×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Почему нельзя пропустить показ «Дюнкерка» Кристофера Нолана?

Вышедший вчера в широкий прокат «Дюнкерк» Кристофера Нолана — это визуально совершенный военный блокбастер, который держит в напряжении с первого кадра до последней минуты. А еще, это почти немое кино.

Почти немое кино

Реплики в фильме немногочисленны и не обязательны. С одной стороны, для Нолана как для сценариста, такой ход является стратегически верным решением. Автор будто осознает, что и диалоги, и эмоциональная мотивация всегда были его слабыми сторонами. Поэтому в этот раз он даже пытаться не стал, и правильно сделал.

С другой стороны, такое решение является серьезным вызовом для Нолана-режиссера. Ведь удержать интерес зрителя без диалогов не так-то и просто. Но ограничения порождают развитие. Стоит признать, что главной ценностью всех предыдущих фильмов Нолана («Темный Рыцарь», «Начало», «Интерстеллар») являлся сценарий. Не спорю, режиссер всегда с усердием воспроизводил все написанное на площадке и показывал во всей красе. Но тонкостями кинематографического языка практически не оперировал. А в новой работе автор уже не просто запечатлел происходящее, а тщательно строил сцены и кадры, чтобы оказать на зрителя максимальный эффект.

В результате, у летнего блокбастера получилось свежее, нестандартное визуальное решение. Очевидно, свою весомую лепту в этот процесс внес оператор Хойте Ван Хойтема, который и во время первого сотрудничества с Ноланом в «Интерстелларе» заметно расширил визуальный инструментарий режиссера.

Все же самым главным достоинством фильма является то, что слова ему не нужны. Потому что во время просмотра зритель не наблюдает за героями, он чувствует себя в их шкуре.

У немого кино есть одна отличительная черта — отсутствие глубоких характеров. Когда в фильме минимум разговоров, крайне тяжело как-то показать многогранность персонажа или раскрыть его историю жизни. Залог успеха такого фильма — создание архетипических героев, понять которых и проникнуться которыми можно с первых кадров. Например, кто не станет сопереживать наивному и мечтательному бродяге в котелке и с усиками, который защищается от ударов судьбы и ищет свою любовь? Разве нам обязательно знать, откуда он и как его звать?

В центре «Дюнкерка» три истории, и три архетипа: мальчик, который хочет вернуться домой; мужчина, который хочет одолеть врага; и старец, который хочет спасти жизни соотечественников. Каждому из них предстоит пройти через моральную дилемму. Увидев героев впервые, нам уже не нужно о них ничего знать, кроме того, что только что рядом просвистела пуля, а в небе уже виднеется вражеский истребитель.

Намеренно используя крупные планы, съемку от первого лица и ручную камеру, режиссер показывает страшную ситуацию глазами участников, и вот уже нам страшно за собственные жизни.

IMAX камера

Такого поразительного эффекта присутствия режиссер добивается с помощью IMAX камеры, которая снимает на 70-милиметровую пленку. Такая камера охватывает в два раза больше, чем мы обычно привыкли видеть в кинозале. Широкоформатная пленка применялась еще 60 лет назад. С ее помощью были сняты такие потрясающие фильмы как «Бен-Гур», «Звуки музыки», и «Лоуренс Аравийский». Но к семидесятым годам про такой способ съемки почти забыли. В наш век, когда подростки стримят сериалы через сотовые телефоны, только Нолан (на самом деле еще Квентин Тарантино со своей «Омерзительной Восьмеркой» и Пол Томас Андерсон с «Мастером») хранит верность 70-милиметровому формату.

Ведь режиссер твердо верит, что, как и 60 лет назад, поход в кинотеатр должен быть событием, которое ошеломляет. А не просто перерывом между шопингом в торговом центре.

Лично увидев на огромном IMAX экране английский Спитфайр, грациозно парящий над пляжем, заполненным толпами солдат (режисер задействовал более шести тысяч актеров в массовке), могу с уверенностью сказать — такого больше нигде не испытать.

В целом, если к простоте сюжета и плоскости героев некоторые могут предъявить претензии, то с технической стороны фильм выполнен безукоризненно. По своему обыкновению, Нолан отказался использовать компьютерные эффекты. Вместо того, чтобы  обманывать зрителя зеленым экраном, режиссер просто напросто садит актеров в самолет, бросается с ними под воду, заполняет побережье кораблями, а потом не стесняется их взрывать. Все это под напряженную музыку Ханса Циммера, которая постоянно напоминает нам, что времени на спасение все меньше.

Отдельного упоминания заслуживает монтаж, который не только планомерно поднимает градус саспенса, но и  умудряется переплести в единое целое три разных временных пласта: одна история разворачивается на протяжении недели, другая длится день, а третья и вовсе около часа. Ну и конечно, фирменный заключительный закадровый монолог, сопровождаемый нарезкой эпичных кадров (см. «Престиж», «Темный Рыцарь», «Интерстеллар»), придает всему фильму цельность. С помощью такого, казалось бы, бесхитростного приема, три локальные истории соединяются и образуют нечто большее, нечто более универсальное.

В отличие от многих, особенно российских, картин о Второй Мировой, «Дюнкерк» не пытается нас чему-то научить. И выдавить слезу он тоже не стремится. Просто побывав, хоть на два часа, в той страшной войне, вы и сами все поймете. Поймете, то что выжить — это уже победа. А выжить,не изменив себе, — это триумф.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe