Во многих странах мира количество мужчин-предпринимателей больше, чем женщин. Согласно последнему отчету Глобального мониторинга предпринимательства (GEM), в шести из 48 стран мира количество мужчин и женщин, которые ведут бизнес равно, а в некоторых странах, таких как Израиль и Мадагаскар, количество предпринимательниц выше. Что касается Казахстана, по данным на начало 2019 года, около 42% субъектов МСП возглавляются женщинами.

Для их поддержки существует множество как государственных, так и частных программ. В 2018 году ForteBank разработал собственную программу для предпринимательниц – ForteBusiness Woman, по которой можно получить кредит до 2 млрд тенге сроком до пяти лет со ставкой вознаграждения до 14% годовых. По этой программе было профинансировано около 540 проектов женского предпринимательства.

Позже была запущена рекламная кампания Forte Femme, которая в июне этого года попала в финал рекламного фестиваля «Каннские Львы» (Cannes Lions).

За четыре месяца после запуска кампании Forte Femme кредитный портфель по программе кредитования ForteBusiness Woman вырос на 385%. За это время клиентами банка стали 600 новых компаний, которые управляются женщинами.

В совместном проекте с ForteBank мы рассказываем об успешных предпринимательницах со всего Казахстана. Вторая героиня  Алима Садыкова из Тараза. Еще будучи девочкой Алима, глядя на свою мать и сестру, мечтала о том, чтобы стать швеей, а сегодня она уже 36 лет работает в этой сфере.

Мы поговорили о том, как она запускала бизнес в лихие 90-е, благодаря чему ее ателье осталось на плаву и как  сегодня удается сохранить и приумножить клиентскую базу.


— С чего началось ваше увлечение шитьем?

Я влюбилась в свою профессию в детстве и мне до сих пор нравится одевать людей, особенно детишек. Моя мама умела шить, а сестра работала закройщицей. Я хотела стать как они и начала шить одежду в первом классе. В то время куклы были не у всех, и те девочки, у которых они были, заказывали платья и юбочки у меня.

Я видела, как к сестре приходили заказчики, как она разговаривала с ними, предлагала новые модели и повторяла то же со своими клиентами-малолетками. Сложные платья я шила за 20 копеек, средние — за 10-15. Бывало такое, что со мной не рассчитывались и мы ругались с подружками. Такое вот детство.

Шитье — это большой труд. Нужно иметь сильное желание, усидчивость и терпение, чтобы стать швеей.

После окончания школы я начала работать в ателье швеей, а в 1986 году меня отправили в Алматы учиться на закройщицу. После окончания курса я приехала в Тараз и начала работать, а в 1987 году поступила на заочное обучение в Жамбылский технологический институт (позже он был переименован в Таразский Государственный Университет им. М. Х. Дулати, — прим.ред.) на специальность «Технолог швейных изделий».

После окончания университета, в 1993 году, я осталась в ТарГУ на кафедре «Дизайна и технологии швейных изделий». Там я работала 12 лет старшим преподавателем. Последние восемь лет работы в ТарГУ я арендовала помещение, в котором устроила ателье и принимала индивидуальные заказы. В 2002 году у меня родилась дочь, я вышла в декретный отпуск, а после решила открыть свое ателье.

швейная машинка

— Какой у вас был стартовый капитал? С чего вы начинали?

У меня не было стартового капитала. Когда я работала в ТарГУ, каждый месяц с зарплаты покупала по одной швейной машинке. Так их собралось пять-шесть. Я наняла мастеров и студентов, которые приходили работать после занятий. Зарплату работникам устанавливала сдельную: отшили заказ — получили деньги. А в 2005 году решила взять кредит на приобретение помещения.

В том году по Казахстану распространилась информация о том, что каждая школа должна иметь свою форму. Тогда ко мне начали поступать предложения от знакомых директоров. Сначала я работала с одной школой, на второй год — с тремя школами, так и пошло дело.

Мне повезло: клиентская база у меня сложилась сразу, так как начался бум школьной формы. Мы нанимали людей, обучали, старались выбирать качественные ткани, быть конкурентоспособными и угодить клиентам.

— В каком состоянии ваш бизнес находится сейчас?

Сейчас наш бизнес стабильный. Мы продаем школьную форму с июля по декабрь, но шьем круглый год, чтобы физически успеть к сезону. Готовую продукцию храним на складе. Помимо Тараза работаем со школами из Шымкента. К ним возим форму только во время сезона.

магазин одежды

— Какие изделия вы производите помимо школьной формы?

Зимой, когда у нас есть пара свободных месяцев, мы отшиваем медицинскую одежду для заказчиков из Астаны. А с прошлого года в ассортименте появилась спортивная одежда. Для нее мы приобретали специальные швейные машины, благодаря которым, при носке швы не рвутся. Ткань для спортивной одежды мы используем турецкую, но покупаем ее в Бишкеке. Там есть базар с целым рядом трикотажной ткани из Турции. Китайский трикотаж мы не берем, потому что он отличается по качеству, а мы не хотим портить себе репутацию.

Турецкая ткань не садится, не скатывается и очень практичная. Модели я придумываю сама: рисую эскизы, что-то ищу в интернете, а цветовую гамму мы обсуждаем со школами.

Стоимость изделий — от 12 до 15 тысяч тенге за костюм. Для девочек — пиджак, жилет, юбка и галстук, а для мальчиков — пиджак, жилет, брюки и галстук. Стоимость спортивной формы для детей — от 5 до 10 тысяч тенге.

— Многие дизайнеры говорят о том, что в стране нет хорошей ткани. Как вы решили эту проблему?

У нас в стране не выпускают ткань. Раньше в Усть-Каменогорске была компания Nimex Trade, которая до 1994 года выпускала натуральные полушерстяные ткани хорошего качества. Несколько лет после закрытия производства они реализовывали ткани через Алматы и Шымкент. Потом Nimex Trade объединились с алматинским АХБК, предприятие стало называться «АХБК Nimex». Они также продавали оставшуюся ткань. Она нравилась и нам, и клиентам, поэтому мы закупали основную часть тканей у них в течение восьми-десяти лет, пока она не закончилась.

магазин одежды

После мы начали искать схожие ткани по рисунку и текстуре, чтобы сохранить качество. Ткань нашли китайскую и тайваньскую в Кыргызстане и шили из нее несколько лет. Конечно, качество оставляло желать лучшего и клиентам это не нравилось. Потом я начала искать поставщиков в интернете и нашла их в России. Сейчас мы заключили с ними договор и получаем необходимое количество.

Кроме трикотажа мы покупаем подкладочные ткани, флизелин, дублерин и фурнитуру в Бишкеке, потому что их в Казахстане нет, а если есть, то они привозные и обходятся дороже.

— Как вы выбирали банк, в котором обслуживаетесь? Как часто обращаетесь за кредитами?

Я выбрала ForteBank, потому что мои менеджеры, у которых я обслуживалась ранее, перешли в этот банк. Ребята хорошие, знают свое дело и всегда подсказывают, что и как правильно делать.

В ForteBank обращаюсь примерно раз в два года, в основном беру кредиты: мы каждый раз увеличиваем производство. Менеджеры стараются мне помочь, предлагают кредиты по линии женского предпринимательства или под 6% от фонда «ДАМУ».

В ForteBank можно получить кредит по Государственной программе «ДАМУ — приоритетные проекты СЧП» без ограничений по сумме до семи лет со ставкой вознаграждения до 15% годовых.

Я обратила внимание, что во время кредитования заявку рассматривают быстро. Когда обращаешься в другие банки, они делают это пять-шесть месяцев, потому что их головные офисы находятся в Алматы или Нур-Султане, а в ForteBank решение принимается на месте. Тут знают клиентов, их платежеспособность и порядочность, поэтому стараются оформить кредиты быстро.

Я захожу в банк, как к себе домой. За это время мы с менеджерами стали как будто родственниками, так почему бы не обращаться к ним?

Деньги трачу в основном на ткани. Чем быстрее выделяют средства, тем быстрее мы можем закупить ткани и отшить. Так мы экономим время и укладываемся в срок к началу сезона. Также я купила бесшумное оборудование для трикотажных изделий. Благодаря ему улучшилось качество пошива и мы можем сэкономить время в два раза.

Иногда удивляюсь тому, как банку удалось подобрать таких работников: красивых, грамотных и опытных. В какой отдел не зайдешь — везде вежливые и приятные люди.

— Кто работает в вашей команде?

С увеличением школ-партнеров увеличивался и штат. Сейчас в компании 20 швей, два закройщика, три продавца и пенсионеры, которые шьют дома. Почему пенсионеры? Все знают, что пенсия у многих маленькая и ее не хватает на жизнь, а шитье для них —дополнительный заработок. Раньше в команде было четверо глухонемых женщин, но по состоянию здоровья и возраста двое не смогли работать, а одна переехала в другой город. Сейчас осталась одна глухонемая пенсионерка, она хороший специалист и мы очень довольны ее работой.

Команда у нас крепкая, девочки не хотят менять работу и мы привыкли друг к другу.

Конечно, бывают сложности в коммуникации, но в итоге мы друг-друга понимаем и поддерживаем. Пенсионеры, особенно в возрасте, бывает, устают и допускают ошибки, но мы стараемся найти общий язык. Людям с заболеваниями я даю легкую работу, которая не повредила бы их здоровью. Я не могу их бросить, если они хотят работать.

— Как вам удается конкурировать с китайскими и кыргызскими производителями? В чем ваше качественное преимущество?

Конкурировать с ними легко, потому что они в основном шьют одежду кустарным методом и качество их изделий оставляет желать лучшего. В основном они используют дешевые синтетические ткани, шьют некачественно. Видя все это, мы стараемся не повторять их ошибок.

Некоторые казахстанцы покупают одежду на базаре и думают, что так дешевле. Они не смотрят на качество ткани и пошива. Другие начали понимать, что кыргызский и китайский товар некачественный и поэтому приходят к нам.

сделано в кзРазработка и размещение материалов на портале  www.the-steppe.com

Помимо китайских и кыргызских производителей, в Таразе есть фирмы, которые занимаются школьной формой, как и мы. Они видят, что наш бизнес растет, находят китайские ткани такого же цвета и рисунка и шьют подделки. Сейчас форму, похожую на нашу, можно найти и на базаре, но мы стараемся удерживать клиентов за счет ткани, качества, размерной и ростовой сетки.

На крупных фабриках детская одежда не делится по росту: есть только размеры, а мы учитываем фигуру детей. К примеру, есть дети разного роста, которые по размерным признакам имеют 32 размер. Поэтому наши покупатели знают, что у нас спокойно можно найти подходящую форму, а на базаре такой возможности нет.

Если бы я покупала ткани из Бишкека, я бы экономила в два раза. Но я хочу сохранить репутацию и поэтому мы не жалеем денег на ткань.

Пока мы продаем изделия только в магазине. Клиенты приходят к нам целенаправленно. На базаре не продаем, потому что, мне кажется, родителям не удобно искать нас там, им удобнее прийти в магазин и купить.

— Есть ли у ваших покупателей стереотипы касательно того, что сделано в Казахстане?

В последнее время многие покупатели стали понимать, что казахстанская продукция лучше китайской и кыргызской. В стране образовалась конкурентная среда, в которой выживет только лучший.

— Какие планы на будущее вы строите?

В планах у нас расширение. На данный момент у нас есть офис площадью около 40 квадратных метров, в котором мы реализуем продукцию и два швейных цеха. Нам хочется увеличить торговый зал, потому что во время сезона бывают очереди. Также я хочу увеличить ассортимент выпускаемой одежды и количество рабочих мест. У нас есть два швейных цеха, один из них мы арендуем. Пока не расширяемся, потому что я не могу найти подходящий земельный участок. Хотелось бы построить отдельно стоящее здание.