денег больше и потенциал для развития наших подпроектов, фудвлога Олега и Тимы, например, гораздо выше. Олег, Тима и Солт занимаются музыкой, наверное только глухой не слышал их песню «Санжик». Мы с Солтом планируем заниматься кино, недавно сняли 15-минутную короткометражку для моей дипломной работы.

CrooTeam – это хобби, а так у каждого есть что-то помимо: Кристина – криминалист, Тима – ресторатор, Олег – экономист, Солт – продюсер, я режиссер, а Санжик, кажется, строитель. У каждого в будущем будет нормальная профессия. Через пару лет вайны перестанут быть такими модными и мы, наверное, продадим свой аккаунт, а может быть его заблокируют из-за недавних тенденций по поводу нарушения авторских прав.

На карте мира только две страны, в которых снимают вайны в таком масштабе – США и Казахстан.

В России есть один-два. В Кыргызстане – Eldana Foureyes, но она все равно алматинский вайнер. Казахстанские вайнеры в самом начале по большей части заимствовали идеи у американских.  Если посмотреть самые первые вайны Queex и Abduken в самом низу аккаунта, поймете, что это похоже на то, что делали американцы, но адаптировано под казахстанский менталитет. Можно воровать идеи и делать аналоги, я считаю, только если сможешь переплюнуть в исполнении оригинал. Мы делаем пародии и тоже иногда воруем идеи, например видео с Майли Сайрус мы скопировали, такие пародии уже были в YouTube. Вообще, все то что мы делаем это не вайны это короткие видео в Instagram, а вайны были в приложении Vine – шестисекундные.

СОЛТ:

Кто наша аудитория мы поняли по комментариям: кто-то пишет позитив, кто-то пишет негатив, исходя из этих тенденций, мы анализируем. Понимают наш юмор и оставляют позитивные комментарии люди старше 18 лет, часто даже 30-летние семейные мужики.

CrooTeam – это идея, послужившая основой для коммерческих начал. Но нам не хочется превращать вайны в свою полноценную работу. Это, скорее, толчок для чего-то большего. Жить на заработанные на вайнах деньги реально, но надо понимать что ничто, особенно Instagram, не вечно. Сейчас идет волна популярности вайнеров и надо уметь на ней лавировать. Наша цель – заявить о каждом участнике, не как о вайнере, а как о личности, развивающейся в какой-то сфере. Эффективность можно пронаблюдать по популярности трека «Санжик».

Когда мы запустили проект, остальные вайнеры почувствовали сопернический укол. Все тихо-мирно снимали свои жизненные вайны и тут мы, как гром среди ясного неба, со своим черным юмором.  

В начале мы соблюдали все академические и технические каноны режиссуры и монтажа, как нас с Биллом и учили в Жургеневке. Другие вайнеры говорят, что по логике у нас должно быть гораздо больше подписчиков, но наш юмор специфический, поэтому пока только 80 тысяч. Yuframe, в этом плане, наша противоположность: две девушки и два парня показывают разные жизненные ситуации, в которых аудитория видит себя.

Они - общепринятый анекдот, над которым смеются все, а мы черный юмор, который не каждый поймет.

Свой юмор мы называем «антономическим» от слова антоним. Вот вам шутка: я поехал в Таиланд и поменял потолок. Это элитный юмор, потому что не все его понимают. Так мы друг друга и нашли в универе: Билл шутил, а его никто, кроме меня, не понимал.


BATYROFF

Рассказывает Нурлан Батыров, создатель проекта

1 миллион 100 тысяч подписчиков в Instagram

Я родился в Ташкенте, там же окончил Национальный институт искусств и дизайна имени Камолиддина Бехзада по специальности художник по костюмам. В Казахстан переехал только в 26 лет, а до этого работал в узбекском шоу-бизнесе, например, участвовал в создании стиля певицы Согдианы.

Меня больше не приглашают в проекты в качестве художника по костюмам, наверное, думают, что я теперь звезда и буду просить миллионы за свою работу. Но это совсем не так.

Сейчас у меня своя компания Batyroff Production. Мы планируем снимать кино и запускать реалити-шоу, но вайны все еще играют важную роль в моей жизни и приносят большую часть дохода.

Сейчас в команде batyroff нас четверо: я создатель и исполнитель роли безумной женщины, Шако (Шарип Серик) – генератор идей и актер, еще у нас есть оператор и менеджер, который ведет рекламные проекты. Первые деньги, которые мы заработали на Instagram – был гонорар в 100 тысяч тенге за вайн, который заказала хозяйка магазина бриллиантов Hafizkyzydiaminds летом 2015 года. После, на нас посыпались другие заказы. Прибыль мы делим таким образом: я получаю 40%, остальные 60% Шако, оператор и менеджер делят между собой поровну.

Теперь у нас другие цены: размещение рекламы на аккаунте @batyroff стоит от 300 до 1500 долларов, в зависимости от сложности воплощения идеи.  

Если это пост-фотография, и нам больше ничего не надо делать, тогда цена 300 долларов. Вайн, в котором снимаюсь только я и Шако, стоит от 700 до 1000. Если задействована безумная женщина, то полторы тысячи. Мы делаем скидки для постоянных клиентов и в случаях, когда заказывают 10 вайнов за раз.

У нас есть шесть постоянных клиентов. Samsung, Заказ букетов, и бриллианты Hafizkyzydiaminds – это те, о которых я могу открыто говорить. Компания Samsung пришла к нам в прошлом году ради эксперимента. Им тогда сильно урезали бюджет, и они искали альтернативные варианты рекламы. Один уверенный в нашем потенциале маркетолог уговорил руководство проплатить нам для начала три вайна. Через два дня после попадания первого ролика в сеть, резко увеличились показатели по узнаваемости телефона Samsung S6 Edge. Спустя месяц мы выложили второй ролик и тут же получили заказ от Samsung еще на семь, потому что продажи стали активно расти.

На самом деле я хочу стать режиссером и снимать серьезное кино. Сейчас как раз готовятся два больших проекта, в которых я принимаю активное участие: кинокомедия и реалити-шоу.

В рейтинге Forbes Kazakhstan «30 звезд шоу-бизнеса и спорта – 2015» написали, что я заработал 80 тысяч долларов за 2015 год.

Это не совсем объективно, потому что люди, когда видят эту цифру, не берут во внимание расходы, которые идут параллельно с вайнерской деятельностью. Например, в случае, если туроператор по бартеру оплачивает мне поезду в Турцию, он не оплачивает мои личные расходы. То же было и во время поездки в Якутию.

Есть вещи, которые мы не хотим рекламировать из этических соображений.

Недавно с предложением обратился бренд люксовой водки, который мы решили не продвигать. Даже когда мы публиковали рекламу пива, в комментариях было много резкой критики, писали, что нас смотрят дети. Казалось бы, что дети делают в Instagram, где можно наткнуться на вещи и похуже пива, но мы все же чувствуем ответственность.

Мы стараемся не обращать внимания на критику, иначе не существовало бы уже страницы @batyroff.  

Другие вайнеры тоже говорят, что не реагируют на критику, но если пообщаться с ними в неформальной обстановке на какой-нибудь вечеринке, признаются, что им все это очень неприятно. А еще неприятно, когда другим начинающим вайнерам пишут, что у них ничего не получится, что им никогда не стать как безумная женщина.

Считаю, что нет причины бояться, что за мной закрепится образ безумной женщины. Культовая роль Гарри Поттера ведь не помешала Дэниелу Рэтклиффу сниматься во многих других картинах.

Меня несколько раз просили провести мастер-класс. Я всегда отказываюсь, ну, что мне им рассказать? Все известные вайнеры, те же Eldana Foureyes, Zheka Fatbelly и Yuframe начинали, потому что им было интересно снимать, не подозревая, что это приведет к популярности и успеху. Неправильно рассказывать, что формула успешного вайна состоит из определенного ракурса, определенной шутки и исполнения, потому что в этой сфере все индивидуально.

Мода на вайны в Instagram сдает позиции. Другие ребята переходят в YouTube, и у нашей команды есть мысли по этому поводу, например, снимать ток-шоу, которое будет вести безумная женщина. До реализации руки не доходят.

К нам поступало предложение к сотрудничеству от продакшн-студии. Они готовы предоставить студию, оператора, оборудование, даже декорации. Мы сначала подумали, круто, а потом, как представили, что ради 15-секундного удовольствия придется писать сценарий, ждать, когда выставят свет, первый-второй-третий дубль, заливать все это на компьютер, делать монтаж, подбирать музыку, конвертировать, скачивать на телефон и только потом выкладывать в Instagram. Нет уж, моментально придумали идею, сняли за 15 минут, залили – в этом весь кайф.


Фотографии: Дияра Шукбарова 

Благодарим Ritz Carlton Almaty за место проведения съемок. 
Благодарим Sandro и Maje за предоставленную для съемок одежду. 

3 комментария

-
0
+
Berik Akkozov (17:28 / 16-09-2016)
Хороший материал!
-
1
+
Серёжа Кулагин (19:10 / 24-08-2016)
Кто все эти люди? Впервые слышу эти ники, имена и вижу эти лица. Повидал много чего интересного и того, что рвет все рамки во всем рунете и дальше, но вот на "этих" ни разу не натыкался. Молодцы, Steppe, откопали этот мусор наконец видимо.
-
-1
+
Fayzullaeva Dilnoza (13:52 / 23-08-2016)
Сила грамотного маркетинга. Весь успех в целом зависит от правильного подхода к позиционированию. Ребята-вайнеры и их администраторы большие молодцы. Радует тот факт, что и к нам наконец то пришло адекватное понятие о маркетинге

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe