Ляйля Тажибаева — кобызистка с многолетним опытом в академической музыке и эстрадной индустрии. Играя на национальном инструменте, она решила разнообразить звуковое многообразие и исполнять как фолк, так и хиты Queen, Aerosmith и Nirvana. Чтобы реализовать свою мечту и помочь другим кобызистам выйти на мировую аудиторию, Ляйля занялась созданием электро-кобыза. 
 

Об уникальности кобыза

В шесть лет я впервые начала играть на фортепиано для себя. Затем, когда планировала поступать в школу, увидела, как одна девочка играет на кобызе и тут же решила, что тоже хочу обучаться. Сразу сказала маме, что мне нужно играть на «казахской скрипке». В то время кобыз был непонятным и непопулярным инструментом, поэтому многие отговаривали меня от этой затеи, но я стояла на своём.

Уникальность кобыза состоит в его истории, ведь легенда гласит, что Коркыт-ата создал его из дерева и верблюжьей кожи в поисках бессмертия. В древности шаманы вводили людей в транс с помощью мелодии кобыза, чтобы лечить их. Могу сказать, что он действительно как портал между мирами. Я так давно занимаюсь игрой на этом инструменте, что кажется, будто отношусь к нему как врач к скальпелю — чисто профессионально, но когда выступаю, то будто впадаю в какой-то транс. А если у меня очень хорошее настроение, то передаю это состояние и слушателям. 

Помимо этого, удивительная особенность древнего кобыза в том, что он подражает природным звукам: пению птиц, шуму ветра, человеческому голосу. А современный кобыз чем-то схож с кельтскими инструментами, но и здесь универсален. Фолк един по звучанию, но кобыз позволяет играть и рок, и джаз, и классику. Мне нравится поддерживать баланс между двумя этими крайностями — национальной музыкой и рок-композициями.

Мне нравятся разные жанры и композиции. Например, когда хочется чего-то протяжного и красивого, то слушаю Малера, если страстного, то Бетховена, также очень люблю творчество AC/DC, Майкла Джексона, Aerosmith.

Традиции необходимо чтить и знать, но нужно и идти в ногу со временем, чтобы развиваться. 

О карьере

Я закончила музыкальную школу Куляш Байсеитовой, затем поступила в консерваторию имени Курмангазы, где и осталась преподавать. Параллельно с этим, в 2004 году основала эстрадный квартет «Арт-Дала» из четырех кобызисток. Работала около двух лет, после чего создала другой коллектив — «Инжу Маржан», в котором играли на двух кобызах и домбре. 

В это время участвовала во всемирном чемпионате исполнительских искусств в Голливуде, где получала первые места два года подряд. 

Гастролей у меня было достаточно много. Выступала в Англии, Германии, Китае, Японии, Корее, Румынии. В Лос-Анджелесе вместе с группой играли на фестивале казахстанских фильмов, а в Сицилии—  на показе дизайнера. Могу сказать, что во всём мире хорошо принимают нашу музыку. 

Если в Европе есть устоявшиеся традиции и ментальность, то в США свободнее, поэтому они воспринимают тебя за «своего». Именно в Америке ты никогда не чувствуешь себя лишним, наоборот, как рыба в воде. Международная аудитория в целом достаточно всеядна в музыкальной сфере, потому что они прошли творчество The Beatles, Deep Purple, Queen и так далее. Иностранная публика любит этнику, особенно если ты исполняешь её в современных жанрах. 

О группе Layla-Qobyz

В 2018 году, когда поняла, что попсовый инструментальный жанр для тоев не соответствует актуальности, основала группу Layla-Qobyz. Мне стало не так интересно играть классику и фолк, а учитывая, что в элиту академических музыкантов с кобызом попасть сложно, я стала пересматривать видение. 

Наблюдая за Дэвидом Гарретом, Жан-Люком Понти и 2Cellos, поняла, что на академических инструментах можно исполнять мировые, а не тойские хиты. В нашем лайв-бэнде есть кобыз, ударные, клавиши, бас-гитара и домбра. Развивая проект, мы пропагандируем, что можно исполнять как классические национальные композиции, так и рок-хиты. К слову, первое наше выступление прошло 9 мая, в День Победы, так что надеюсь, что это станет символичным. 

О создании электро-кобыза

Я задумалась о создании электро-кобыза семь лет назад. Ехала в такси, слушала песню Queen — Somebody to love и подумала о том, что было бы здорово записать сольную вставку на кобызе. В голове возник образ Ванессы Мэй с электронной скрипкой и я решила, что можно создать и электронный кобыз. Дальше обдумывала стратегию осуществления, потому что необходимость в электро-кобызе существовала.

Дело в том, что из-за технических проблем на больших сценах не слышно акустические инструменты, в том числе и кобыз — ударные, бас-гитара или клавиши звучат намного громче. Если же устанавливать специальные микрофоны, то звук становится слишком чувствительным. Необходимость создания электро-кобыза ещё и обосновывалась тем, что хотелось разнообразить звуковой колорит инструмента.

Реализация началась с того, что я написала в Facebook Вячеславу Качанову, мастеру, который настраивает и создаёт инструменты. Мы начали обсуждать идею, а затем запустила сбор через краудфандинг. Вложив свои финансовые средства в проект, смогла получить нужную сумму спустя два года.

В целом, никаких сложностей не было. Единственное, у нас с мастером были разногласия по дизайну электро-кобыза — он видел его в национальном стиле, а мне хотелось, чтобы он выглядел футуристичнее. В итоге остановились на моём варианте, потому что Вячеслав больше отвечал за техническую часть. Сейчас, после создания электро-кобыза, могу сказать, что он решит проблемы многих кобызистов.

Теперь можно использовать огромный диапазон звуков и играть любой жанр: рок, поп, джаз и фолк. Думаю, это может быть важным шагом в выходе на мировую сцену.

О популяризации национальной музыки

Отечественной аудитории не хватает музыкальной культуры и вкуса, потому что они должны формироваться через образование. Мы немного зашоренная нация — не все, но большинство. Единицы слушают Моцарта, в основном предпочитают попсу или тойскую музыку, если мы говорим о казахоязычной аудитории. 

По моему мнению, тойская музыка не относится к искусству. 

В кругу профессиональных музыкантов не хватает тех, кто бы предлагал больше разнообразия и креатива в исполнении. Все уже привыкли к группам, которые выступают в национальных костюмах и исполняют казахские композиции. Оркестрам нужно отходить от сценической имитации и использовать современные аспекты: костюмы, технологии, элементы шоу. Фолк музыка и так достаточно сложная в восприятии для большинства, но её словно ещё больше утяжеляют. 

Каналы культуры пропитаны нафталином, поэтому требуется акцент на социальные сети. Допустим, видеолекции в ютьюбе, которые будет смотреть молодое поколение.

Нужно приобщать людей к мировой культуре, используя при этом медиаканалы или блогеров. Разумеется, всегда будет разделение на классы: кто-то желает думать и развиваться, а кто-то нет. Наверное, это часть естественного отбора, с которым нужно смириться. Думаю, что нам и не хватает того, чтобы в искусстве между традициями и современностью проводили параллели, как в случае с электро-кобызом. У нас есть огромные возможности, которые ещё не реализованы, поэтому мы должны поднять музыкальный уровень и привлечь интерес молодежи.