Привычное сканирование полок с книгами в магазине «Меломан» по Гоголя-Панфилова закончилось в первый по-настоящему весенний день неожиданно. Переместившись от первого этажа к цоколю по эскалатору и быстро «прошерстив» секции по психологии и искусству, мой взор пал на книгу-блокнот «Хаю-хай, с вами Ивангай. 10 млн подписчиков на Youtube». Я бы, наверное, не осмелился взять в руки эту книгу, если бы не стал увлекаться исследованиями о молодежи и социальными медиа. С творчеством Ивангая познакомился случайно, и то благодаря Юрию Дудю, который в одном из интервью с гостем упоминал ник популярного в СНГ блогера. А дальше оставалось лишь прогуглить и перейти в Youtube.

После просмотра пяти или шести его видеоблогов (влоги) и интервью мне особенно сильно запомнилось одно его высказывание. Оно звучало так: «Слишком много хайпа вредно для здоровья». Кстати, он прекратил часто выкладывать видосики через свой аккаунт. От другого не менее известного блогера Соболева я узнал, что Ивангай уехал учиться в Польшу и прекратил активно заниматься съемкой роликов.

Просмотрев его книжку, больше напоминающей раскраску, и положив ее обратно, я пристально стал изучать оставшиеся труды. Одна из книг называлась «Как стать успешным влогером». До меня дошло, что вся полка посвящена этому новому ремеслу человечества. Когда это стало целым жанром? Признаюсь вам, я лично все это проморгал. Буду исправляться.

В тот же самый день я встретился со знакомым журналистом для интервью о казахстанском «поколении Z» (рожденные после 2000 года). Он мне поведал, что дети его близких родственников мечтают стать известными ютьюберами или инстаграмерами. «Для чего?» - спросил я. «Чтобы делать на этом деньги», - ответил он. «Как Байзакова?» - задал я риторический вопрос.

По мнению современных подростков, популярность обязательно должна приносить прибыль. У них нет причин думать иначе, если посмотреть на заработки российских шоу-звезд на рекламе в инсте. Так, бывшая участница и ведущая «Дома 2» Ольга Бузова только во 2 полугодии 2017 года заработала почти 48 миллионов рублей. Вслед за ней следуют Ксения Бородина (42 млн. рублей) и Ксения Собчак (28 млн. рублей). С таким доходом Собчак сама может финансировать свою предвыборную кампанию, не так ли?

По Казахстану точных цифр нет, но если вы активный пользователь инсты, то вы точно заметили, как последовательно Баян Алагузова (2,9 млн. подписчиков), Кайрат Нуртас (2,7 млн.), Ерке Есмахан (2,6 млн.) и другие казахстанские звезды, рекламируют то косметику и одежду, то часы и смартфоны. Как сетовал знакомый журналист, печатным изданиям в Казахстане, зарабатывающим деньги на рекламе, сегодня приходится туго в связи с тем, что многие организации предпочитают размещать рекламу в социальных медиа. The Economist писал, что компаниями из разных уголков мира было потрачено на рекламу в соцсетях около 20 млрд. долларов США.

Но если у известных певцов, продюсеров и ведущих есть другие источники заработка, кроме инсты и Youtube, то опыт казахстанских вайнеров более красноречив. Я был поражен тому, как после поста Жеки (zheka_fatbelly, 1,2 млн. фолловеров) недельной давности в инсте об открытии сети кафе-мороженое “Zheka’s Ice”, попробовать новую продукцию пришло очень много молодежи. В качестве доказательства прикрепляю фото, которое было снято мной в прошлую субботу (10 марта) на Панфилова:

Zheka’s Ice

Приехавший погостить ко мне младший брат из Актобе тоже заметил, что в другой части Алматы, рядом с футбольным стадионом, толпились люди у Zheka’s Ice. Вероятно, это такой маркетинговый трюк, призванный создать за счет толпы хайп вокруг нового проекта Жеки, но не в этом дело.

Вайнеры как Жека стали брендами и благодаря своей узнаваемости сами или в партнерстве с предпринимателями открывают собственное дело. Zheka’s - это не только мороженое, но и донерные. Нурлан Батыров (Batyroff, 1,1 млн.) имеет свою бургерную и готовится к показу полнометражного фильма «Дневник безумной женщины», а Territima (1 млн.) открыл кальянную и кафе. Ребята из Yuframe (3,1 млн.) кроме бургерной запустили образовательный центр “Yustudy”, обучая клиентов иностранным языкам.

Казахстанские вайнеры, таким образом, продолжая заниматься нетрадиционным бизнесом благодаря инсте, платят налоги, как традиционные деловые субъекты. Они, как Ивангай, тоже понимают, что вайны - не вечны, и хайп может быстро улетучиться. Но в целом, не напоминают ли они вам людей, которые после «лихих 90-ых» легализовали теневые капиталы?

Вот и получается, что в книжных магазинах не просто так появляются отдельные полки с книгами по успешному продвижению себя в социальных медиа. Может, «истории успеха» наших вайнеров заставят мечтать казахстанскую молодежь не о депутатском кресле, а собственном бизнесе?