×
×
Выделенный текст:
×

Как пятничная тусовка может что-то менять и создавать социальные трансформации: Команда вечеринок ZVUK

Танцпол -это место социальных изменений. Почему искусство должно оплачиваться и цениться? Как стать диджеем в Алматы, если у тебя нет денег? Обо всем этом мы поговорили с диджеем Назирой Касеновой и её командой из промо-группы ZVUK.

Немного о команде

Дамир: Я фотограф и зарабатываю этим на жизнь. Еще я начинающий художник - пишу музыку и не только. В команде ZVUK помогаю Назире не падать духом.

Назира: Дамир делает очень много хозяйственных и организационных вещей. Он помогает решать технические проблемы и хорошо шарит в проводке и электричестве. (смеется)

Мария: Вообще, я работаю графическим дизайнером в рекламном агентстве и параллельно являюсь глитч-арт художником. когда-то у меня была своя выставка. В команде ZVUK полностью отвечаю за всю визуальную составляющую. Это крупные инсталляции, постерами и оформление социальных сетей.

Алишер: Я новое лицо в команде. Вообще я маркетолог-аналитик. Здесь настраиваю промоушн и слежу за социальными сетями.

Гера: Я писатель и бренд-менеджер. Кароче, свободный художник и офисный планктон одновременно. В команде отвечаю полностью за бар и за некоторые технические вещи.

Назира: В команде кто-то выполняет определенную функциональную нагрузку, но когда что-то надо починить, срочно приехать и уладить, то мы делаем это все вместе. ZVUK хорошо развивается, а раньше это было более хаотично и непонятно. Я основатель проекта и занимаюсь всем подряд.

Дамир, Гера, Назира, Мария и Алишер (слева-направо)

13 вечеринок ZVUK: динамика развития


Назира: Прошлым летом ZVUK был просто идеей в голове, которая постоянно отваливалась, а сейчас мы знаем, что делаем. За этот год мы смогли привезти разных музыкантов, и апофеозом нашего развития было проведение фестиваля Unsound в мае. Это одно из самых громких событий в области экспериментальной и электронной музыки в Казахстане. Команда растет, больше прикипает друг к другу, и у нас большие планы на будущее.

После этого к нам поступило предложение сделать фестиваль вместе, но, к сожалению, это не увенчалось успехом. Кстати, человеческий фидбэк был очень сильный. Люди на фестивале были открыты к чему-то новому, они услышали новое направление в музыке, под которую нельзя танцевать. Они услышали то, что их удивило и это было позитивная реакция. Unsound подхлестнул интерес наших людей к подобной музыке. Кстати, 2 декабря мы будем выступать на четвертом фестивале Nomad Wibes.

Гера: Это было видно еще по числу новых лиц. Не из привычной тусовки, а свежие. Абсолютно обычные люди, которые не увлекаются подобной музыкой но прониклись и пришли к нам. После фестиваля нашу вечеринку посетили в два раза больше людей.

Назира: В Алматы очень развито тусовочное движение, но оно обычно зациклено на определенном круге лиц. Это касается не только музыки. Именно после Unsound пришли новые люди, потому что фестиваль посетили 1300 человек. 

- Может некоторых на бессознательном уровне пугает закрытость вечеринки? Люди думают, что туда сложно попасть?

Назира: Нет, на самом деле, это стигма в голове. Наоборот мы пытаемся достичь открытости. Посмотри на нас самих: может нас не впустили бы в какой-нибудь клуб. Для нас важно, что у человека внутри.

Нам не нужно, чтобы человек приходил к нам весь модный и дерзкий. Мы можем запустить чувака в драных джинсах, в грязной одежде и пусть кажется, что у него нет денег на вход.

Гера: В Алматы культивируются закрытые вечеринки. Мы хотим идти в обратную сторону. Когда я впервые пришла в команду, мне было радостно слышать, что Назира хочет делать вечеринки для всех. Это не про культивирование закрытой тусовки, что ты знаешь определенных людей, слушаешь определенную музыку и носишь одежду определенного бренда.

- Какие-то есть точки соприкосновения или различий с вечеринками «Взлетной»?

Назира: Не хочется отвечать на этот вопрос, потому что мы абсолютно разные. В Казахстане движение вечеринок не развито, и поэтому все нас сравнивают, а в Берлине никому бы в голову не пришло так делать. Мы культивируем разные вещи и играем разную музыку.

Алишер: Это как сравнивать «Buro» и «Степь». Это разные форматы и стили написания, но это же модная тусовка и про молодежь. Дальнему человеку будет казаться, что это похоже, но человеку приближенному будет ясно, что это разное.

- Слышала, что ты стала резидентом вечеринок. Расскажи что это значит?

Назира: За границей есть куча вечеринок, а у нас их по пальцам пересчитать. Летом ездила играть в Польшу на фестиваль, а потом в Берлин. В Берлине понравилась моя игра, и они предложили мне стать резидентом. Предложил коллектив, который продвигает равенство в электронной музыке. Электронная музыка, как и любая другая сфера, разделена по половому, социальному и рассовому признаку. В ней больше мужчин и белых, поэтому они промоутят людей из разного этноса, женщин, и сообщество ЛГБТ. Они создают мосты между коммьюнити.

Резидент играет на разных вечеринках промоутерской группы, к которой он принадлежит и в эту пятницу я была в Берлине и играла там. Буду там еще в декабре. То, что я стала резидентом вечеринки в Берлине, да еще и в одном из любимых клубов в мире - это огромный шаг. В Казахстане диджеинг и электронная музыка не воспринимается так, как за границей. Мне оплачивают билет, проживание, выступление и им не жалко на это денег. У нас в Казахстане воспринимают диджеинг, как тыц-тыц в клубе.

Алишер: У нас не понимают, что тот же самый диджеинг - это искусство. Назира - один из примеров подъема искусства не только в Казахстане, но и в мировом масштабе. За искусство должны платить и ценить его.

Танцпол, как место социальных изменений

«Клубные детки» были командой молодых клабберов под руководством Майкла Элига и Джеймса Сент-Джеймса в конце 1980-х — начале 1990-х годов.

Гера: Когда мы говорим, что мы пропагандируем изменения в обществе и хотим что-то менять, у многих появляется вопрос: «Как пятничная тусовка может что-то менять?». На самом деле, на это нужно смотреть гораздо глубже. Я всегда вспоминаю пример нью-йоркских Club Kids - продолжение тусовки Энди Уорхола. Они считались отбросами общества: это были черные, представители ЛГБТ, транссексуалы и женщины. Их не пускали в клубы и они решили создать общество для себя и начали создавать вечеринки. По итогам получилось, что все остальные хотели попасть в их тусовку, потому что они управляли всей богемой того времени. Я не говорю, что мы хотим стать такими, но мы хотим внести подобное принятие в общество.

Назира: Возможно, у нас есть какие-то утопические идеи, но на ZVUK хочется видеть равенство. Даже на тех вечеринках, которые считаются андеграундными или альтернативными, часто встречают по одежке и по шелухе. А мы хотим, чтобы этого не было. Нам важнее всего, чтобы человек свободно выражался и был собой.

Гера: Само оформление наших вечеринок - это DIY, у нас нет кожаной мебели, дубовых столов, блеска и золота. Мы стремимся к непричесанности.

Идея ZVUK в том, что главное - это звук. Внимание должно сосредотачиваться на звуке.

Люди приходят к нам, и у них ломаются шаблоны. Это может вдохновить их на изменения в жизни. Два года назад я не переваривала техно, но я в это втянулась, и у меня поменялось мировоззрение. Когда люди проводят время с разными людьми с различным бэкграундом - это самый большой пример того, что танцпол может менять общество. Своего рода мирный протест. Такое движение всегда зарождается на волне экономических и социальных изменений в стране.

Назира: В каждой стране есть своя специфика социальных проблем. У нас сильное расслоение общества, а в Германии это проблема с мигрантами. Одна из вечеринок в Берлине заявила, что они принимают и ждут мигрантов. Также они промоутят женщин. Свои действия в клубе можно перенести на будничные дни.

Я вижу это с каждым годом, что люди меняются. Мы первое поколение, которое родилось вне Советского Союза, а следующее поколение даже не столкнется с ним никогда.

- Кто продюсирует проект ZVUK?

Назира: У нас нет спонсоров, это независимый проект. Сейчас ZVUK даже вышел на точку безубыточности. Мы покрываем сами себя, но никаких денег он нам не приносит. Иногда нам приходится скидываться, например, за аренду. У нас строилась новая локация и было много сил потрачено на это.

- Как новое пространство влияет на музыку?

Назира: Очень не хочется заезжать в вылизанные пространства, потому что они расходятся с нашей идеологией. Для нас круто, когда помещение - это коробка.

Гера: Не пространство, а сам ZVUK важен. Мы можем быть в разных местах, но суть не поменяется. Не пространство влияет на нас, а мы на пространство.

- Как в Казахстане стать диджеем, куда идти?

Назира: На самом деле, я открыта к этому. Мне часто пишут и спрашивают, как это начать и где это сделать. Я готова помочь на начальных этапах. К сожалению, диджеинг в Казахстан часто прерогатива тех, кто может себе это позволить. Ведь где-то надо учиться и на чем-то. У многих просто нет знакомых, к кому они могут обратиться. Не каждый может позволить себе купить аппаратуру или пойти на курсы, которые появились в городе за 40-50 тысяч за месяц. Надо понять, что диджеинг - это не тогда, когда ты крутой и за тобой бегают фанаты, это реальные способности и реальный труд. Я буду рада, если больше людей это поймут и заинтересуются этим.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe