×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

«Не только для геев»: Как прошел гей-парад в самой консервативной стране Европы

Июнь — месяц гордости ЛГБТиК: лесбиянок, геев, бисексуальных, трансгендерных и квир людей. Гей-прайды или парады проходят повсеместно практически во всех развитых странах, этим никого уже не удивишь. Однако Ирландия - особый случай. Наш автор Асем Жапишева рассуждает об изменениях, произошедших в стране.

В 2018 году на прайд вышли не только геи, но и люди с самыми разными повестками. Несмотря на разные причины, цель у них была одна — отпраздновать победу, обретение прав и напомнить обществу, что люди могут быть самыми разными, но каждый из них может и должен быть услышан.

В этом году в прайде впервые приняла участие ирландская армия. Источник: Independent.ie

Военные исполняют YMCA. Запись министра обороны Ирландии Марка Мелетта.

За последние три года в Ирландии произошло больше изменений, чем за все время со времен разделения страны на британскую и ирландскую, протестантскую и католическую части. Известная ранними браками, многодетными семьями (самая высокая рождаемость в Европе) и крепкими католическими традициями эта страна одна из самых неоднозначных кандидатов на лидерство в вопросах либерализации отношений к браку и полу. Большинство ирландцев выросло в условиях неоспоримого авторитета церкви и ее вмешательства во все сферы жизни. Однако с недавней поры начались масштабные изменения.

Первый прайд в Дублине прошел в 1983 году, за десять лет до декриминализации. В нем приняло участие 200 человек.

Начнем с самых последних событий. Буквально в прошлом месяце в стране прошел референдум и население Ирландии высказалось за отмену конституционного запрета на аборты, действовавшего с 1861 года. Конституция запрещала прерывание беременности даже при угрозе жизни матери, изнасиловании или инцесте. Правительство отказывалось менять законодательство, объясняя это верховенством семейных ценностей.

При этом до 1996 года по всей стране работали так называемые прачечные Магдалены, организованные церковью. В эти прачечные, которые являлись, по сути, бессрочными тюрьмами, насильно ссылали «падших женщин», включая жертв изнасилований. Беременные женщины и дети бесплатно работали, стирая белье и «очищаясь» от грехов, а новорожденных отбирали у матерей и отдавали (согласно некоторым источникам — продавали) на усыновление. После закрытия последних прачечных в подвалах обществ были обнаружены останки 155 женских тел и тысяч младенцев. В 2013 году государство принесло официальные извинения жертвам прачечных Магдалены и основало фонд в 50 миллионов евро для поддержки выживших жертв. Католическая церковь вносить вклад в фонд отказалась.

Она же (церковь) выступила основным противником отмены восьмой статьи Конституции. Однако за прошедшие годы католики в стране потеряли большую часть своих сторонников. По собственной вине: ирландцы не забыли серию сексуальных скандалов 90-х годов с участием священнослужителей. В день референдума 64.13% граждан проголосовали «за» и добились отмены запрета на аборты.

Премьер-министр Лео Вардакар (первый гей-премьер, кстати, но о нем чуть попозже) назвал референдум и его итоги результатом «тихой революции, происходившей в Ирландии в последние годы». По поводу революции это да, но насчет тихой можно поспорить.

 

Противники абортов маршируют по Дублину, 25 мая 2018 года

 

Одним из главных спонсоров движения против абортов выступила католическая церковь

 

Один из символов движения за аборты - Савита Халанаппавар. 31-летняя девушка умерла от заражения крови и септического шока после выкидыша на 17 недели беременности. Врачи и сама Савита (тоже доктор) знали, что выкидыш неизбежен, но отказались прерывать беременность, несмотря на то, что девушка умоляла провести аборт, опасаясь за свою жизнь.

 

«Эмоциональные празднования в Дублине после ошеломительной победы кампании по отмене запрета на аборты в Ирландии. Женщины поют свою версию песни «Don't Stop Believing», предлагая не переставать отменять».

Мне, кстати, удалось немного поучаствовать в движении «за» во время прошлой поездки в Ирландию в апреле. Я помогала развешивать плакаты в Галуэе и, надо отметить, узнала намного больше про самый музыкальный город в стране, чем если бы провела день как обычный турист.

Гей-консерватор

Но вернемся к правам ЛГБТиК и большой ирландской революции. Долгое время Ирландия считалась одной из самых негативно настроенных к гей-коммюнити европейских стран — до 1993 года гомосексуальность была вне закона. Но в 2015 году эта же страна стала первой в мире, где однополые браки были узаконены национальным референдумом. А уже через два года премьер-министром страны и вовсе стал открытый гей.

Источник: Independent.ie

Лео Вардакар для новейшей истории страны фигура значительная. 38-летний политик с индийскими корнями знаменит не только своей ориентацией и тем, что он самый молодой премьер в истории страны. Под руководством Вардакара Ирландия проводит самые массивные реформы и решает застарелые проблемы. Например, в прошлом году ирландские «путешественники» (travellers) — кочевая этническая группа, наконец, получили этнический статус и были официально признаны ирландским правительством.

«Не только геи» - группа ирландских тревеллеров марширует на дублинском прайде. Источник: DublinPride.ie

В этом году на марш гордости вышло рекордное количество человек — более 60,000 и еще больше обычных граждан, поддержавших прайд. Парад проходил под слоганами «Не только для геев» и «Мы семья» — этнические меньшинства, женщины, которым, наконец, дали право распоряжаться своим телом, жертвы насилия, люди с ограниченными возможностями — я видела сотни людей, каждый из которых нес свой плакат и для каждого из которых прайд был возможностью напомнить о том, что они существуют.

«Мы остановимся только тогда, когда не станется за что бороться». Источник: Musthaveinput

Как так получилось, что за столь короткое время ирландцы так решительно пошли против традиций в стольких чувствительных вопросах сразу? На самом деле это удивительно лишь на первый взгляд. Кроме вышеупомянутого скандала с католическими священниками-педофилами, за последние 30 лет в Ирландии происходили многочисленные и глубинные изменения. В начале девяностых аграрная и по большей части провинциальная страна взяла курс на демократизацию и индустриализацию. Начав свой путь как одна из самых бедных стран Евросоюза, сегодня Ирландия стала одной из самых богатых и динамично развивающихся как в экономическом, так и в социальном плане.

Благодаря многочисленным налоговым послаблениям в стране начали открываться офисы корпораций, включая Google, Facebook и Amazon, а доля иностранцев, живущих и работающих в Ирландии, выросла за это время с 2% до 13% от всего населения, причем как они, так и многие местные жители работают на международные компании в интернациональных коллективах и много путешествуют.

 Сотрудники Microsoft на дублинском прайде. Источник: DublinPride

Ирландия стала космополитной страной и гостеприимным домом для людей самых разных национальностей и культур. Вследствие высокой рождаемости население Ирландии необычно молодо: медианный возраст жителей составляет около 35 лет. Уже эти факторы не позволяют ожидать от нынешнего ирландского населения существенного консерватизма.

Источник: DublinPride

Для каждого человека прайд имеет свой смысл. Для меня лично, он стал еще одним напоминанием о том, что это не парад и не история о кожаных фуражках и разноцветных боа. Он о достоинстве. О том, что каждый человек имеет право на уважение – независимо от сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Ну и отличный день для веселья, конечно же. Любовь есть любовь, она всегда побеждает.

P.S. Если вы хотите узнать больше о защите прав ЛГБТиК в Казахстане и поддержать движение, то лучшее место для этого сообщество Kok.Team.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe