Карлыгаш Кабатова, независимая исследовательница и автор просветительского проекта для подростков и родителей UyatEmes.kz, 4 февраля написала в своём фейсбуке о публикации исследования с рекомендациями по системе полового просвещения Казахстана.

Оно получилось сильным и интересным, но на 55 страниц, поэтому мы опубликуем только цитаты и краткие пояснение, и если они вас разозлят и шокируют, то полное исследование «В поисках здравого смысла. Какая система полового просвещения нужна Казахстану?» вы можете прочитать самостоятельно.


В Казахстане, как и в других странах Центральной Азии, проблема подростковых беременностей и, следовательно, подростковых абортов, выброшенных младенцев и ранних браков, а также распространения инфекций, передающихся половым путем (ИППП), стоит очень остро.

По данным крупного социологического исследования 2018 года, средний возраст начала половых отношений в РК составил 16,5 лет, при этом 46% людей в возрасте 16–19 лет не знают о последствиях заражения ИППП и абортов.

В школах этому не обучают, родители с детьми об этом не говорят в силу культурных особенностей, общество осуждает «распущенное» поведение подростков, но практически никакие меры по профилактике не предпринимаются.

Основные источники информации о сексуально-репродуктивном здоровье — это интернет и социальные сети, что вызывает «вопросы по поводу качества и достоверности получаемой информации».

Что знают подростки?

В целом подростки понимают риски, связанные с небезопасным сексуальным поведением: «беременность, болезни, СПИД, ВИЧ». Однако, во всех пяти фокус-групповых обсуждениях подростки переоценивали свою сексуальную грамотность.

Многие считали, что «уже все знают», но при обсуждении выяснялось, что часто ребята не владели элементарными знаниями, которые помогли бы им легче пережить этапы взросления и полового созревания.
 

Модератор:
«Менструация отчего возникает, знаете?»

Респондент 2, 16 лет (г. Шымкент):
«Из организма выделяется лишняя кровь. Нам в школе говорили, что есть такое, лишняя кровь».
 

Понимая то, как технически происходит половой акт, подростки имели скудные либо очень искаженные сведения о том, как обезопасить себя от нежелательной беременности и заражения половыми инфекциями.

«У меня есть друзья из маленьких городов. Они знают, что такое секс, и как это делать, но не знают элементарно, что такое контрацепция».
Респондент 3, 17 лет (г. Алматы)


Респондент 4, 16 лет (г. Атырау):
«От болезни, я слышал, есть специальный спрей, жидкости. Они дезинфицируют». 

Модератор:
«То есть без презерватива можно предохраняться с помощью спрея?»

Респондент 4:
«Я так слышал».
 

«Я там слышал, что в 17 лет рекомендуется девушкам сексом заниматься, потому как в 18 лет там какая-та бактерия развивается…»
Респондент 6, 17 лет (г. Алматы) 


Респондент 7, 16 лет (г. Шымкент):
«Сексуальное образование — это чтобы двое молодых до свадьбы не вступали в половую связь, как предотвратить это».

Модератор:
«Как вы думаете, с какого возраста можно вступать в такие [половые] отношения?»

Респондент 5, 16 лет (г. Шымкент):
«С 25 лет, потому что лишь в 25 лет наступает полная половая зрелость.
В 22–23 года ребенок может родиться больным».

 

Как влияет язык?

В казахскоязычных семьях сексуально-репродуктивное здоровье и вообще взаимоотношения в паре — особенно чувствительная тема. Ее стараются избегать как дети, так и взрослые. Родители, старшие братья и сестры открытым языком не говорят, но всяческими намеками предупреждают детей, чтобы те были ответственными, «хорошо себя вели», «не позорили семью».

«Наверное, те, кто в русском классе, не только кажутся более взрослыми, они просто больше об этом говорят. Дети из казахских классов делают что-то тихо, скрывают. Их стыдят. Это скорее казахский менталитет и воспитание другое».
Респондентка 4, 16 лет (г. Нур-Султан)

«Мы казахи. По-моему, это ошибка знать все это». «Мне стало стыдно, когда я стал читать про эрекцию… Мне стало неловко. Я вышел. Мне стало противно».
Респондент 1, 16 лет (г. Атырау)


Что считают родители?

Аналогично подросткам, родители тоже разделились по культурно-языковому принципу. При этом важно обратить внимание, что родители, которые владеют и русским, и казахским языками, но в коммуникации с детьми и в повседневной жизни преимущественно используют русский язык, более склонны вести с детьми разговоры о половом созревании, гигиене, поддерживать дружественный тон в общении.

Они открыто встречают вопросы детей, даже если смущаются, поскольку считают, что лучше детям узнавать от родителей, чем от сверстников, так как родители владеют более достоверной информацией.

«У нас с дочкой мы обо всем разговариваем. Не то, что мама с дочкой, мы как подруги. Любую проблему мы стараемся вместе. У нас такого нет: «Ты провинилась, ты наказана».
Респондентка 8, 33 года (г. Алматы)

«Самое лучшее — быть с ребенком другом. Чтобы ребенок мог открываться: «Папа, мне девочка нравится». Чтобы он не стеснялся таких моментов. Дружить надо с ребенком».
Респондент 3, 36 лет (г. Нур-Султан) 

Казахскоязычные родители, унаследовавшие более консервативные взгляды из собственного воспитания, воспитывают своих детей в аналогичной манере.

«Уят», или стыд, пронизывает все сферы отношений в казахской семье. Родителям стыдно рассказывать детям об отношениях между людьми, стыдно информировать детей о способах контрацепции, стыдно отвечать на вопросы детей, стыдно, если их ребенок забеременеет до брака или приведет домой беременную девушку.

Даже если они знают, что у ребенка начинаются с кем-то отношения, и она может подвергнуть себя риску ранней беременности или заражения ИППП, родителям слишком стыдно провести об этом беседу. 

«Мы говорим, чтобы дети не посрамили нас. Это вот наше казахское понятие, что стыдно. Что стыдно говорить такие вещи детям. Мы относимся к ним, как к детям. Многие могут так и сказать: зачем ты говоришь такие вещи ребенку?»
Респондентка 2, 43 года (г. Атырау)

«Мы учим детей, чтобы не выносили сор из избы. И то, что происходит в школе, мои дети не рассказывают».
Респондентка 4, 34 года (г. Атырау)

«Я говорю своему сыну, что прелюбодеяние — это один из самых тяжких грехов перед Аллахом. Если надо, я женю тебя. Слава богу, у нас мусульманское государство. Без ЗАГСа можно заключить брак. Я готов сам тебя закидать камнями… Если что, я сразу разъясняю: наказание за прелюбодеяние в этом мире — это закидывание камнями до смерти».
Респондент 2, 33 года (имеет сына 14 лет, г. Шымкент)


Что родители транслируют детям?

Для родителей половое просвещение — это в первую очередь информирование детей о том, как избежать незапланированной беременности и заражения ИППП.

В зависимости от степени консервативности взглядов родителей, половое просвещение часто приравнивается исключительно к пропаганде воздержания от сексуальной активности до брака.

Желая детям только хорошего, родители иногда полностью отрицают естественность интимных отношений между людьми. 

«Он говорит: «Я не знаю, что такое секс». Спрашивает у меня. Я говорю, что это такая постыдная вещь. Это не то, чем можно гордиться».
Респондент 4, 40 лет (г. Шымкент)

«Это [секс] плохая вещь. Когда придет время, сам увидишь».
Респондентка 5, 44 года (г. Шымкент)


Это конец части, которую мы публикуем, но не исследования. Читайте продолжение по ссылке на uyatemes.kz  или сразу в PDF.