×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

История, традиции и культура: Лучшие японские фильмы 2018 года

Президент Ассоциации кинокритиков Казахстана, доктор искусствоведения Гульнара Абикеева рассказывает о лучших японских арт-хаусных фильмах этого года.  

Мы традиционно хорошо относимся к японскому кино, но видим его нечасто. Хотя японская кинематография занимает пятое место в мире по количеству производимых картин – 594 фильма в 2017 году, и доля национального кино в местном прокате составляет почти 60%. Понятно, что это, в основном, коммерческие фильмы – экшны, боевики, манга. Нам же в большей степени известны те фильмы, которые показываются на международных кинофестивалях.

Понятно, что такие фестивальные фавориты, как Хирокадзу Корээда, Наоми Кавасэ, Такеши Китано, Киоши Куросава, Такаши Миике и другие, заслуживают всеобщего внимания. Однако, старейший киножурнал Японии «Кинема дзюмпо» призом за «Лучшую режиссуру» в 2018 году отметил фильм «Цветочная корзина» («Flower Basket») Нобухико Обаяси. Это работа 80-летнего мастера, который всегда славился своим экспериментами в кино. В 1983 году он даже выступил режиссером анимационного фильма «Девочка, покорившая время».

Японское кино всегда отличалось высокими стандартами красоты. Режиссер Наоми Кавасе в каком-то смысле превзошла себя, сняв картину «Видение» («Vision»). И в предыдущих своих фильмах («Лес скорби», «Светлячок» и др.) она, можно сказать, воспевала лес. Но в этой, безумно красивой картине, она попыталась передать дух леса, его живую плоть, стать деревьев, живой поток ручьев, магию гор.

Можно сказать, что у фильма почти нет сюжета – иностранка (Жульетт Бинош) приезжает в Японию в поисках лечебной травы, знакомится с местным лесником, а он ее со старой женщиной – собирательницей трав. Вот собственно и все. А дальше идет смесь воспоминаний героини и видений, в которых старая женщина – дух ветра, молодой парень – дух огня и т.д.

Другой классик японского кино Синья Цукамото, известный такими фильмами, как «Человек-пуля», «Балет пуль», участвовал в этом году в конкурсе Венецианского кинофестиваля с фильмом «Убийство» («Killing»). На этот раз от техногенной темы, когда человек превращался в гаджет, он перешел к самурайской.

Мне кажется, каждый японский режиссер, достигнув определенных высот, пробует себя в жанре самурайского фильма. Так, у Такеши Китано был «Затоичи», у Нагисы Осимы – «Табу», у Синья Цукомото – «Убийство», тем самым режиссеры как бы отдают дань традиционной японской культуре. Невероятно эстетская лента начинается с того, что молодой самурай отказывается убивать, потому что заболевает, но позже группа самураев находит его, и начинается такая резня, что «Убить Билла» отдыхает. Впрочем, это можно было ожидать от брутального Цукамото.

Мне кажется, что сегодня большинство юго-восточных картин ориентированы на показ разных видов боевых искусств, сопряженных с насилием. И такое ощущение, что в ближайшем будущем их будет еще больше. Не поэтому ли картины о простых человеческих ценностях смотрятся как глоток свежего воздуха. Не только в Японии, но и во всем мире.

Лучшая японская картина этого года, она же обладатель «Золотой пальмовой ветви» Канн, она же номинант на «Оскара» от «Страны восходящего солнца» - «Магазинные воришки» Хироказу Корээда.

Я вспоминаю нашу встречу с маэстро на кинофестивале во Франции, в маленьком городе Везуле, где проходила ретроспектива его фильмов в 2013 году. Он уже тогда считался классиком японского кино, хотя фильмы, которые ему принесли наивысшие мировые награды – «После бури», «Сын в отца», «Магазинные воришки» - были еще впереди.

Казалось бы, простая история – бедная семья, которая и не семья вовсе, а прибившиеся друг к другу люди, живет мелкими кражами в магазинах. Причем, крадут не взрослые, а дети. Мало того, что они живут в страшной тесноте, в один из дней Осами - единственный работающий член семьи - подбирает на улице озябшую девочку лет шести. Жена его отнюдь не рада этой «находке», потому что это «лишний рот».

- сцена, где отец с сыном сидят в автомобиле и мечтают о лучшей жизни – обращение к «Додескаден» Акиры Куросавы;

- сцена, где семья сидит за ужином напоминает «Токийскую повесть» Ясудзиро Одзу;

- девушка по вызову напоминает героинь фильмов из так называемого «розового порно»;

- эпизод, когда семья идет на берег моря напоминает сцену из «Сонатины» Такеши Китано;

- маленькая любовная сцена отсылает нас к «Корриде любви» Нагисы Ошимы;

- и, наконец, Корээда Хирокадзу цитирует себя, а именно фильм «Сын в отца», когда герой говорит ребенку – «Я тебе не отец».

Возможно, эти сравнения и натяжка, но достоверно одно – режиссер делает фильмический портрет японской семьи, передавая дух и красоту человеческих взаимоотношений.

Что же получается? Японское кино сегодня может быть не столь заметно, как, скажем, корейское, но сохраняет высокие стандарты профессионального мастерства и киноэстетики. Оно побеждает на крупнейших мировых кинофестивалях. Обращается к истории, возвращаясь к традициям и основам культуры, то есть остается глубоко национальным. При этом активно развивает технологии и киноязык. И еще японское кино отличается особой изысканностью и утонченной красотой. Это было свойственно фильмам Кэндзи Мидзогути и Акиры Куросавы, и на этой же планке работают современные мастера. Как можно не любить такое кино?!

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe