×
×
Выделенный текст:
×

Новая эпоха комментов в Казахстане, или Законопоправки, которые пугают СМИ

У каждого человека есть ритуалы. Кто-то привык начинать день с чтения новостей на популярном сайте и комментировать прочитанное. Но однажды этому кому-то придётся изменить своим привычкам. По независящим от него обстоятельствам. Он заглянет на ресурс, где привык получать информацию и выражать мнение, а комментарии закрыты. «Степь» расскажет, почему это может произойти, почему это точно произойдёт с частью казахстанских сайтов, и при чём тут поправки в законодательство. 

Прямо накануне Нового года – 28 декабря 2017-го – в стране были приняты изменения в ряд законов, регулирующих деятельность средств массовой информации. Это не только сам закон «О СМИ» (кстати, его новую редакцию можно посмотреть здесь), но и, например, «Об информатизации». Его 36 статью дополнили пунктом 5-1 следующего содержания: 

«Оказание собственником или владельцем общедоступного электронного информационного ресурса услуги по размещению пользователем информации осуществляется на основании соглашения, заключаемого в письменной форме (в том числе электронной), с идентификацией на портале «электронного правительства» или посредством использования зарегистрированного на общедоступном информационном электронном ресурсе абонентского номера сотовой связи пользователя с отправлением короткого текстового сообщения, содержащего одноразовый пароль, для заключения соглашения».

Что это значит?

Это значит, что теперь любой человек сможет опубликовать комментарий на любом общедоступном сайте только после того, как пройдёт регистрацию через электронное правительство – egov.kz, либо через СМС, но при условии, что он оформил на себя номер в своей мобильной компании.

Это будет выглядеть так. Прежде, чем написать что-то на каком-либо сайте, нужно подписать договор публичной оферты, нажав «Я согласен». Многим наверняка доводилось видеть такие и принимать условия соглашения. После этого, как уже говорилось, нужно будет пройти регистрацию через egov.kz или СМС.

Если внимательно перечитать новый пункт 5-1 ещё раз, то может возникнуть вопрос: что же подразумевается под фразой «услуга по размещению пользователем информации»? Имеются в виду только комментарии?

Нет не только. Это любые данные, которые человек хочет разместить.

  • Это видео или фото, присланные в рубрику «Народные новости» или «Информация от читателей». 
  • Это объявления о продаже. 
  • Это отзыва о товарах. 

И так далее. Всё теперь через регистрацию. 

Кто и для каких целей придумал эти заморочки? – наверняка читатели зададутся этим вопросом. Однозначный и правдивый ответ – за который потом не засудят – дать невозможно. Известно лишь то, что норма была придумана сначала Министерством информации и коммуникации РК. Как сообщала «Открытая Азияонлайн», во время обсуждения в рабочей группе медиаюристы, НПО, журналисты настаивали на её исключении и добились своего. Затем законопроект был отправлен на согласование с государственными органами, и для общественности стало большим сюрпризом, что после этого норма про комментарии снова появилась. И именно в такой редакции она ушла в парламент и была им одобрена.

Уже после казахстанские СМИ (ведь именно на журналистских сайтах больше всего комментариев) просили отложить исполнение этого правила. Им требуется время на перекраивание онлайн-ресурсов под новый формат комментов. Власти отсрочку не дали, но пообещали, что пока за отсутствие идентификации пользователей наказывать не будут. Но как долго не будут наказывать, не уточнили, поэтому многие сайты уже закрыли комментарии – что называется, от греха.

Профильное ведомство – Министерство информации и коммуникаций РК – обещало разъяснить, как система регистрации должна работать. Но пока этого не сделало.

Сейчас медиасообщество республики пытается разобраться самостоятельно с тем, как внедрять новые функции. Поэтому никто не скажет точно, когда идентификация заработает хотя бы на одном казахстанском сайте. И тут сложности даже не технические.

Ольга Каплина, медиатренер представительства Internews в Казахстане:

«Я буквально сегодня встречалась с коллегами, которые занимаются юридическим обеспечением сайтов Krisha.kz, Kolesa.kz и Market.kz – вы понимаете, что там огромадное количество объявлений – и это большие затраты для медиа. Сайт Lada.kz тоже попытался протестировать систему идентификации через СМС. Но пока и у них, и у Krisha.kz, Kolesa.kz, и то, что мы попробовали на других сайтах, – это дорого. А платить за СМС будут медиа. И мы сейчас пытаемся понять, каким образом мы можем эту сумму снизить – работать через операторов, работать через СМС-шлюзы...»

Во сколько обойдётся одно сообщение для регистрации, пока неизвестно. В среднем СМС в Казахстане стоит 6 тенге. Даже если предположить, что для идентификации на сайтах операторы сделают скидку в 50%, то и 3 тенге за штуку – это дорого. Можно представить, какие суммы будут платить те же «Колёса», если учесть, сколько объявлений там размещается в сутки. Для многих СМИ, особенно маленьких, – это разорение.

Ольга Каплина

«Ещё юристов настораживает норма, которая звучит, как «одноразовый пароль». Есть несколько трактовок. Мы думали, что пользователи один раз зарегистрируются на сайте, а потом смогут оставлять свои объявления или комментировать.

Но вот эта фраза «одноразовый пароль» подразумевает, что один комментарий –это один пароль, то есть одна СМС.

Вы понимаете, что для нас это существенно. Всё, что касается технических решений, – мы (представительство Internews в Казахстане.– Прим. «Степи») над этим работаем. Но вот остался вопрос денег, мы будем его решать. Если поймём, что для нас это смерть – будем настаивать на поправках».

Что ещё должны знать сами авторы объявлений и комментаторы?

Норма по идентификации полностью исключает анонимность высказываний. В пункте 5-1, конечно, говорится, что «размещение информации пользователем осуществляется под своим именем или псевдонимом». Но нужно понимать, что собственники казахстанских сайтов будут иметь ИИН (в случае регистрации через egov.kz) или мобильный номер каждого посетителя. И при запросе будут обязаны предоставить эти данные компетентным органам.

К тому же собственники ресурсов обязаны «хранить информацию, используемую при заключении соглашения, весь период действия, а также в течение трех месяцев после расторжения соглашения». То есть данные комментаторов будут складироваться – и это тоже информация к размышлению для них самих, и головная боль для владельцев сайтов.

Но! Всё вышесказанное не относится к комментариям и публикациям в социальных сетях и на других сайтах, которые не находятся в зоне «.kz». Специалисты прогнозируют, что многие СМИ уведут дискуссии вокруг материалов в свои соцаккаунты.

Но это не всё, что вызывает головные боли у журналистского сообщества.

В закон «О СМИ» введено определение такому понятию, как пропаганда. В пункте 4 статьи 2 появилось такое примечание:

«Для целей настоящего Закона под пропагандой в средствах массовой информации понимается распространение взглядов, фактов, аргументов и иной информации, в том числе намеренно искаженной, для формирования положительного общественного мнения о запрещенной законодательством Республики Казахстан информации и (или) побуждения к совершению противоправного действия или бездействию неограниченного круга лиц».

– Это очень проблемная статья, – отмечает медиаюрист Ольга Диденко, которая также состояла в группе по разработке законопроекта.

По её словам, проблема заключается в том, что пропаганда экстремизма, терроризма, наркотических средств, психотропных веществ в принципе запрещена законом о СМИ и является уголовно наказуемым деянием. Но при этом само определение в Уголовном Кодексе РК отсутствует. И в рамках расследования уголовных дел вопрос, является ли та или иная информация пропагандой, решался судебными экспертами. И практически всегда – положительно.

Ольга Диденко, медиаюрист:

«Конечно, хотелось бы, чтобы понятие «пропаганда» было в действующем законодательстве, но, на наш взгляд, оно должно было быть для начала внесено в УК РК. К сожалению, нам не удалось убедить министерство, другие госорганы, и депутатов, что та формулировка понятия «пропаганда», которая включена в закон о СМИ, является проблемной для журналистов».

С таким расплывчатым определением под пропаганду можно подвести всё, что угодно. Непонятно, кто будет определять, является сформированное общественное мнение положительным, нейтральным или отрицательным. Сам термин «побуждение совершению противоправного деяния» тоже не определён.

Ольга Диденко

«Мы пытаемся определить нечто через перечень неопределённых понятий. Крайне опасна эта норма. Об этом говорили и международные эксперты. Поэтому нам крайне важно знать, как она будет применяться на практике», –говорит медиаюрист.

Другое невнятное нововведение – обязанность журналиста получать согласие лиц на распространение правовых тайн (пункты 1-2 и 3-1 статьи 21). Разглашать охраняемые секреты людей и раньше было запрещено – другими законами. Но теперь это определено особо. При этом не оговаривается, какие именно тайны имеются в виду; как и в какой форме получать согласие – письменно, устно, в форме электронного документа; как его хранить, как подтверждать подлинность.

Впрочем, имеются исключения. Согласия на обнародование тайны не требуется, если:

  • сведения указаны в официальных сообщениях;
  • распространены самим физическим и (или) юридическим лицом либо их представителями в источниках, доступ к которым не ограничен.

Впрочем, есть и хорошие новости для СМИ.

Теперь какая-нибудь нефотогеничная персона не сможет подать в суд на журналистов. Раньше никто не имел права использовать изображение лица без его согласия, кроме случаев, когда позировало за плату.

Теперь СМИ не нужно получать добро на размещение фото человека, если:

  • он присутствовал на публичных мероприятиях;
  • если изображение связано с его служебной и (или) публичной деятельностью, а также опубликовано в источниках, доступ к которым не ограничен;
  • если фото используется в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения.

Но появились ограничения на публикацию данных детей. Пункт 3-4 статьи 14 запрещает распространять сведения и фото:

  1. ребёнка, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия);
  2. несовершеннолетних, подозреваемых и (или) обвиняемых в совершении административных и (или) уголовных правонарушений без их согласия, если им 14, или без согласия их законных представителей, если они младше.

Надо знать, что за нарушение этого требования установлена адмответственность –штраф от 5 МРП.

Но тут тоже туманность: в законе не прописано, как получать согласие на публикацию от детей и их родителей – письменно, устно, электронным письмом? Опять же – как хранить это разрешение и как подтвердить его подлинность?

Стоить повторить: речь о запрете на публикацию данных только тех детей, кто стал жертвами преступников или сам совершил преступление. Но если оно тяжкое, и есть приговор суда, то рассказывать об этом можно без согласия ребёнка или его родителей.

Из этого правила есть и другие исключения, которые можно найти в пункте 2-2 статьи 25 закон «О СМИ».

Об исках против журналистов речь уже заходила. Если подробнее, то судиться со СМИ теперь будет сложнее.

Например, потому, что расширен список случаев, когда СМИ, главред или журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности(статья 26).

Итак, претензий не может быть, если они:

  1. содержались в официальных сообщениях;
  2. содержатся в ответе на запрос СМИ;
  3. получены от рекламодателей и рекламопроизводителей;
  4. являются дословным воспроизведением официальных выступлений депутатов представительных органов, должностных или уполномоченных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, физических (новшество. – Прим. «Степи») и юридических лиц;
  5. содержались в авторских выступлениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с настоящим Законом;
  6. содержались в сообщениях, материалах или их фрагментах, распространенных другим СМИ, поставленным на учёт в уполномоченном органе, при условии указания ссылки;
  7. содержались в обязательных сообщениях, установленных в соответствии со статьей 18-2 настоящего Закона (это тоже новшество, к таким относится информация от госорганов о ЧП, начале войны, о терактах, решения суда и т.д. – Прим. «Степи»)».

Ну, и наконец. Недовольные материалами о себе нередко сразу требовали опровержения или начинали тяжбы. Теперь закон чётко разграничивает основания, когда лицо может требовать опровержения, когда достаточно простого ответа издания, а когда можно и отказать в такой публикации (статья 19).

Это ещё не все поправки, которым подверглось законодательство, регулирующее деятельность СМИ. Интересующиеся могут узнать больше из материалов, опубликованных по итогам вэбинара на сайте Newreporter.org.

Многие специалисты предрекают, что работать казахстанским журналистам станет тяжелее, а ситуация со свободой слова ухудшится. А медиюристы собираются отслеживать исполнение законов. Поэтому просят широко информировать о том, как новые медиаправила соблюдаются на практике, кто предъявляет претензии СМИ; и просит их самих предъявлять претензии чиновникам, если они эти правила нарушают.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe