Не всегда же делиться успехами, иногда нужно обращаться к факапам. 

Формирование концепции 

В 2008 году в США провели исследование среди учащихся High School. Выяснилось, что 83 процента опрошенных не знали, кто такой Билл Клинтон, хотя он являлся президентом страны буквально за десять лет до этого. Проведи такой опрос в казахстанских школах, уверен, наши школьники без затруднений ответят, кто руководил страной десять, а то и двадцать лет назад. Но речь сейчас не об этом. В ходе того исследования установили, что каждое поколение разделено от предыдущего невидимой границей или т.н. Glass barrier. У каждого поколения свои кумиры, музыканты, модели поведения, своя мода, ценности и система координат. Даже будучи современниками, люди зачастую являются чужими друг другу. Об этом два года назад мне поведал Саясат Нурбек.  

В те дни я как раз много думал о том, почему среди нас принято признавать современника только после смерти и почему при создании моделей для настоящего неприлично часто апеллируют к образам и героям прошлого, которые хоть и наши, но давно уже чужие. В ранних своих интервью я уже говорил о том, что возвеличивание былых времен не работает в наше время и даже создает определенные трудности (См. «Культура нечтения»), поэтому не буду повторяться.  

А потом у меня была поездка в Кардифф. В дорогу я взял компактную книжку – «Наедине с собой» Марка Аврелия. В ней я открыл для себя гениальную мысль римского философа на троне: «Если ты хочешь доставить себе радость, то подумай о добродетелях людей, с которыми ты живешь. Один отличается деловитостью, другой скромностью, третий щедростью, иной еще чем-нибудь. Ничто не доставляет такой радости, как вид добродетелей, проявляющихся в нравах живущих с нами людей и встречающихся в более или менее тесном единении. Поэтому всегда имей образ добродетелей перед глазами».

Зачастую эго, дефицит внимания в детстве и прочие причины не позволяют нам признать заслуги человека, который живет под боком, и, возможно, именно поэтому легче всего тяготеть к героям прошлого. 

И так как я стал заниматься издательским делом, возникла идея как минимум рассказать о живущих со мной людях, их добродетелях, кейсах, ошибках, как максимум – сместить внимание современников с прошлого к самим себе. И речь тут необязательно о тех, за плечами которых вся прожитая жизнь. Я более или менее научился различать добродетель и изюминку в историях тех, кто, по сути, только начал свою рабочую биографию и даже толком не успел шишки набить. У меня всегда вызывало непонимание черта людей безосновательно восторгаться старшими, хотя, такое бывает, человек – полный негодяй и единственная его заслуга – разница в возрасте. В то же время не видеть старания и мотивы молодых с неоцененными добродетелями, пока они еще не успели испортиться в условиях нашей системы. Но не все было так просто, как казалось на первый взгляд. 

Первая трудность 

Я давно был знаком с таким молодым человеком. Внутри себя уже решил, что первая книга в рамках задуманной концепции должна быть о нем. Прежде чем поведать ему свой замысел, нужно было найти и подготовить автора, который расскажет миру о его истории. Не могу же все книги издавать под своим авторством.  

В прошлом году одна моя знакомая, пишущий филолог, которыми в сущности, наш рынок труда перенасыщен, помогала мне с редактированием текстов. Молодая девушка, которая совсем недавно начала свой трудовой путь. В январе этого года вышел к ней с предложением, суть которого была в том, что я вырабатываю в ней марафонскую дыхалку, которой хватит на целую книгу, учу подаче материала и издаю книгу под ее авторством, превращая ее в литературную звезду за несколько месяцев. Принципиальный момент: я не плачу ей денег, но взамен учу мастерству и издаю ее книгу полностью за свой счет. Для меня это был эксперимент и я хотел максимально на нем сэкономить. Она сразу ухватилась за возможность и мы начали работать. Перелопатили великое множество литературы, которая могла пригодиться нам в ходе написания работы, составили структуру будущей книги, подготовили вопросы и т.д., словом, провели большую подготовительную работу. Но не с первого раза удалось убедить потенциального героя, с историей которого был знаком. Они с будущим автором были ровесники, оба младше меня на несколько лет. 

Мое предложение и внимание к его персоне были приятны ему. Полагаю, никто не остался бы равнодушным на его месте. Он проявил скромность (что меня порадовало), сослался на свою молодость, но обещал подумать. Думал он больше месяца, но в итоге согласился. Итак, в апреле, на четвертом месяце подготовительной работы мы назначили день первой встречи. Я был на подъеме и у меня не было дурного предчувствия. 

За день до встречи я получаю от будущего автора сообщение на ватсап. Она пишет, что ей жутко неудобно, но недавно встретилась с парнем, они решили сыграть свадьбу, ее избранник очень ревнивый, узнав о нашем проекте, настрого запретил иметь какие-либо отношения со мной. Это был гром среди ясного неба. Мои доводы о том, что за год работы с ней я ни разу не повел себя некорректно, что я вообще-то примерный семьянин, что мы совместно приступили к проекту задолго до того, как на горизонте замаячила фигура ревнивого молодого человека, не возымели никакого эффекта.

Ее аргументы были железными: она уже стара для своего возраста (!), дома родители постоянно пилят и торопят к замужеству и она зацепится за свой шанс. 

У меня было полдня на то, чтобы быстро подыскать ей замену и обучить тому, на что мы потратили почти четыре месяца. Первым делом я позвонил Ерболу Азанбеку, моему другу, который основал школу деловой журналистики. Рассказал о возникшей проблеме и попросил помощи. А вдруг кого-нибудь из его молодых подопечных заинтересует такая возможность. Был выходной день, он вместе с помощником обзванивал учащихся школы почти до полуночи, в итоге ни один из тридцати с лишним человек, кому была предложена возможность заявить о своем имени стране и изменить что-то в рутинной жизни, не ответил согласием. Главная причина – страх, неуверенность в себе и «мама запретила». В их годы я был более легким на подъем, голодным до нового опыта, гибким на решения и всегда брался за любые возможности. Бизнесмен Маргулан Сейсембай всегда напоминает, что «успех – это когда возможность встречается с подготовленностью». Сейчас многие хотят быть успешными, но какой в этом толк, если ты неподготовлен к неожиданно возникающим возможностям? Это был фэйл. Я позвонил будущему герою книги и с сожалением сообщил, что завтрашняя встреча отменяется, но я решу вопрос в течение ближайших двух недель. 

Вторая трудность 

Вопрос я решил очень быстро – на следующий день. Вспомнил об одной журналистке, которая брала у меня интервью несколько лет назад. Мне тогда понравилось и запомнилось то, как она подавала материал. Она подумала до конца дня и оказалась более смелой, чем ее тридцать молодых коллег. Я пошутил, что запрещено выходить замуж в процессе работы над нашим проектом. 

Потеряв всего лишь неделю, мы встретились с героем и начали работу над книгой. Мы записывали его историю, обрабатывали, наращивали скелет структуры мясом. Мы очень хорошо преуспели в подаче материала.  

С героем у меня договоренность такая: с него история, с нас работа над созданием книги, все издательские и типографские расходы, а также расходы по продвижению мы берем на себя. Он сначала поинтересовался возможностью поиметь с продаж, но я ответил, что не готов на это, так как все финансовые риски беру на себя, а рентабельность проекта не гарантирована. Ударили по рукам и начали работу. 

Через месяц работы, двух встреч с героем и нескольких бесед по телефону с уточняющими вопросами, было готово 70 процентов работы. Получалось просто шикарно, свежо и ново, чего ни разу еще не было в отечественной литературе. Но однажды мне позвонил будущий герой книги, сообщил, что его гложет чувство несправедливости, намекнул на то, что считает нас аферистами и поставил ультиматум: либо 30 процентов с продаж, либо он расторгает договор. Видимо, наше внимание к персоне убедило его в своей звездности. Да, человек он неплохой, да, история у него незаурядная, но как бы ни было, он не был селебрити республиканского значения.

К тому же к кому из вас, когда вам было чуть больше двадцати лет, приходили с предложением рассказать о вас в книге, прославить на всю страну и за это вы не потратите ни одного тиына?  

Я попросил его посмотреть на ситуацию с другой стороны, мол, к тебе пришли ребята, отдали несколько миллионов тенге и сказали: «Парень, вот тебе деньги, создай о себе книгу и выпусти». Мы делаем всю работу, пишем, издаем, продвигаем за свой счет, если повезет, окупим расходы (для этого еще нужно реализовать тысячи книг, что на нашем рынке не так просто сделать, если ты не являешься известным теле- и кинопродюсером), а скорей всего, даже этого не будет. Но зато о твоей истории узнают многие и, возможно, люди захотят помочь твоим проектам посредством краудфандинга. Я даже предложил ему разовую символическую выплату или разделить со мной все расходы, чтобы совместно претендовать на возможную прибыль. Иначе будет несправедливо уже по отношению ко мне.

Но он продолжал стоять на своем: мол, это его история, он тратит свое драгоценное время (за время работы он потратил не более 8 часов), будет вынужден читать рукопись и потеряет еще больше времени. Мне это наскучило слушать, я попрощался с ним и просто свернул проект. А жаль, отличная получилась бы книга. Мы действительно провели фантастическую работу. Я даже придумал работе название, обложку и фишки, но увы...  

Зато сэкономил свои же деньги и в скором времени, наверняка, расскажем о другом, более скромном и понятливом герое, нашем добродетельном современнике. 


Если вы хотите ознакомиться с книжной полкой Бахытжана Бухарбая, пройдите по ссылке.