5 декабря 2022 года президент России Владимир Путин подписал закон о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и смены пола в СМИ, интернете, литературе и кино». С того же дня закон вступил в силу. А уже 10 января запрет должен был «остановить пропаганду» в РФ, однако издательства, находящиеся там, печатают книги не только для российских читателей, но и для жителей стран СНГ.

Редакция Степи выяснила, какую роль играет литература с ЛГБТК+-линией на книжном рынке Казахстана и почему запрет подобной литературы может снизить количество продаж отечественных книжных магазинов.


Что произошло в России

Еще до того, как законопроект о «пропаганде ЛГБТ» вступил в силу, в России уже происходили события, которые показывали консервативную реакцию части населения на отражение однополых отношений в литературе. Например, за два дня до подписания закона активисты организации по правам детей «Совет отцов» в Хабаровске выкупили партию книг «Лето в пионерском галстуке» и вторую часть «О чем молчит Ласточка», чтобы сдать их в переработку.

«Я счастлив это делать. Это рвать. Это все отвратительно, убого, и этого не должно быть в России. Просто не должно быть. Если Запад решил сойти с ума, это право Запада. Мы не Запад, мы отдельная цивилизация, великая цивилизация с тысячелетней историей», — сказал один из активистов Владислав Кушниренко.

Так, 29 ноября издательство Popcorn Books, которое регулярно выпускало книги с ЛГБТК+-тематикой, объявляет последний день продаж книги, повествующей о любви между пионером и вожатым, — «Лето в пионерском галстуке». А в соцсетях издательства появляется следующее сообщение: «Сегодня мы прощаемся с нашими квир-книгами. Не навсегда, но на ближайшее время». Сейчас эти публикации удалены.

Спустя несколько дней это же издательство не допускают к участию в крупнейшей московской книжной ярмарке Non/fiction. Согласно заявлению издательства, им не позволили встретиться с читателями без объяснения конкретных причин. Позже интернет-издание «Медуза», признанное российскими властями иностранным агентом, написало, что инициаторами отстранения издательства стали сами организаторы ярмарки.

Сразу после принятия закона крупнейшие российские книжные магазины «Читай-город» и «Республика» сняли с продажи книги с ЛГБТК+-тематикой. Подобным образом поступила и библиотека электронных и аудиокниг «ЛитРес».

В ответ на запрет издательство Popcorn Books на своем сайте помещает на обложки книг 29 статью Конституции РФ о запрете цензуры и свободе слова.

Фото: Телеграм-канал Popcorn Books

Из-за этих обложек депутат Александр Хинштейн — один из главных инициаторов законопроекта о «пропаганде ЛГБТ» — заявил, что издательство «решило вступить в открытую схватку с российским государством и обществом» и направил запросы в Генпрокуратуру, МВД, Роспотребнадзор и Роскомнадзор «о привлечении “Попкорн букс” к ответственности». 10 января против издательства было возбуждено первое уголовное дело по статье 6.21 КоАП (пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений и (или) предпочтений, смены пола), а также МВД завело дело еще и по статье 20.1 (мелкое хулиганство).

Если в издательстве Popcorn Books, в основном, выходит современная проза русскоязычных и иностранных авторов, в чьих книгах ЛГБТК+-линии выражены достаточно ярко, то в других издательствах идентифицировать «запретную тему» бывает непросто.

Издательство «Эксмо-АСТ» разослало в книжные магазины список книг, которые следует «отложить». Туда помимо ЛГБТК+-книг попала фем-литература, книги по половому воспитанию и даже «Цена соли» Патриции Хайсмит, которую считают классическим произведением.

Фото: Телеграм-канал «Книгижарь»

Как работает закон о «пропаганде»

По мнению юристки ЛГБТ-инициативной группы «Выход» Ксении Михайловой, ‌закон был сформулирован нечетко, из-за чего применяться он будет избирательно. Также она добавила, что на ЛГБТ-пропаганду введен всеобщий запрет, а ЛГБТ-демонстрация запрещена только среди несовершеннолетних. Демонстрация среди взрослых людей под запрет не попадает.

Контент, не содержащий никакого призыва, считается демонстрацией, а пропагандой будет считаться «создание привлекательного образа ЛГБТК+ и навязывание информации». Однако как именно определяется «привлекательность» ЛГБТК+ — непонятно.

