Многие из нас удивляются, когда слышат рассказы родителей о том, как они жили без сотовых телефонов. Только представьте: никаких телефонных разговоров, социальных сетей и разных современных профессий, требующих использование мобильника — ужас, да?

The Guardian опубликовал истории нескольких европейцев, которые вообще не пользуются смартфонами. Психи.


Джеймс Холл, Лондон, 54 года

Уже более 20 лет я пользуюсь древней Nokia, которая почти никогда не включается. Я не даю людям номер и никогда не отправляю текстовые сообщения. Последнее входящее сообщение было много лет назад, и я даже не знаю, как их удалять, поэтому не трогаю. Однажды я передам свой мобильный музею.

Ненавижу привычку людей говорить по телефону в пути или на публике, это всех раздражает. Сам я использую домашний телефон, либо отвечаю на электронные письма. Люди годами жили без мобильных телефонов. Моя жизнь прекрасна, у меня больше времени для того, чтобы думать, слушать и наблюдать за тем, что происходит вокруг.

Валентин Лоффлер, Лондон, 24 года

У меня нет мобильного телефона и аккаунтов в социальных сетях. Я очень хорошо осознаю влияние этих технологий на людей. Они влияют на концентрацию, креативность, беспокойство, неуверенность и уверенность в себе и так далее. Люди чувствуют необходимость «делиться» всем, но в наших цифровых мирах становятся все более одинокими.

Отсутствие мобильного телефона имеет свои плюсы и минусы. Тем не менее, для себя я вижу пользу. Я стал более организованным и научился правильно планировать. Возможно, когда-нибудь я снова начну пользоваться сотовым, но у меня никогда не будет социальных сетей. Моя цель — полностью понять ценности, которые мы теряем, имея телефоны и преимущества, которые мы получаем без телефонов.

Стейси Кейт, Италия, 45 лет

Три года назад, после переезда в Италию, я отказалась от мобильного телефона. Отказ от телефона означал, что я не смогу перемещаться по незнакомой местности или звать на помощь, когда заблужусь, что часто бывает. Но, я по-прежнему выживаю без этого. 

Большим плюсом для меня было то, что я избавилась от электронного поводка. Я могу полностью ощущать и видеть, что происходит вокруг, в настоящем мире, не в виртуальном. Меня спасает то, что я интроверт: лишнее общение с людьми меня истощает.

Крис Тоди, Северный Йоркшир, 53 года

У меня был мобильный телефон, но я постоянно забывал его зарядить. Он был у меня долгие годы, но я никогда не носил его с собой и никому не давал номер. На нем все еще есть баланс, который я пополнял, когда купил смартфон.

Я не обязан и не хочу быть на связи все время. Каждый, кто знает меня, в курсе, что у меня дома есть автоответчик. Они могут оставить мне сообщение на автоответчик.

Редакция:

Влад, выпускающий редактор

Однажды так совпало, что у меня одновременно сломался слот для симки и вайфай-роутер. Чинил два дня, и параллельно осознавал свою зависимость и бесполезность. Главное для журналиста — это информация. Главный источник информации — интернет. Там и работа, и друзья и вообще все на свете.

Бывает, когда устаешь от информационного шума, и хочется всё послать. Но когда тебя неожиданно выкидывает из сети на пару дней, то чувство, будто мир о тебе забыл. По крайней мере, я так себя чувствовал. Но сейчас всё стабильно и уже как-то пофиг.

Данеля, редактор

Работа журналиста неразрывно связана с поглощением информации, которая порой захламляет твой разум настолько, что ты перестаешь генерировать новые идеи и теряешь объективность — а это верная редакторская смерть. Поэтому в некоторые выходные дни я со скрипом в душе откладываю телефон и разлучаюсь с digital-пространством.

Что я делаю? Встречаюсь с друзьями (и не записываю это в сторис), болтаю с барменами в любимой кофейне, много читаю, провожу время с семьей и просто наслаждаюсь размеренным временем.

Гульнара, коммерческий редактор (воспоминания) 

Я полторы недели живу без смартфона. Самоубился. Никаких предпосылок, никаких предупреждений или тревожных знаков —  просто ушел, отключился и больше не включался. Теперь некуда утыкаться мордочкой, чтобы не смотреть по сторонам, некуда приковывать глаза, чтобы не думать, нечего пихать в уши, чтобы не слышать города.

Не мы нужны виртуальному миру, а виртуальный мир нужен нам, чтобы ощущать себя живыми, быть или казаться в потоке событий и каждый раз, заливая фото в сеть, лайкая, комментируя, мы пытаемся доказать себе и всем: «Я тут и я живу, знайте, помните».