×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

«Довлатов»: интересные факты из жизни печального писателя

1 марта в российский прокат вышла картина Алексей Германа мл. о жизни писателя Сергея Довлатова. Фильм недавно стал лауреатом «Берлинале». «Степь» решила вспомнить и рассказать о нелегкой жизни прозаика.

► В 1960 году первой женой Сергея Довлатова стала Ася Пекуровская. Её называют первой большой любовью писателя. В 1968 году Ася развелась с ним и ушла к Василию Аксенову. Позже эмигрировала в Америку, забрав с собой их общую дочь Марию Пекуровскую, которая родилась в 1970 году (уже после развода). Ася преподавала в Стэнфордском университете и выпустила несколько книг о Канте и Достоевском.

Сергей и Ася (справа)

«Когда его только начали издавать в Америке, Сергей прислал мне несколько книг – похвастаться. Мне не хотелось читать, и я запечатанные бандероли положила на книжную полку. Спустя много лет, когда решила написать о Сергее, распечатала и прочла. Ничего особенного. Я не считаю его талантливым писателем», - вспоминает Ася Пекуровская.



► Тамара Зибунова, бывшая студентка математического факультет, познакомилась с Сергеем Довлатовым на одной из вечеринок в Ленинграде. Сама она жила в Эстонии. Для писателя шапочное знакомство стала поводом, чтобы по приезде в Таллин постучаться именно в её дверь. Таким образом они стали жить вместе, а в 1975 году у Тамары родилась дочка, которую назвали Сашей.

Тамара и Сергей



►В 1965 году Сергей познакомился с Еленой Ритман, которая стала ему второй законной женой. Они познакомились в троллейбусе. Старшая дочка Катя родилась в 1966 году, а  в 1981 года в Нью-Йорке родился сын Коля (Николас Доули).

Елена и Сергей



► О себе и родных детях Довлатов с грустью писал, что его дети неохотно говорят по-русски, а он неохотно говорит по-английски.

«Он американец, гражданин Соединенных Штатов. Зовут его - представьте себе - мистер Николас Доули. Это то, к чему пришла моя семья и наша родина», - говорил Довлатов.

Сергей с сыном Николасом



► Сергей Довлатов страдал алкоголизмом.


«Сергей ненавидел свои запои и бешено боролся с ними. Он не пил годами, но водка, как тень в полдень, терпеливо ждала своего часа. Признавая её власть, Сергей писал незадолго до смерти: Если годами не пью, то помню о Ней, проклятой, с утра до ночи», - вспоминает его хороший знакомый Александр Генис.
 



Его знаменитые произведения:

«Компромисс». Сюжеты взяты из опыта Довлатова, когда он работал журналистом в эстонской русскоязычной газете «Советская Эстония». Каждая новелла начинается от газетной перамбулы.

«Зона» — повесть из четырнадцати независимых эпизодов о жизни заключенных, описанный надзирателями. Литературный перевертыш.

«Филиал» - печальная и ироничная история, в которой журналист-эмигрант случайно встречается в Лос-Анджелесе со своей первой любовью.
 



► В США Сергей Довлатов реализовал свою мечту и организовал газету «Новый американец».



► В Штатах творческая карьера Довлатова пошла в гору. Его рассказы опубликовал престижный журнал The New Yorker. При всем желании многие писатели Америки не смогли там опубликоваться. По поводу этого подшутил писатель Курт Воннегут:

«Дорогой Сергей Довлатов! Я тоже люблю вас, но Вы разбили мое сердце. Я родился в этой стране, бесстрашно служил ей во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал «Нью-Йоркер». А теперь приезжаете вы и — бах! — Ваш рассказ сразу же печатают. Что-то странное творится, доложу я вам…»
 



► В конце 2013 года была подана петиция о добавлении его имени на улице в Нью-Йорке. 7 сентября 2014 года открыли улицу Сергея Довлатова «Sergei Dovlatov Way».



► Цитаты Сергея Довлатова:

«Редактор «Советской Эстонии» был человеком добродушным. Разумеется, до той минуты, пока не становился жестоким и злым».


«Долго не кончать — преимущество мужчины, а не оратора!».

«Самое большое несчастье моей жизни — гибель Анны Карениной».

 



► В августе 1990 года писатель скончался от инфаркта миокарда. Его похоронили на еврейском кладбище «Маунт Хеброн» в Нью-Йорке.
 




Анна Наринская, литературный критик:

Если бы нужно было на спор определить Довлатова одним только прилагательным, я бы выбрала слово «любимый». Я считаю, что любовь — самая важная вещь на свете. И я мало знаю писателей более любимых, чем Довлатов. Я не очень люблю произведение «Зона», но я могу сказать об остальном: когда я болею и у меня температура, я ложусь под одеяло и читаю «Компромисс» — ну или «Чемодан». Довлатова может прочитать и понять любой человек, притом что это, безусловно, литература. Люди просто не видят, насколько он интернационален и современен для своего времени.


Эдуард Лимонов, писатель:

Что я думаю сегодня о его творчестве? В сущности, думаю то же, что и в 1980-е годы. Что писателю Довлатову не хватает градусов души. Что раствор его прозы не крепкий и не обжигающий. Самая сильная литература ― это трагическая литература.

Тот, кто не работает в жанре трагедии, обречен на второстепенность, хоть издавай его и переиздавай до дыр. И хоть ты уложи его могилу цветами. Ну а что, это справедливо. Только самое жгучее, самое страшное, самое разительное выживет в веках. Со слабыми огоньками в руке не пересечь великого леса тьмы.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe