Айгуль — независимый артист и автор-песенник. Впервые стала писать песни в 2017 году, ещё работая в офисе. Сегодня в дискографии Айгуль уже два альбома  — один EP и один LP.

В 2019 году Айгуль выпустила три видеоклипа, режиссером которых выступил Эмир Байгазин. Также две песни Айгуль — The Pleasure of Solitude и Entropy — стали саундтреками к фильму Байгазина «Хотите посмотреть на звёзды?».


— Сколько прошло времени от ухода из корпоративного сектора до записи первого альбома? Стоило ли это того? Какие чувства вас обуревают сейчас в день выхода альбома?

Музыку я стала писать, когда еще находилась в корпоративном мире. Это было некое хобби, которым я занималась в свободное от работы время по вечерам или в выходные. Первый свой сингл я выпустила в 2017 году, а прошлым летом — свой дебютный мини-альбом «137», состоящий из четырех треков на казахском.

The Pleasure of Solitude — это мой первый большой альбом, и с его выходом я чувствую удовлетворение и завершение определенного этапа жизни. Когда-то выпустить целый альбом для меня казалось мечтой, а сейчас это моя реальность. 

— Чем для вас важен этот альбом, если не считать, что он первый?

Возможно, тем, что в нем запечатлена определенная фаза моей жизни. Не в полной мере, естественно, но какие-то важные внутренние процессы и трансформации, которые я переживала в этот период. Он в какой-то мере терапевтический, и это был мой способ выразить состояния, мысли и эмоции, которые другими методами сложно было сделать.

— Какие жизненные ошибки и промахи отражены в ваших песнях?

Альбом идет с эпиграфом: “the caterpillar grows wings in isolation”, что в переводе означает «гусеница отращивает крылья в изоляции». Кокон как метафора ухода в себя, где, вдали от постороннего шума, происходит внутренний метаморфоз. Гусеница в глубоком уединении докапывается до своей истинной сути, отращивает крылья и становится бабочкой.

Раньше мне казалось, что когда-нибудь в моей жизни появится какой-то мастер или гуру и все объяснит мне. Но со временем я поняла, что все ответы на самом деле внутри, надо просто внимательно посмотреть.

— Какие психологические стадии вы прошли пока писали альбом? Нет ли такого, что вы сами не хотите больше видеть собственное творение?

Творчество — интимный процесс, и в нем происходит много всего, чего потом напрямую в самих произведениях не увидеть. Но не было такого, что я не хочу это больше видеть или слышать.

С технической точки зрения, я могла бы вернуться к любому своему релизу и улучшить его, поскольку творческий процесс никогда не завершается. Это ты принимаешь решение его завершить в какой-то момент.

А с точки зрения тематики, есть песни, которые стали для меня неактуальны, поскольку я уже прожила этот опыт. А некоторые, наоборот, открываются с новой глубиной. Иногда мне кажется, что когда я писала эту песню, то скачивала ее с какого-то информационного поля, потому что такого осознанного понимания темы у меня на тот момент не было.

— Какие качества вы в себе открыли пока писали альбом? А какие вам только мешали?

Я обрела больше свободы быть собой. Этот опыт научил меня отпускать контроль и довериться. Процессу, людям, жизни. Это самое главное.

А мешают всегда необоснованная самокритика, сомнения и нелюбовь к себе. Теперь всегда напоминаю себе быть помягче с собой.

— Пересмотрели ли вы свои взгляды по поводу вашего направления в музыке пока писали альбом?

Если честно, я не особо разбиралась в жанрах, когда начинала писать музыку. Я просто знала, что мне нравится, а что нет. Позже стала разбираться, но к этому времени мое звучание уже приняло определенную форму. Хотелось просто выразить то, что можно выразить звуком.

Сейчас мою музыку, наверное, можно в целом охарактеризовать как электронный дрим-поп, даун-темпо. Будет ли дальше мой звук меняться или нет — пока сложно сказать. В любом случае он будет отражать мое внутреннее состояние и меняться вместе с ним.

— Музыку и слова пишите сами?

Слова и мелодии всегда пишу сама.  В альбом также вошли две песни, которые были написаны в соавторстве. Первая — Break of Dawn с Эмиром Байгазиным, вторая — Train с Аяном Иманалиным.

Что касается музыкального продакшена, 70% альбома было спродюсировано или со-продюсировано вместе с Константином Кохан. И еще несколько ребят приняло участие.

—Какой вклад альбом, по вашему мнению, внесёт в современную казахстанскую музыкальную культуру? Чего ей не хватает и чем ваши песни помогут с точки зрения наполнения и продвижения культуры?

Я думаю, с музыкальной культурой Казахстана все в порядке. Много новых артистов. Альтернативная инди сцена сейчас набирает обороты, и это радует.

Что касается моего альбома, если хотя бы для одного человека он представляет ценность, значит я не зря стараюсь. Хотя, стараюсь я прежде всего для себя, а не для кого-то. Для меня это в первую очередь способ самовыражения.

— Каких достижений вы желаете вашему альбому? Какую мечту он желает достигнуть?

Желаю ему исследовать этот мир уже отдельно от меня. Знакомиться с людьми, находить сердца, меняться, менять мир и стать единым с ним. Я его получила от Вселенной, распаковала, расшифровала, привела в некую форму и возвращаю ей же.

Читайте также:  15 вопросов Эмиру Байгазину: «Иногда я думаю привезти на съемки колонку и подключить электрогитару»