Арман и Анжела, в браке 13 лет. Арман казах, а у Анжелы пять кровей (украинская, турецкая, русская, белорусская и еврейская). Они оба родом из Шымкента.

семейная пара

– Как вы познакомились? 

Анжела: Познакомились будучи студентами, учились в разных университетах, но нас объединила студенческая организация и социальная жизнь вне университета. Так получилось, что мы однажды стали соведущими на одном студенческом мероприятии. После этого пересекались еще несколько раз. Не ожидали, что возникнет какой-то интерес к друг другу. В один день нам нужно было снять совместный ролик, где в главной роли оказались мы с Арманом. Снимали ролик несколько дней подряд, на разных локациях. Соответственно было много общения, смеха и веселья. Мы сразу почувствовали, что нам легко и весело вместе. Где-то через полгода нашей дружбы уже начали говорить, что может нам стать парой и начать встречаться. Встречались два года до свадьбы. Нас даже не смущала небольшая разница в возрасте (Анжела старше мужа на два года – прим. ред.)

– Испытывали ли вы давление в семье, когда сообщили, что хотите пожениться?

Арман: У меня не было давления в семье. Старшая сестра вышла замуж за русского. У нас в семье никогда не было деления на нации. Важнее, какой человек сам. Мама меня очень баловала с детства, любое моё решение было законным. Сказал, что женюсь на ней, и всё, мама не могла пойти против. Я знаю такие истории, где примерные сыновья слушаются своих матерей и поступают так, как велят их матери, у нас такого не было. Единственное, многие говорили, что мы рано женимся (Арман в 21, а Анжела в 23 года).

Анжела: Когда ты воспитываешься в семье, где у русских преимущество над другими нациями, даже не думаешь о том, что возможно встречаться с парнем другой национальности. Я всегда росла с мыслью, что я русская, это было навязано мне бабушкой, с детства. Росла без отца. C возрастом в окружении стали появляться казахи, узбеки и так далее. И я поняла, что воспитывалась в националистической среде.

На сегодня я особо не общаюсь с родственниками, только с самыми близкими членами семьи. Моя бабушка умерла до того, как я вышла замуж. Не знаю, какая была бы реакция у неё, так как против других наций была именно она в семье. Мама не стала сильно противиться, но она волновалась по поводу того, правильный ли я сделала выбор.

семейная пара

– Какие были сложности после вступления в брак?

Арман: Мы оба склонны к саморазвитию. Последние полгода наших отношений, еще до брака, закупались психологическими книжками про брак и взаимоотношения. Думали, что мы готовы к браку. После начались конфликты. Не было понимания правильной модели семьи, так как мы оба росли без отцов. Мы не понимали, что значит мужчине и женщине жить вместе, как пара. Начались ссоры. Тогда решили создать некое комьюнити, которое состояло из нескольких семейных пар. Даже нашли какой-то совместный курс по взаимоотношениям.

Когда начали обсуждать отношения и копаться в семейных проблемах, оказалось, что у всех пар одни трудности.

Что интересно, на культурной, национальной или религиозной почвах никогда проблем не было, наши взгляды в этом всегда были схожи. Для нас было важно услышать, что и у других пар бывают недопонимания, трудности. Комьюнити очень помогло нам.

Анжела: Самый сильный вклад в нашу семью внес социальный городок «Салем» (Арман и Анжела устроились туда работать сразу, как поженились – прим. ред.) Тут работали очень крепкие иностранные семейные пары. Во многих критических моментах нам очень помогли эти пары. Многие считают, что супругам сложно работать вместе и постоянно находиться рядом, но это спасло наш брак и скрепило нас.

Основная проблема при постройке взаимоотношений – это эгоизм, нам просто не хотелось понимать друг друга. У каждого свои желания и каждый ждёт их исполнения. Мы были в шоке от того, как трудно строить семью и какая это огромная работа.

– Возникали ли мысли о разводе? 

Арман: Были мысли о разводе. Третий год для нашей семьи был критичным, но мы его пережили. Поставили себе принцип, что развод – это не вариант.

Анжела: Считаю, что благодаря мужскому стержню Армана наш брак выдержал. Несмотря на все глупости, которые были в моей женской голове, Арман был рядом. Моя дерзкая и уверенная в себе мама – была для меня примером свободолюбивой женщины, которая не рвалась особо замуж. С такой картиной в голове я и росла.

– У вас есть дети? 

Арман: У нас пока нет детей. Несмотря на то, что говорят окружающие, страха остаться без детей у нас нет. Важно осознанно прийти к этому шагу. Помимо этого, мы можем усыновить или удочерить ребёнка из детского дома. 

семейная пара

– Кто в семье должен быть главным?

Анжела: Последнее, к чему мы пришли, изучая все эти годы различия в мужской и женской психологии – мужчина должен быть ведущим в семье. За 13 лет совместной жизни заметила: если ослушалась своего мужа, то потом жалела.

Приятно быть замужем за великого, любящего и заботливого мужа. Мужская агрессия и насилие – это слабость.

 

– Дайте советы молодым семьям.

Арман: Самое главное – уезжать от родителей. Не слушать советов и вмешательств других. Это новая семья и она должна формироваться самостоятельно. Разводы бывают чаще всего от незрелости. Пары не говорят друг с другом, не делятся или терпят то, что им не нравится.


Базель и Марина, в браке два года. Базель – араб, родом из Палестины. Марина – украинка, родом из Украины.

счастливая пара

– Как вы познакомились? 

Марина: Когда я окончила университет, папу пригласили на работу в Испанию, а мы на тот момент жили в Тюмени. С мамой поехали за ним, изначально думали, что ненадолго, но остались на 15 лет. Базель с пяти лет живет Барселоне. Мы познакомились в 2016 году.

В Барселоне есть пляжная территория, где расположено много летних ресторанов. Летними вечерами там собирается вся молодёжь из центра Барселоны. Мы познакомились в одном ресторане. Я была с подругами, а он с друзьями. Нам очень нравится танцевать. После ресторана Базель предложил прогуляться по пляжу и попросил у меня телефон.

– Как дальше складывались ваши отношения? 

Марина: Наши отношения были очень романтичными. Он много рассказывал про футбол (сейчас он тренирует академию «Оңтүстiк» в Шымкенте – прим. ред.), а я половины не понимала. Через два месяца Базель предложил перейти к серьезным отношениям и познакомить меня с его родителями. Через год он сделал предложение.

Мы поехали в тот день в горы, сняли небольшой коттедж с бассейном. Базель еще настаивал, чтобы я захватила с собой вечернее платье и каблуки, мол, сфотографируемся. Нас начали снимать, он сел на одно колено и сделал мне предложение. Было очень неожиданно для меня. 

семейная пара

– Как отреагировали ваши семьи? 

Базель: Родители с самого начала хотели, чтобы мы придерживались нашей религии и традиций. Они хотели, чтобы мы строили семью с мусульманами. Старшая сестра вышла за мусульманина, а вот брат влюбился в девушку с Мадрида. Тогда в семье была настоящая битва. Долгое время мои родители не принимали девушку брата, пытались отговаривать. Сейчас они женаты и в браке 12 лет. Так получилось, что брат на себя взял основной удар от родителей. Родители, наверное, уже устали бороться, поэтому против меня они ничего не говорили. Они очень хорошо приняли Марину. А с родственниками сейчас я не особо общаюсь. В Палестину мы с Мариной еще не ездили, мои родственники с ней незнакомы.

Марина: Папа у меня настоящий сибиряк, он говорил мне выходить замуж только за русского. Сейчас он смотрит на это по-другому. Мама была открыта и поддерживала меня с Базелем. Она очень повлияла на отца. Родственники поначалу относились с настороженностью, зная, что он араб, это их пугало.

– Как складываются ваши отношения сейчас? 

Марина: Отношения на дистанции три года – это тяжело. Хочется постоянно быть вместе. Конечно, понимаю, что у него карьера и я очень его поддерживаю в работе. В паре очень важно, чтобы было доверие, понимание и поддержка. Ссоры бывали только по мелким причинам: недопонимание, ревность, но со временем такое проходит. Видимся мы раз в два месяца, сейчас я на четвёртом месяце беременности. Скоро улетаю в Барселону на месяц, а потом снова вернусь в Шымкент к Базелю.

У нас никогда не было ссор на культурной или религиозной почве. Когда, например, родители Базеля накрывают стол на Курбан-байрам, то мы разделяем с ними празднование. Также и они поддерживают Рождество или Новый год. Главное для нас – понимание и уважение.

семейная пара

– Базель, как вам живётся в Шымкенте? 

Базель: Когда получил приглашение в Шымкент, сначала немного испугался. Даже не знал, где находится ваша страна. Было много вопросов, но быстро освоился. У нас профессиональный футбольный клуб, что очень меня радует. Сейчас появились и местные друзья. Когда приехал подписал контракт с клубом на год, буду продлевать.

– Кто в семье главный? 

Базель: В нашей семье демократия. Все важные вопросы решаются на семейном совете, где мы вместе приходим к единому выводу.

– Дайте несколько советов молодым семьям.

Базель: Самое главное – понимание и поддержка. У каждого есть свои цели, важно уважать и не ущемлять друг друга, а поддерживать своего партнера. Помимо доверия и уважения, важно не забывать показывать свою любовь: отправлять цветы своей любимой жене, дарить подарки, так ваша любовь будет крепчать, если вы на расстоянии, как в нашем случае. Отношения – это ежедневная работа. Ты улучшаешься сам и помогаешь своей паре становиться лучше тоже.


Вартан и Малика, в браке шесть лет. Вартан – армянин, родился в Шымкенте, долгое время прожил в Ереване. Малика – узбечка, из Шымкента.

семейная пара

– Как вы познакомились? 

Вартан: Нас познакомил общий друг (Вартан окончил университет в Алматы – прим. ред.), когда я вернулся в Шымкент.  Друг говорит, у меня есть классная подруга, которая тоже занимается маркетингом, давай познакомлю. Помню, поехали тогда вечером к ней домой.

Малика: Звонит в этот день мне тот самый друг и говорит, что хочет познакомить меня с очень крутым маркетологом, есть общее дело. Они приехали вечером, а я не могла выйти, так как было довольно поздно. Говорю: «Заходите домой», как раз было время ужина. Так получилось, что Вартан в первый же день сел с нами за семейный стол.

Дальше начали общее дело втроём.

– В какой момент стало ясно, что у вас серьёзные отношения? 

Вартан: Через пару месяцев начали замечать, что у нас есть взаимная симпатия. Когда начали встречаться, другу нашему не говорили, было как-то неудобно, коллеги всё-таки. Оказывается, он хотел свести меня с Маликой. Когда прошло восемь месяцев, сделал ей предложение. Думал я очень долго.

Моей маме Малика понравилась сразу. Познакомились они, когда мы еще не встречались. Мама говорила присмотреться к ней.

Семейная пара

– Какие были сложности до и после вступления в брак?

Вартан: У меня такой настойчивой мысли, что надо жениться на армянке, никогда не было. Тем более, я живу в Шымкенте. Семья у меня тоже интернациональная, поэтому в семье споров или вопросов на эту тему никогда и не возникало. Недопониманий на культурной или религиозной почве у нас с Маликой никогда не было. В основном спорили по работе, как коллеги. Когда супруги работают вместе, брак становится крепче. Я бы не хотел, чтобы она работала где-то в чужом коллективе. 

Вопрос развода ни разу не поднимался в нашей семье. Люди ведь не разводятся без причины. Чтобы не доходило до такого, надо как-то стараться сохранять отношения и понимать друг друга, мириться вовремя. Если спорим по каким-то рабочим мелочам, быстро отходим и стараемся сразу мириться.

Может, я и старомодный, но брак – это ведь ответственный шаг, то, что делается раз в жизни. Назад пути нет. 

Сейчас мы живём в доме с моими родителями. Они ее приняли очень хорошо, как свою дочь.

– В какой религии воспитываете детей?

Вартан: В нашей семье тема религии особо не поднимается. Мы воспитываем детей в любви, а какой путь они выберут будет видно, когда они вырастут. 

семейная пара

– Кто в семье должен быть главным? 

Малика: Мужчина. В семье и в бизнесе у нас рулит муж. Он же директор компании, так что все деньги у него. Муж даёт деньги на личные расходы, и я считаю это правильным.

– Дайте пару советов молодым семьям.

Малика: Больше отдавать любовь, чем ждать. В семье многое зависит от женщины. Не думать, а кто сделает меня счастливым, а делать счастливыми людей, которые рядом. Женщине надо постоянно наполняться и развиваться в правильном направлении. Когда женщина самодостаточна ей легче в мелких спорах простить мужа или закрыть глаза. Это мудрость. Проблемы и сложности будут всегда, их надо решать, а не ломаться. Страсть – это внешнее, надо быть глубже и ближе друг к другу духовно.


Ли и Айым, в браке пять лет. Ли – англичанин, родом из Лондона. Айым – казашка, родом из города Кордай.

семейная пара

– Как вы познакомились? 

Айым: Родилась в Бишкеке, выросла в Кордае, в Шымкенте поступила в ВУЗ. Изучала английский язык на первом курсе университета. Ходила в Study Inn и окончила уровень – elementary. Нам сказали, что на уровне pre-intermediate раз в неделю нам будет преподавать носитель языка из Лондона. Я подумала, что это отличный шанс для практики, и решила остаться на этих курсах. Мистер Ли был моим преподавателем, и я была приятно удивлена, он понравился мне сразу.

Мы знали, что он приехал только на год, поэтому мыслей о симпатии и отношениях в моей голове быть не могло. Я понимала, он мой преподаватель, а я студентка. Это лишь шанс практиковать английский.

Ли: Помню наш первый урок, тогда я даже не обратил на неё внимания. Со второго урока заметил и было желание познакомиться поближе. Не знал, как сделать шаг. Это было непрофессионально, по контракту мы не могли строить отношения с нашими студентами. Я начал действовать через другого преподавателя, Татьяну. Хотел хотя бы узнать, есть ли у неё парень, интересен ли я ей вообще.

Айым: Татьяна сказала мне один раз: «Почему ты всё время убегаешь? Мистер Ли пытается поговорить с тобой». Я убегала, потому что нужно было успеть на свой автобус. 

Один из страхов – я сильно переживала, что буду просто молчать, так как мой английский был очень слабым. Ли уже тогда хорошо владел русским, а я этого не знала.

семейная пара

– Помните ваше первое свидание?

Айым: В тот день была в каком-то тумане. Много разговаривали и не замечали ничего вокруг. Было приятно. Сходили в кино, после фильма решили пройтись пешком до моего дома. Так прошло первое свидание. Я не выбрасывала из головы той мысли, что он уедет и воспринимала наше общение, как дружбу.

– В какой момент вы поняли, что у вас серьёзные отношения?

Ли: Мне с первого нашего свидания было ясно, что всё будет серьезно. Я знал, что хочу серьёзных отношений с Айым. С каждой нашей новой встречей убеждался в том, что делаю правильный выбор.

Если честно, я считаю, что мы начали встречаться с первого нашего свидания, а Айым воспринимала это по-дружески.

Меньше года мы общались, как друзья, я не решался сделать ей предложение стать парой. Когда предложил ей стать моей девушкой, сказал: если всё серьезно, то я не уеду в Лондон, а продлю контракт.

– Была ли негативная реакция у родителей и родственников? 

Айым: Всегда предполагала, что муж будет казахом. Помню, как прошла как-то психологический тренинг, где научилась записывать цели на бумаге. Когда я писала характеристику мужа, то указала, что будущий муж должен знать английский. Спустя время, Бог дал мне больше, чем я просила. Я получила целого англичанина.

Первый вопрос, который мне задают люди: «Ваши родители не были против, а как они отреагировали?» А разве они должны быть против? В нашей семье нет таких установок, для нас есть любовь, она не выбирает нацию. В семье никто не был против, а что касается незнакомых людей или таксистов, все реагируют негативно, особенно мужчины-казахи.

– Были ли недопонимания на культурной или религиозной почве? 

Айым: В период взросления тема Бога была актуальной. В мечеть не ходила, так как был языковой барьер – я с детства говорю на русском. Пробовала ходить в церковь. В какой-то момент поняла, что я верю в Бога, но для этого мне не нужна религия. Это моя позиция.

Ли: Никогда не интересовался религией. Возможно, раньше я назвал бы себя атеистом, но сейчас я больше агностик. Для меня важнее быть хорошим человеком – это главное. Из-за того, что религия не занимает важную позицию в нашей жизни, у нас никогда не было разногласий на этой почве.

семейная пара

– Есть ли у вас дети? 

Айым: У нас пока нет детей, но есть два кота дома. Мы тренируемся на них. Насчёт имён мы подумываем: Ли нравится имя Дана, а мне более европейские имена.

Когда задавала вопрос о воспитании маме, она как-то сказала, что детей не нужно воспитывать. Надо воспитывать себя, а дети все копируют. Волноваться нужно о поведении и о том, какую жизнь ты ведешь сам. 

– Дайте советы молодым семьям.

Айым: Словосочетание «интернациональные семьи» звучит очень странно. Для меня семья – это в первую очередь любовь. Номер один в отношениях – это доверие. Никогда не теряйте огонек и кусочек детства в ваших отношениях.

Если относиться ко всему проще, жить будет легче. Сложно давать конкретные советы. Чтобы не было проблем, человеку просто надо начать работать над собой, не требуйте каких-то изменений от других. Каждый лучше знает себя и своего партнера.