К примеру, гомосексуальные отношения были представлены еще в греческих мифах: главный олимпийский бог Зевс был влюблен в сына троянского царя по имени Ганимед, Посейдон — в вознесенного на Олимп Пелопа, Дионис — в сына сатиры и нимфы Ампела, а в спартанского принца Гиацинта влюбились сразу два бога: Аполлон и Зефир. Помимо него, Аполлон находился в любовных связях с тевфранским принцем Кипарисом, героем Форбантом, царем Сикиона Ипполитом, троянским царевичем Троилом, дельфийцем Бранхом, сыном Зевса Атимнием и царевичем Фессалии Адметом. В гомосексуальных отношениях состояли герои Ахилл и Патрокл. По их истории любви американская писательница Мадлен Миллер написала книгу «Песнь Ахилла», ставшую бестселлером по версии The New York Times.

Вазопись «Зевс и Ганимед»
Фото: Античная мифология

В связи с последними событиями неизвестна и дальнейшая судьба классических произведений, чьи авторы принадлежали к квир-сообществу: Марина Цветаева, которая посвятила поэтический цикл «Подруга» своей возлюбленной Софии Парнок, Оскар Уайльд, приговоренный к двум годам тюремного заключения из-за обвинений в гомосексуализме, Марсель Пруст, большинство биографов которого считают, что писатель был гомосексуалом, а также Юкио Мисима, Вирджиния Вулф, Джордж Байрон и открыто заявившие о своей ориентации Труман Капоте — автор романа «Завтрак у Тиффани», Чак Паланик и детская писательница Туве Янссон.

Туве Янссон и ее возлюбленная Тууликки Пиетиля
Фото: kulturologia

Как российский закон отразится на казахстанском книжном рынке

Книги издательства Popcorn Books заняли первое и третье место в топ-10 новинок художественной литературы 2022 года в казахстанских магазинах «Меломан». Возглавило книжный рейтинг продолжение книги «Лето в пионерском галстуке» — «О чем молчит Ласточка», третьей стала книга «Плененный принц» писательницы К.С.Пакат, а второе место досталось первому тому «Благословения небожителей» китайской новеллистки Мосян Тунсю. В этом цикле главная романтическая линия является гомосексуальной. Эти книги смогли «обогнать» произведения живых классиков Стивена Кинга и Харуки Мураками.

Помимо этого, в топе продаж все еще находятся «Лето в пионерском галстуке», «В конце они оба умрут» и «Лисья нора». Все эти книги до поправок в российское законодательство касательно запрета на пропаганду выпускались с меткой «18+» из-за упоминаний ЛГБТК+-отношений. По словам руководительницы книжного департамента магазина «Меломан» Ксении Семеновой, в Казахстане подобного закона нет, но из-за соглашений Таможенного союза и расположения практически всех издательств, печатающих книги на русском языке, в России, на казахстанском книжном рынке они также появляются в закрытых упаковках. Такая же маркировка находится и на книгах с описанием сцен насилия. Для того, чтобы определить, какую метку следует поставить на книгу — 12+, 16+ или 18+, они отправляются на экспертизу филологам. Эксперты оценивают, насколько «опасны» описания насилия, упоминания болезней, наркотиков, алкоголя, половых отношений и нецензурная лексика. Будут ли они определять, когда ЛГБТК+-отношения привлекательны, а когда нет — неизвестно.

По подсчетам президента издательской группы «ЭКСМО-АСТ» Олега Новикова, стоимость проверки рукописей самими издательствами на соответствие новым законам может стоить около одного миллиарда рублей. Размеры штрафа за нарушение закона «О пропаганде» также составляют внушительную сумму: от 50 тыс. до 400 тыс. рублей для физлиц, от 100 тыс. до 800 тыс. рублей для должностных лиц, до пяти млн рублей или приостановление деятельности до 90 суток для юридических лиц.

Книжный рынок Казахстана могут покинуть множество книг, популярных среди читателей. В последние два года активно развивается отечественное книгопечатание: появляются все больше казахстанских издательств, авторов и литературы на казахском языке. Особенно его рост заметен на фоне российского «книжного кризиса»: из-за санкций, наложенных на Россию, в типографиях подорожала бумага, краска и клей, а стоимость книг выросла на 20%; увеличился срок печати, а контракты со многими зарубежными авторами были разорваны из-за войны в Украине.

Однако, несмотря на развитие казахстанского книжного издательства, перевод книг с ЛГБТК+-тематикой никем не запланирован. Таким образом, в случае ужесточения запрета в России, казахстанский книжный рынок может лишиться практически всех книг с репрезентацией квир-отношений.


Читайте также: 

Знакомьтесь, Tentek: маленькое, но смелое издательство

В России приняли закон о запрете на пропаганду ЛГБТ

Что почитать, если только знакомишься с казахской литературой


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм