×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Журналист Майя Акишева о семи любимых книгах

Мы любим читать Майю, а что читает она?
2016-10-27 | Автор: Айсана Ашим

Сказать: вот эти самые любимые, было бы нечестно по отношению к другим, которые люблю или любила. С книгами ведь как: правильные появляются в нужный период. Так, я давно переболела Мураками, но в 20 лет его «Охота на овец» была для меня диалогом с единомышленником, поэтому она всегда будет стоять на особой книжной полке, которая – среди прочих полок, закоулков и уголков – есть в моем сердце. Это случайная выборка, которая довольно странно характеризует мой литературный вкус. Впрочем, мне кажется, что мы недооцениваем случай и слишком большое значение придаем системе. Жизнь – красивый хаос. Надеюсь, мой книжный шкаф – тоже.

 

 

«Зима тревоги нашей», Джон Стейнбек

 

Критики сочли последний роман писателя неудачным, а я его очень люблю, с тех пор,

как мне его посоветовал прочесть отец. Сюжет – это «Преступление и наказание»

по-американски. Книга без «выхаркивания впечатлений от жизни с кровью», которое

характерно для русских писателей, но все же невыразимо печальная и рефлексивная.

А если я люблю что-то так же сильно, как истории, которые заставляют смеяться, так это

книги про невротиков, которые сами себя казнят. Главный герой романа Итен Аллен

Хоули, пусть и становится предателем, человек симпатичный и следить за его душевными

терзаниями – занятие столь же болезненное, сколь и увлекательное. 

 

 

 

 

 

 

«Братья Карамазовы», Ф.М. Достоевский

 

Кстати, к вопросу о казни и суде, который совершается в сердце человека.

Этот роман из школьной программы показано перечитывать после 30. Или читать

впервые, если вы благополучно избежали знакомства с ним в школе, как это сделала я.

В каждом из нас живет то Иван, то Митя Карамазовы, то вовсе Грушенька и каждому

из нас позарез нужен свой Алеша. На поверхности лежит история уголовного дела,

в глубине кроются Бог и надежда. Спасибо, Федор Михайлович. 

 

 

«The Kinfolk Table. Простые рецепты для теплой компании», Натан Уильямс

У Андерсена есть сказка про свинопаса, получившего от принцессы 100 поцелуев за

горшочек, который рассказывал, что готовится на каждой кухне города. Мне не пришлось

целоваться (по крайней мере, с посторонними) – книгу, которая делает то же самое,

подарили на день рождения моему бойфренду. В ней дизайнеры, адвокаты, художники,

повара и их бабушки со всего мира делятся фирменными рецептами. Не то чтобы я по ней

готовила, если честно. Это было бы уж слишком непохоже на меня… Но в книге полно

красивых фотографии, душевных текстов и странно-умиротворяющих рецептов

с непонятными словами, от которых у меня внутри, в области желудка, разливается

благоговение, которое можно запросто спутать с чувством голода. Судите сами: «крисп»,

«чиаботолла», «кускус с кимчи».

 

 

Furiously Happy. A Funny Book about Horrible Things. Jenny Lawson (англ.)

Начнем с того, что автор этой книги страдает депрессией, паническими атаками,

ревматоидным артритом и еще целой кучей заболеваний и фобий. Во время

обострения она может неделями не покидать собственной спальни, не в силах

отворить дверь курьеру, доставившему почту. Эти периоды беспросветной тьмы и ада,

впрочем, не мешают ей быть невероятно жизнерадостным человеком в промежутках

и очень смешно шутить (а заодно и писать книги). Над этим автобиографическим

произведением смеешься в голос практически на каждой странице, хотя порой в нем

рассказывается о тяжелых вещах. Например, о рисунках на японских унитазах и поссуме,

упавшем в бассейн. О том, как автор путешествовала с чучелом енота и ходила босиком

по снегу после автограф-сессии в Нью-Йорке. (Впрочем, что-то тяжелое в книге есть.

Определенно. Просто сразу не припомнишь). Дженни Лоусон – одна из самых

популярных блогеров Америки и автор, вошедший в New York Times

Bestselling list. Пример того, как человек в тяжелых обстоятельствах

не вызывает у окружающих жалость, а освещает им путь.

 

 

 

«Цветковые растения юго-востока Казахстана», Анна Иващенко

Когда я стану тем человеком, которым хочу быть, Майей новой формации, я буду на память

знать названия цветов, которые растут в наших горах и степях. Мне и сейчас не нравится

говорить: «вот эта розовенькая штучка» или путать подснежник с шафраном, но для того,

чтобы изучать цветы, нужно выбираться на природу, обращать на них внимание, уметь

созерцать. Это я делаю нерегулярно и как-то нервно. Зато у меня есть этот определитель,

подаренный автором фотографий, натуралистом Олегом Беляловым. Первый шаг сделан!

 

 

 

 

 

 

Accidental Genius. Using Writing to Generate Your Best Ideas, Insight and Content.

Mark Levy (англ.)

 

Очень понятная и незамысловатая книжка о том, как преодолеть пресловутый writer’s block,

дать щелчок по носу внутреннему редактору и научиться выдавать идеи, используя технику

фрирайтинга – письма со скоростью мысли. Отличное практическое пособие для тех,

кто может читать по-английски. Писать на нем при этом вовсе не обязательно. 

 

 

 

 

 

«Имя Розы», Умберто Эко

Если вам нравится Дэн Браун, почитайте «пацанскую» версию, первоисточник, так

сказать – детективная история, которая разворачивается в средневековом монастыре 

и служит настоящей энциклопедией медиевистики, после прочтения которой вам

в тысячу раз интереснее будет ходить по европейским музеям. Мне нравится, как

говорил о своем произведении сам Эко. По его словам, подробности, которые он

полностью выдумал, не вызывали у читателей вопросов, а достоверные факты,

подкрепленные источниками (Эко был крупнейшим ученым-семиотиком), казались

фантастическими и вздорными. Помимо исторических отсылок есть «конфетки» и

посовременнее. Так, главный герой романа был списан с дойлевского Шерлока Холмса,

а антигерой со вполне реального писателя Хорхе Луиса Борхеса.

0 комментариев

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe