В конце сентября в Казахстане состоялась премьера картины «Дос-Мұқасан» — музыкальной драмы, рассказывающей историю успеха культового казахского вокально-инструментального ансамбля «Дос-Мұқасан», организованного в 1965 году группой студентов Политехнического института.


Знаменитый ансамбль, история которого длится уже почти полвека, внес неоценимый вклад в творческое развитие и культурное обогащение казахстанского общества. Картина повествует как о любви, дружбе и музыке, так и о том, что ни одна успешная история не обходится без тяжелых моментов, разочарований и сложных выборов. 

Редакция Степи поговорила с режиссером фильма Айдыном Сахаман, который на протяжении трех лет без перерыва работал над созданием картины и нес большую ответственность за то, чтобы донести до зрителя правдоподобную историю ансамбля «Дос-Мұқасан». Айдын поделился с редакцией своими впечатлениями от премьеры и историями со съемочной площадки. 

— Расскажите, с чего началось создание фильма и как проходил кастинг? 

— Все началось с того, что Министерство культуры и спорта объявило питчинг на создание фильма. Это был большой конкурс, в отборочном этапе которого приняли участие свыше 250 стоящих картин действительно талантливых режиссеров с хорошими сценариями. Отбор был довольно нелегким, а конкуренция — высокой. 

Нам повезло, что мы прошли, потому что в связи с карантином возникла масса сложностей: часто приходилось переносить встречи, возникали вопросы касательно оптимизации работы и зачастую мы просто не понимали, какая у проекта будет судьба. С другой стороны, карантин сыграл нам на руку, потому что именно во время его пика мы занимались организационными моментами и проводили кастинг, а у артистов оказалось достаточно времени, чтобы подготовиться.

Подготовительный и предподготовительный этапы производства фильма были не скомканными, а развернутыми и масштабными, все шло размеренными темпами. Задействовав людей со многих театров, мы успели провести большой дистанционный кастинг по всему Казахстану. Основываясь на том, что в первую очередь команда работает над созданием байопика, при выборе актеров мы учитывали не только их профессиональное мастерство, но и внешнее сходство с реальными героями. 

Другими критериями для отбора являлись музыкальная грамотность и образованность артистов. 

После утверждения всех героев артисты долгое время готовились — кто-то с профессионалами, а кто-то самостоятельно — играть на инструментах своего героя. Так, например, потрясающему актеру и вокалисту Мейірғату Амангелдину было особенно тяжело, потому что его герою нужно было играть на пяти музыкальных инструментах. 

А Максат Сабитов, исполнивший роль Мурата Кусаинова, в кульминационной сцене с домброй играл настолько технически сложную партию, которую на самом деле не каждый профессиональный домбрист может осилить. 

— С момента премьеры фильма прошло чуть меньше недели. Поделитесь, довольны ли вы результатами и реакцией как аудитории, так и критиков? 

В первую очередь хотелось бы сказать о теплых эмоциях, которые я испытываю от высказываний в социальных сетях, рецензий профессионалов и комментариев огромного числа кинокритиков и околокиношных журналистов. Конечно, о фильме отзываются по-разному, но в этом и есть суть. 

Есть важные моменты, в которые мы вкладывали идею, но обычный зритель этого не увидел и отображение подобных деталей в рецензиях бесценно для нас. 

— Ожидаете ли вы, что фильм будет кассовым или, наоборот, есть сомнения в том, что он окупится?

— Понимаю, что схема работы в нашей стране строится следующим образом: сборы — просмотры — заработок. Но моя главная задача — донести картину до народа, и я пока не интересуюсь, что происходит со сборами. Но мне интересно, что получится на выходе. 

— Мне было достаточно грустно видеть, что на премьерном показе в зале кинотеатра сидело только шесть человек. С чем это было связано? 

— Если честно, то у меня не было времени до конца разбираться в произошедшем, потому что это в основном продюсерская часть работы. Знаю лишь, что в день премьеры фильма на сайтах продажи кинобилетов произошло что-то вроде технического сбоя. Но уже 30-го числа ошибка была исправлена. Сейчас фильм крутят в широком прокате без ограничений во всех кинотеатрах страны. 

— Какой была атмосфера на съемочной площадке? 

— Все ребята — огромные молодцы, каждый из них крайне серьезно и ответственно подошел к своей роли. Во время подготовки к съемкам авторы фильма, включая меня, понимали всю ответственность перед ансамблем и людьми, которые по-настоящему были его частью. Мы также чувствуем ответственность перед зрителем, потому что история «Дос-Мұқасан» длиною в 55 лет — это то, что близко каждому казахстанцу. 

Донести до народа правильную историю, не исказив легендарную музыку и личности героев — это огромная ответственность. 

Артисты профессионально подошли к своей работе — подробно изучали биографии главных героев и даже перенимали их особенности и привычки. Если говорить с точки зрения музыки, то каждый участник каста пел и танцевал вживую, и во время дубляжа 90% артистов озвучили свои роли самостоятельно, включая не только обычную речь, но и все вокальные партии. 

Думаю, что наша большая победа заключается в том, что профессионализм актеров помог мне и всем авторам создать фильм в таком виде.

Автор сценария Ефрат Шарипов проделал потрясающую работу за очень короткое время. Ему пришлось в сжатые сроки погрузиться в ту эпоху и изучить ее детали, а также много консультироваться с людьми, жившими в то время — с родителями, знакомыми и нашими консультантами, которые помогали на съемочной площадке. Важна была каждая деталь, начиная с регалий и заканчивая музыкальными инструментами и костюмами. Опираясь на них, мы работали над подготовкой к съемкам и написанием сценария, встречаясь в зуме, потому что из-за карантина не могли покинуть пределы дома. 

Были и свои тяготы. Мы рассказываем историю первого состава «Дос-Мұқасан», при которых родились не все, но большинство их культовых хитов — таких, как «Сағындым сені», «Алматы түні», «Қудаша», «Той жыры», «Алатау» и многие другие. 

Так, перед нами возникла большая задача, связанная с внедрением музыкальной составляющей в киноповествование таким образом, чтобы это органично легло в материал и помогло сохранить киноязык, а не уйти в фильм-концерт.

В этом есть большая заслуга автора сценария, который выложился в своей работе на все сто процентов. 

— Как вам удалось передать настоящий дух того времени? Кто помогал вам в этом? 

— Наши консультанты время от времени присутствовали на площадке — так, например, во время съемок свадьбы Мурата и Сабиры под «Той жыры», которая является одной из кульминационных сцен фильма, нас навестил Досым Касымович и удивился, когда увидел, как на самом деле проходят киносъемки. В тот день на площадке присутствовало в общей сложности порядка 200 человек за кадром и внутри него, среди которых были и представители гримеров, художников. После двадцатого дубля, когда ребята уже немного подустали, Досым Касымович поблагодарил всех и выступил на сцене вместе с артистами фильма. 

После этого команда вдохновилась, у каста будто открылось второе дыхание и мы продолжили снимать дальше с большим энтузиазмом. 

Кроме того, Досым Касымович поделился с нами настоящими «досмукасановскими» реквизитами: сохранившимися костюмами, нотами, брошюрами, медалями, победными статуэтками, значками и многим другим. С этих вещей мы слепили идентичные образцы, которые были использованы на съемках.  По вопросам использования тех или иных марок музыкальных инструментов нас консультировал Ноэль Шаяхметов — продюсер и преподаватель истории музыки. 

Мурат Кусаинов вместе с супругой тоже как-то приходили на площадку. Со стороны было интересно наблюдать за тем, как актер, исполнявший роль участника ансамбля и настоящий участник  наблюдают друг за другом, разговаривают и делятся советами. 

— Насколько правдоподобны факты, показанные в картине? На что вы опирались при добавлении их в сценарий? 

— Мы всегда придерживались того, чтобы показать только достоверные факты, но в связи с тем, что фильм является художественным вымыслом, конечно, не обошлось без преувеличений. Это особенно касается линии антагониста, который воплотил в себе собирательный образ всех, кто создавал какие-либо трудности на карьерном пути ансамбля. Подставы и зависть на самом деле были неотъемлемой частью всей деятельности музыкантов, но это происходило на разных этапах их карьеры. Например, момент на конкурсе в Минске, когда один из противников, стоя на сцене, делится с Муратом Кусаиновым гитарой, является историческим фактом.  

— Что во время съемок стало для вас приятным открытием?

— Ансамбль «Дос-Мұқасан» сыграл большую роль не только для нас, но и, в первую очередь, для поколения наших родителей. Бахытжан Альпеисов, Гани Кулжанов и многие другие замечательные актеры исполнили роли взрослого состава ансамбля, который появляется в начале и в конце фильма, исполняя песню «Алматы түні». Вы бы просто видели, как они готовились и репетировали на протяжении нескольких дней. Замечательный хормейстер Галымжан Берекешев играл роль гитариста ансамбля Мейрбека Молдабекова. 

Как он разбивал партии на голоса, ставил аккорды и помогал каждому! Это нужно было видеть. 

Несмотря на то, что все они являются уже взрослыми артистами и заслуженными деятелями Казахстана, я видел их трепетное отношение и ответственный подход к материалу. Мне, как представителю другого поколения, было приятно наблюдать за тем, как люди старшего поколения разделяют эти ценности и подают нам пример. 

— Как вы думаете, благодаря чему проект получился таким успешным? 

— Кино — это коллективное искусство. В этом проекте огромную роль сыграла группа постановщиков, исполнителей и ассистентов. На протяжении съемочного периода я видел, как вся группа по-настоящему влюбилась в материал и историю. 

Со стороны продюсеров также была проделана колоссальная работа в части организации съемочного процесса. Фильм «Дос-Мұқасан» стал первым полнометражным проектом, выполненным продакшном Aray Media Group от начала и до конца. Дебютный фильм — и сразу полномасштабная историческая работа, которая была настоящим вызовом для продюсерского департамента. 

Тот продукт, который мы сейчас видим на экране, — это огромная заслуга каждого участника съемочной группы. 

Воссоздание архитектуры, костюмов и причесок, детализация музыкальных инструментов того времени — огромный пласт работы. Вся группа выложилась на все 200%, за что я им очень благодарен. Благодаря этому мы видим в кадре любовь каждого участника съемочного периода, подготовительного этапа и пост-продакшна. 

Мы все приняли на себя вызов. Например, сцена под песню «Той жыры» — это огромный вызов для операторов, художников и художников по костюмам, хореографа и актеров. 

Другим большим вызовом для команды была однокадровая сцена, в которой участники ансамбля устраивают драку с уличными ребятами. Фильм отвечает всем законам музыкальной драмы, но в этих моментах мы переходили грань и приближались к жанру мюзикла. Каждая сложная сцена была вытянута операторским департаментом с минимальным использованием компьютерной графики. Так, в сцене, где звучит песня «Қайдасың?» с однокадровой съемкой гастролей, а Досым Сулеев перед отъездом в Москву сидит в автобусе и смотрит вдаль, все переходы времени суток, изображенные на стекле, были сняты вживую. Операторский департамент в количестве 20 человек с разных сторон включали проекторы и лампочки, а художники толкали автобус. 

Эта сцена — результат огромного труда. Спецэффекты воспринимаются зрителем легко, а сложность постановки осталась незамеченной. Это большая победа для оператора. 

— Кому принадлежала идея снимать сложные сцены?

— Однокадровые сцены были режиссерской задумкой, появившейся во время написания сценария и штурма идей, когда мы пытались решить, в каком стиле вообще стоит подавать фильм. Это смежная территория, на которой все авторы делятся мыслями, поэтому не обошлось без споров творческого характера, благодаря которым вообще получился итоговый результат. Мы не гнались за какой-то оригинальностью, а просто пытались передать те эмоции, которые ощущали во время подготовки к съемкам и хотели именно эти чувства донести до зрителя. 

— Как вы думаете, есть ли сейчас музыкальные феномены, сравнимые с «Дос-Мұқасан»? 

— Это больше искусствоведческая территория, а я могу лишь предположить и высказать субъективное мнение. Феномен «Дос-Мұқасан» в первую очередь заключается в эпохе, которую они застали и во время которой стали первыми, кто переложил казахскую музыку на эстраду. Почему они оказались в авангарде? Все, кто был в тренде на тот момент, пели песни «Битлов», а наши герои поступили по-другому: взяли аккорды битлов и наложили на них народную песню. Поэтому, допустим, звучание «Қудаши» так напоминает Ob-La-Di, Ob-La-Da.

«Дос-Мұқасан», которые начинали как музыканты-любители, сделали синтез модной на то время западной эстрадной музыки и народных национальных мотивов. 

Это стало новшеством для слушателя той эпохи и получилось очень круто. Модная музыка и музыка, любимая народом, столкнулись в репертуаре «Дос-Мұқасан». В этом и заключается их феноменальность. 

Думаю, у ансамбля есть продолжение, которое сформировалось по требованиям современного времени. Допустим, «А-студио» — это явное продолжение «досмукасановского» алматинского вайба, который транслирует любовь к музыке, к своему городу и всему окружающему. 

— Каким вы видите идеального зрителя вашего фильма?

— По моим ощущениям, у фильма нет никаких ограничений в возрасте. Он, как говорится, подходит всем — от млада до стара. Картина уготована для всех, ведь это герои, с которыми выросли наши родители, бабушки и дедушки. Всегда актуальные проблемы дружбы, любви и противостояния с запретами для среднего возраста тоже будут интересны. Среди школьников это тоже вызовет интерес в качестве музыковедческого пособия казахской эстрады. Не могу сказать, что зритель определенного возраста или пола идеален для нашего фильма, ведь картина посвящена всем и создана для всех тех, кто родился и вырос здесь, в Казахстане. 

Идеальный зритель «Дос-Мұқасан» — это наш народ вне зависимости от национальности или вероисповедания. 

— Расскажите, что фильм значит именно для вас как для режиссера. 

— Лично для меня профессиональная жизнь поделилась на «досмукасановский» и «последосмукасановский» периоды. Я отдал этому проекту более трех лет своей жизни, не занимаясь параллельно ничем другим и отказываясь от предложений и сторонних проектов. Это был мой сознательный выбор. Даже во времена простоя и пандемии я не брался за другие проекты и сфокусировался исключительно на этой работе. Снять фильм о ныне живущих людях — это большая ответственность. Для меня «Дос-Мұқасан» — одна из самых любимых работ, потому что в ней поднимаются близкие мне темы любви, дружбы и, конечно, музыки. Я и сам люблю петь, правда, только за кулисами. 

— Как вы планируете развиваться в дальнейшем?

— Вопросы о будущем довольно неоднозначны. Культура и ментальность нашего народа всегда были тесно связаны именно с музыкальным повествованием, будь то изобразительное искусство или айтысы акынов. Но сейчас я бы не стал утверждать, что продолжу связывать свою карьеру исключительно с фильмами музыкального жанра и сфокусируюсь только на них. У меня есть много разных идей, но озвучивать конкретные планы я пока не стану. 


Читайте также: 

«Трагедия — это когда твое кино не смотрят дома»: интервью Айсултана Сеитова и Кантемира Балагова о выходе фильма «ҚАШ»

Фильм казахстанского режиссера Адильхана Ержанова попал в лонг-лист «Золотого глобуса»

Фильм «Мукагали» завоевал главный приз на кинофестивале в Дубае


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм