×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Как инженер из Алматы стал преподавателем английского во Вьетнаме

«Степь» поговорила с Алтынбеком Тлеуовым и узнала, что такое AIESEC, как получить стажировку за рубежом и чем вьетнамские школы отличаются от наших.

Два года назад после окончания университета я задумался о том, чем хочу заняться. Работать по специальности (инженер) не хотел. Поэтому начал рассматривать все варианты и выбрал преподавательство, так как, будучи студентом, я преподавал английский в языковом центре и паралельно работал в AIESEC. 

С помощью этой организации я поехал в качестве волонтера в Турцию. Преподавал английский в течение 9 месяцев в частной школе и образовательных центрах в городах Эскишехир и Кютахья. Волонтерство помогло понять, что мне нравится преподавать и работать с детьми. 

AIESEC  - это неполитическая, независимая, некоммерческая организация, полностью управляемая студентами и недавними выпускниками, которые интересуются мировыми проблемами, лидерством и управлением. 

Решил подать заявку на стажировку через AIESEC, так как знал всю кухню изнутри. Процесс отбора для стажировки очень легкий. Подаете заявку, сдаете тест на знание английского, проходите собеседование. По результатам отбора подбирается стажировка. Все расходы покрывает участник стажировки. Чтобы преподавать английский диплом педагога необязателен.

 

Главное – знание английского на высоком уровне. В школе не мог похвастаться высоким уровнем языка, так как английский преподавали слабо, а языковые курсы я не посещал. С появлением интернета стал учить язык самостоятельно: через программу «couchsurfing» приглашал гостей иностранцев к себе домой, общался с ними по скайпу, работал над проектами в AIESEС. Сейчас уровень моего английского – fluent.

Работу мне нашли во Вьетнаме. Уже через неделю ко мне пришло приглашение, поэтому тщательно обдумывать свое решение у меня не было времени. В октябре 2016-года я попращался с холодным  Казахстаном и отправился покорять Вьетнам, о котором на тот момент ничего не знал.

Я специально не узнавал ничего о Вьетнаме — знал, что у дороги есть свои планы, и был прав. По прибытию получил свою долгожданную визу и направился искать представителя международной молодежной организации AIESEC.

К моему удивлению, меня встретила девушка в  домашних сланцах и низкого роста по имени Ньок, которой было 21 год, но она выглядела максимум на 16. Ох уже эти Вьетнамцы. С документами и поиском жилья помогала принимающая сторона AIESEC. 

В общем итоге я преподавал в семи школах. Во Вьетнамских школах действует своя система: в течение недели английский преподают местные учителя и только один раз - носитель языка. По контракту я должен был работать в городе Бакнинь, но меня отправили в маленькое село в часе езды от самого города.

Заверили, что скоро перееду в сам город и буду работать там, а пока меня разместили в маленький мотель. Спустя какое-то время я все-таки переехал в город Бакнинь, который находился в 40км от Ханоя, но продолжал преподавать  в тех школах, пока мне не нашли новые поблизости.

Расписание было сумасшедшим: просыпался в 4:30 утра, проводил два часа в пути, по приезду в школу уже чувствовал себя уставшим. В некоторые поселки добираться было тяжело: сначала доезжал на автобусе до населенного пункта, оттуда меня забирали местные учителя на своих мотоциклах. 

Урок длится в каждой школе по-разному. Руководство школы само регулирует длительность урока: 30 минут, 40 минут, 45 минут. Утренняя сессия начинается в 7 утра. С 11 до 2-х — перерыв. В это время некоторые ученики едут домой, некоторые остаются в школе.

Дети обедают в столовой (обед стоит примерно 2 доллара на ученика), после чего обязательно спят. У каждого ученика есть небольшая подушка и одеяло. Парты соединяются, покрываются ковриком и  «трансформируются» в кровати.

Все это, конечно, под контролем учителя. Из-за своего любопытства я тоже спал с детьми иногда. В учительских комнатах есть кровати, где преподаватели могут вздремнуть во время перерыва.

В начальной школе запрещены мобильные телефоны. Помимо физкультуры, на 10-15 минутных переменах почти все учащиеся выходят на улицу: играют в бадминтон, прыгают через скакалки, устраивают соревнования с учителями. Я тоже выходил с ними играть, хотя жутко уставал после уроков. Я считаю, это правильно. У нас ведь все к смартфонам привыкли. 

Дети очень дружные. Поддерживают, помогают друг-другу. Если кто-то выходит к доске и отвечает правильно, могут прибежать и обнять товарища. Когда я показывал фотографии алматинских гор или снеговиков, дети приходили в восторг и просили их забрать в Казахстан, так как во Вьетнаме снега не бывает.  

Во Вьетнаме школы делятся на начальную, среднюю и старшую. Соответственно, разные здания, разные преподаватели, управляющие. Поэтому они хорошо сфокусированы на образовании и воспитании. Мне это кажется правильным.

Одному директору контролировать учащихся с 1-го по 11 классы очень сложно, поэтому мы не можем похвастаться качественным школьным образованием. 

Уровень английского языка детей зависит от школы. В городе у учеников хороший английский, с ними я мог поговорить о погоде, увлечениях, жизни. В сёлах с английским сложновато. Я составлял собственный  учебный план на год, так как детям не нравились темы предоставленного плана.

В младших классах дети ведь хотят соревноваться, играть, петь, бегать. Поэтому я вел свои уроки в виде конкурсов, разбавлял играми. Такие уроки приходились по душе детям, они всегда приходили на урок, как на праздник - до звонка уже были в кабинете.

Еще я заметил, что во Вьетнаме очень уважают учителей. Если ученик увидет идущего напротив учителя, он обязательно остновится и будет стоять смирно, пока тот не пройдет.

Зарплата вьетнамских учителей, как и у казахстанских, не такая высокая. Ежемесячный оклад составляет 200-300 долларов, это меньше средней зарплаты. Я зарабатывал 900 долларов в месяц, так как был стажером от компании. Квалифицированные преподаватели зарабатывают больше.

Во Вьетнаме большое внимание уделяется английскому языку. Поэтому есть компании, которые занимаются поисками преподавателей-иностранцев. За это ученики платят деньги, около 3-4 долларов в месяц для того, чтобы один раз в неделю им преподавал носитель языка. Часть денег – оклад преподавателя, часть – заработок компании, которая нашла учителя.

У меня был настоящий культурный шок, когда узнал, что учителя выпивают в школе. Пьют пиво или рисовую водку. Это, конечно, не разрешено, но никаких штрафов или наказаний за распитие алкоголя нет.

Родители учеников об этом знают, но относятся к этому нормально. Однажды, когда я обедал с местными учителями, завуч привел ученика, налил ему пива, а тот выпил. Родители тоже разрешают детям выпивать дома. Сказать что я был в шоке – ничего не сказать. Они говорят, что так ребенок быстрее научится не злоупотреблять алкоголем.

Я жил во Вьетнаме почти год. За это время дети ко мне привыкли и полюбили. На переменах всегда подходили, задавали вопрос. Это то, что отличает их от наших учеников. Они не упускают возможности поговорить с иностранцем, узнать что-то новое, попрактиковать свой английский. Хотелось бы, чтобы и наши дети были так же открыты к новым знаниям. 

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe