Нам хочется потреблять продукты без консервантов и добавок, но готовы ли мы платить за это? Если к этому готова часть населения городов-миллионников, то что касается остальных жителей Казахстана, которые привыкли покупать дешевые продукты?

На примере предприятия из Туркестанской области, продукция которого известна под торговой маркой «ХАН», рассказываем о том, с какими проблемами сталкиваются производители молочной продукции и как им удается оставаться на плаву.


Для начала расскажем о директоре компании. Шараванов Камалиддин Нематжанович родился и вырос в селе Акбулак Туркестанской области. В 1999 поступил на факультет экономики и административных наук в Сельджукский университет и окончил его в 2004 году. Позже получил второе высшее образование в сфере финансов в шымкентском университете «Мирас».

ханский сыр

История Камалиддина как бизнесмена началась в 2005 году, когда он вернулся из Турции в родное село Акбулак.

«Когда мой отец вышел на пенсию, он собирал молоко в деревне вместе с братишкой. Они просыпались в пять-шесть утра, покупали молоко у жителей села и отвозили на молочный завод. Я прокатился с ними пару раз, посмотрел и заинтересовался. Первое, что я спросил: “Сколько литров нужно для производства сыра?”. Мне сказали, что из десяти литров молока делают один килограмм сыра. Этой информации мне хватило, чтобы открыть завод».

Математика простая: собираешь молоко по 15 тенге за литр, а продаешь по 20. Прибыль с десяти литров молока — 200 тенге. Эта сумма уходит на килограмм сыра, который завод продает за 700 тенге. Маржа бешеная.

«Я посчитал примерные затраты на электричество, зарплаты и налоги. Как ни крути, на килограмм сыра больше трёхсот тенге не уходило. С каждого килограмма завод зарабатывал 500 тенге. На тот момент они принимали 20 тонн молока. То есть зарабатывали 10 млн тенге в день.

Камалиддин не хотел брать займы или кредиты и у него не было богатых родственников, которые одолжили бы необходимую сумму. Поэтому он решил вернуться в Анталию, где во время студенчества подрабатывал гидом, чтобы найти спонсоров. Там он публиковал на сайтах объявления о том, что ищет спонсора. В обмен предлагал землю и знания.

ханский сыр

«Анталия для меня была как родной дом. Там был один ресторан, где я постоянно кушал. Однажды мы разговорились с его хозяином и в итоге он предложил мне свою помощь. Я объяснил, что денег у меня нет. Но хозяин ресторана не переживал, так как знакомы мы были давно».

На открытие бизнеса ушло 475 тысяч долларов.

 

200 тысяч Камалиддин взял в кредит, 138 тысяч долларов — в долг у родственников, а остальное покрыл компаньон из Турции. Также он предоставил оборудование. Камалиддин пригласил технолога из Турции и в 2007 году бизнес был запущен. Если сейчас завод ежедневно принимает 20 тонн молока, тогда они начинали с 200 литров.

Компаньоны проработали вместе три года. Потом турецкому партнеру «стало неинтересно» и он вышел из бизнеса.

ханский сырханский сырханский сыр

Со времен основания компания несколько раз переживала банкротство, но Камалиддин не сдавался благодаря вере в Бога и своему характеру. «Если я что-то начал, то должен добить, каким бы сложным ни был путь», — говорит он. Также мужчина понимает, что если банкротство имело место быть, значит «что-то действительно надо было менять».

Несмотря на сложности, Камалиддин продолжал развивать компанию. В ноябре прошлого года он решил увеличить объемы закупа молока и для этого ему понадобились дополнительные средства. Он обратился в Народный банк (ранее он работал с Казкоммерцбанком) и там ему предложили взять кредит по программе «Даму-Өндіріс». Программа позволяет получить средства на приобретение основных средств и на пополнение оборотных средств компаниям из сферы обрабатывающей промышленности. По словам Камалиддина, условия достаточно жесткие, зато процентная ставка всего 6%.

 

Консультанты банка оценили бизнес и начался процесс оформления кредита. Уже в декабре он взял первый транш в размере 60 млн тенге, а через два месяца получил ещё столько же.

Все деньги ушли на увеличение объемов закупа молока, то есть к фермерам.

 

Сейчас в компании работает около 50 человек, а линейка продукции увеличилась до 15 наименований. Каждого из сотрудников обучают индивидуально, ведь молоко — самый скоропортящийся продукт. «Оно требует бережного отношения от самой дойки до доставки по всему Казахстану», — говорит Камалиддин.

Завод принимает молоко только высшего сорта. Оно сразу же отправляется в лабораторию, где проверяются жирность, кислотность и содержание воды. Далее происходит пастеризация, а потом процесс меняется в зависимости от того, что изготавливают из молока: сыр, айран, творог или что-то другое.

ханский сыр

Из-за конкуренции поначалу молочная продукция Камалиддина не смогла удержаться на шымкентском рынке. Поэтому он начал раскручивать продукцию в Алматы, а затем вышел на другие города. Со временем продукция вернулась в Шымкент, но продажи в городе приносят низкий доход.

В рекламу Камалиддин не вкладывается: считает, что продукт сам должен себя рекламировать. В основном покупатели узнают о продукции с помощью сарафанного радио.

Бизнесмен подружился с банком и теперь, помимо кредитования, пользуется зарплатными картами и онлайн-банкингом. «Их онлайн-банкинг — замечательная вещь», — говорит он. С помощью этого инструмента можно начислять заработную плату, оплачивать социальные взносы и налоговые платежи, получать выписки об остатках и движении денег по счетам.

«Планирую работать с Halyk Bank и дальше. Как же без банка? Я уже сменил три-четыре и на сегодня думаю, что номер один — это Halyk Bank. С такими крупными банками работать всегда выгодно — у них условия хорошие и деньги есть».

ханский сырханский сыр

Проблемы бизнеса

На внутреннем рынке компании приходится сложно. Стоимость «Ханского» сыра начинается от 1500 тенге — не так много для экологически чистого продукта, но дорого для казахстанцев, которые привыкли покупать «сыры» стоимостью до тысячи тенге.  «Вроде вечером выходишь в город, видишь у всех красивые машины, все сидят в дорогих ресторанах — это всё кредиты».

Наш народ, особенно южный регион, предпочитает дешевую продукцию.

По словам Камалиддина, многие производители вынужденно добавляют в свою продукцию пальмовые жиры и другие добавки, чтобы удешевить продукт. «Любой человек может сам сделать анализ: как сыр может стоить 700 тенге, если в нем одного молока на 1 500 тенге?», — говорит бизнесмен.

Казахстанцам кажется, что они могут купить дешевый «сыр», но на самом деле они приобретают сырные продукты. «Везде, где написано “растительный жир” или “сырный продукт”, есть пальмовое масло. Сырный продукт — это категорически не сыр».

У местных производителей не хватает совести писать на упаковке, что это сырный продукт. Европейские производители пишут, так как обязаны: у них жесткий контроль. У нас, наоборот, могут написать, что это самый натуральный и лучший продукт. Правда ли это, определяет цена».

ханский сырханский сырханский сыр

 Если сыр стоит меньше 1 500 тенге, не покупайте, особенно в летний период.

Помимо невнимательности покупателей, есть и другая проблема. «Из-за того, что из-за рубежа приходит дешевая продукция, казахстанские производители не могут с ними конкурировать», — говорит Камалиддин.

«На сегодняшний день государство поддерживает всех молочников и фермеров. С 2016 года дают субсидии. Это и держит меня на ногах». Также бизнесмен считает, что государство может поддержать местных производителей молочной продукции, взяв под контроль ввоз сырных продуктов и вообще любых канцерогенных продуктов, а также усилить СЭС:  «они не работают, могу сказать открыто», — говорит Камалиддин.

Еще одна причина, по которой компания всё еще существует — «умные люди, которые выбирают натуральную продукцию и читают состав на упаковке продукта».

ханский сыр

Несмотря на сложности и конкуренцию, мужчина намерен «подсадить казахстанцев на натуральный продукт». Компания купила участок в промышленной зоне. Там они хотят установить теплицы, наладить молочное производство и мини-заводы по производству продуктов питания.